Гольденберг Э. Еще несколько слов об общественно-необходимом труде

Журнал  «Под знаменем марксизма», 1923 №4–5, с. 229–230

Спор между сторонниками т. н. «технической» и «экономической» версий решается, конечно, не количеством цитат из Маркса, которые могут выставить в свою защиту та и другая точки зрения.

Вопрос заключается в том, какая из них согласуется с целым концепции Маркса, и какая ей противоречит?

Я утверждаю, что сторонники экономической версии, будучи последовательными, должны отказаться от учения Маркса о выравнивании средней нормы прибыли и ценах производства, а значит, и вообще от учения о ценности, так как последнее, не дополненное первым, находится в неразрешимом противоречии с бесспорным законом равной прибыли.

Как известно, в изображении Маркса механика выравнивания средней нормы прибыли такова: высокая норма прибыли в отраслях промышленности с низким органическим составом капитала вызывает приток туда капиталов, расширение производства, увеличение предложения товаров при неменяющемся спросе и понижение цены сравнительно с ценностью. Обратный процесс имеет место в отраслях промышленности с высоким органическим составом капитала. Этот процесс продолжается до тех пор, пока прибавочная ценность, произведенная всем рабочим классом, не перераспределяется между всеми капиталистами так, чтоб на равные капиталы была получена равная прибыль.

Таким образом, в отраслях производства с низким органическим составом капитала цены производства ниже ценности; разница между ценностью и ценами производства идет в общий котел, т. е. составляет материальное основание для выравнивания средней прибыли. Эта разница между ценностью и ценою производства, по Марксу, образуется здесь благодаря тому, что конкуренция капиталов увеличивает предложение при неизменившемся спросе. Всякое другое объяснение образования этой разницы — мистика.

Но с точки зрения «экономической» версии, эта разница in rerum natura не существует. Сторонник экономической версии, будучи последователен, должен, слегка лишь перефразировав Струве, сказать: никакой реальности, кроме цен производства, ни за, ни под оными — нет. Или иными словами: цена производства и ценность всегда совпадают.

Ведь в самом деле: благодаря росту предложения со стороны какой-нибудь отрасли промышленности низкого органического состава капитала, скажем кожевенной, цены производства оказываются ниже ценности. Ценность всей продукции — определяемая количеством затраченного труда — равна, предположим, 1.000, платежеспособный же спрос выражается в 800; значит, цена производства будет равна 800; остальные 200 произведенной и реально существующей ценности идут в общий котел на выравнивание прибыли в отраслях промышленности высокого органического состава капитала. Если эти 200 единиц ценности не существуют, то совершенно непонятно, каким образом выравнивается средняя прибыль. Ведь не святым же духом?

Но, с точки зрения «экономической» версии, ценность нашей кожи будет измеряться именно 800, ибо таков платежеспособный спрос. Труд, затраченный на остальные 200, ценности не создал, ибо на него не оказалось платежеспособного спроса! Труд создает ценность лишь в такой мере, в какой на его продукты существует платежеспособный спрос. Значит, ценность не может превышать цены производства. Значит, выравнивание прибыли не может обойтись без св. духа. Значит, …, но я думаю, что всякий марксист скорее откажется от «экономической версии», чем подпишется под всеми вытекающими отсюда «значит».