О задачнике по политической экономии

«Под знаменем марксизма», 1922, № 4

Р. Вайсберг

Идея состав­ле­ния задач­ни­ка дана на одном из семи­на­ри­ев на кур­сах при Соци­а­ли­сти­че­ской Ака­де­мии; она при­над­ле­жит т. Ряза­но­ву. Как мно­гое из заслу­жи­ва­ю­ще­го вни­ма­ния, мысль о задач­ни­ке бро­ше­на им «меж­ду про­чим», без даль­ней­ше­го раз­ви­тия.

Неко­то­рые това­ри­щи, посколь­ку мне уда­лось выяс­нить из част­ных бесед, мыс­лят себе задач­ник чуть ли не как пере­дел­ку Вере­ща­ги­на на марк­сист­ский лад. Не о таком задач­ни­ке долж­на идти речь; нуж­но дру­гое, а имен­но такое посо­бие, кото­рое при­учи­ло бы нас наблю­дать и объ­яс­нять неис­чер­па­е­мую мно­го­гран­ность дей­стви­тель­но­сти, на осно­вах про­стых, абстракт­ных, мате­ма­ти­че­ски-точ­ных марк­со­вых поня­тий.

Луч­шим марк­си­стом счи­та­ет­ся обык­но­вен­но тот, кто про­гло­тил поболь­ше книг Марк­са и о нем. Это поло­же­ние пред­став­ля­ет собою один из вред­ней­ших пред­рас­суд­ков. Необ­хо­ди­мо, конеч­но, учить и изу­чать марк­сист­скую лите­ра­ту­ру, но не в фор­ме сплош­но­го кни­го­гло­та­ния и цита­то­зуб­ре­ния. Нуж­но иное: научить­ся свя­зы­вать марк­сист­скую тео­рию с окру­жа­ю­щей дей­стви­тель­но­стью; для это­го нужен задач­ник: сбор­ник вопро­сов, реша­е­мых на осно­ва­нии поло­же­ний поли­ти­че­ской эко­но­мии с мак­си­маль­ным при­бли­же­ни­ем к науч­ной вер­но­сти чис­ло­во­го вычис­ле­ния.

Дока­зы­вать необ­хо­ди­мость задач­ни­ка — ломить­ся в откры­тую дверь. Здесь же я хочу оста­но­вить­ся толь­ко на неко­то­рых мето­до­ло­ги­че­ских сто­ро­нах его.

Руко­во­дя­щей нитью для изу­че­ния дей­стви­тель­но­сти в мно­го­об­ра­зии ее про­яв­ле­ний явля­ют­ся дан­ные Марк­сом, абстракт­но-упро­щен­ные кате­го­рии, зако­ны — поня­тия. Что же пред­став­ля­ют собою эти «абстрак­ции» по отно­ше­нии к дей­стви­тель­но­сти? — их нель­зя рас­смат­ри­вать, как нечто абсо­лют­но отвле­чен­ное от дей­стви­тель­но­сти. Не нахо­дя нигде сре­ди реаль­ных эко­но­ми­че­ских отно­ше­ний сво­е­го пол­но­го, кон­крет­но­го про­яв­ле­ния они, в то же вре­мя, выра­жа­ют сущ­ность их, их зако­но­мер­но-дей­ству­ю­щие допод­лин­ные тен­ден­ции. До эле­мен­тар­но­сти упро­щен­ные в сво­ей внеш­ней фор­ме, абстракт­ные поня­тия и поло­же­ния выяв­ля­ют жиз­нен­ное мно­го­об­ра­зие эко­но­ми­че­ских про­цес­сов. Будучи ста­ти­че­ски­ми, они тем не менее харак­те­ри­зу­ют про­цесс бес­пре­рыв­но­го дви­же­ния.

Как же впрячь этот дву­ли­кий Янус «абстрак­ции» в ту колес­ни­цу, кото­рая ведет к науч­но­му пони­ма­нию дей­стви­тель­но­сти? — Надо для это­го научить­ся ста­вить абстракт­ные поло­же­ния в соот­вет­ству­ю­щую им кон­крет­ную связь дей­стви­тель­но­сти. По пути к уста­нов­ле­нию этой свя­зи мы натал­ки­ва­ем­ся на неис­чер­па­е­мый ряд труд­но­стей. При­чи­ны послед­них коре­нят­ся во мно­гом.

Одну из этих при­чин сле­ду­ет усмот­реть вот в чем. Марк­сизм не толь­ко науч­ная тео­рия. Он пред­став­ля­ет тео­рию рево­лю­ци­он­ной прак­ти­ки не в мень­шей мере, чем «объ­ек­тив­ной уче­но­сти». Могут ли при таких усло­ви­ях все, тан­цу­ю­щие от марк­сист­ской печ­ки (а кто не охоч до это­го в насто­я­щее вре­мя?) изо­ли­ро­вать себя от умыш­лен­ных и неумыш­лен­ных теле­о­ло­ги­че­ских пополз­но­ве­ний? Мож­но на всех пере­крест­ках и во всю мощь грам­мо­фон­ной тру­бы ругать теле­о­ло­гию, будучи в то же вре­мя сам раз­ме­нен­ным на мело­чи теле­о­ло­гом. Имен­но, не в обшир­но-фило­соф­ском смыс­ле это­го поня­тия, а в смыс­ле при­гвож­де­ния «защи­ща­е­мой» тео­рии цели­ком и в частях к тому, что кажет­ся в дан­ную мину­ту целе­со­об­раз­ным.

Из при­ме­ня­е­мых в таких слу­ча­ях «науч­ных мето­дов» осо­бен­но рас­про­стра­нен метод выдер­ги­ва­ния цитат из их общей свя­зи, т. е. тек­сту­аль­ные и логи­че­ские наси­лия.

Для того же, что­бы понять, усво­ить и научить­ся при­ме­нять на прак­ти­ке марк­сист­ские поло­же­ния, сле­ду­ет: 1) запом­нить то, что Маркс гово­рит, 2) в какой опре­де­лен­ной свя­зи он гово­рит то, а не иное, 3) отде­лять тео­ре­ти­че­ские поло­же­ния Марк­са от их кон­крет­но­го иллю­стра­тив­но­го мате­ри­а­ла, 4) изу­чить все важ­ней­шие момен­ты дан­но­го кон­крет­но­го, иссле­ду­е­мо­го явле­ния, 5) научить­ся нахо­дить те момен­ты из тео­рии, кото­рые соот­вет­ству­ют иссле­ду­е­мым момен­там дей­стви­тель­но­сти и диа­лек­ти­че­ски при­ме­нять пер­вые для объ­яс­не­ния вто­рых, а вто­рые для про­вер­ки и углуб­ле­ния пони­ма­ния пер­вых. Все это долж­но дать самое основ­ное: 6) уме­нье пони­мать всю пол­но­ту и отдель­ные про­яв­ле­ния дей­стви­тель­но­сти по Марк­су и Марк­са — на осно­ва­нии наблю­да­е­мой и изу­ча­е­мой жиз­ни.

На помощь это­му при­зван задач­ник по поли­ти­че­ской эко­но­мии. В общих чер­тах, ему пред­сто­ит на ряде кон­крет­ных при­ме­ров про­де­лать путь от абстракт­ных про­стых тео­ре­ти­че­ских поло­же­ний к явле­ни­ям реаль­ной и слож­ной дей­стви­тель­но­сти.

  1. Из наблю­де­ния и изу­че­ния дей­стви­тель­но­сти Маркс выво­дит про­стые абстракт­ные кате­го­рии и поня­тия. С них задач­ник дол­жен начать­ся. Состав­лен­ный либо отвле­чен­но-мате­ма­ти­че­ски, либо в самой тес­ной свя­зи с дей­стви­тель­ной исто­ри­ей хозяй­ствен­ных форм, ряд при­ме­ров при­зван спо­соб­ство­вать усво­е­нию основ­ных кате­го­рий поли­ти­че­ской эко­но­мии (фор­мы сто­и­мо­сти, товар, цена, рен­та, фор­мы пере­на­се­ле­ния и т. д.); это еще не зада­чи, а лишь самые эле­мен­тар­ные при­ме­ры. Мож­но первую часть так и назвать: основ­ные кате­го­рии, или эле­мен­тар­ные поня­тия.
  2. Чем про­ще дан­ная зада­ча, чем мень­ше кате­го­рий, поня­тий и зако­нов она затра­ги­ва­ет, тем мно­го­чис­лен­нее и слож­нее весь тот ком­плекс кате­го­рий и зако­нов, от кото­рых усло­вие и реше­ние зада­чи абстра­ги­ру­ет­ся.

(Здесь сугу­бо необ­хо­ди­мо ого­во­рить, по воз­мож­но­сти, все момен­ты отвле­че­ния. Напр., если в зада­чах это­го типа фигу­ри­ру­ет «при­ба­воч­ная сто­и­мость» и «посто­ян­ный капи­тал», то нуж­но под­черк­нуть, что усло­вия рын­ка и мно­же­ство усло­вий про­из­вод­ства при­ня­ты, как «про­чие рав­ные», что цена сов­па­да­ет со сто­и­мо­стью и т. п. упро­ще­ния).

Это — пер­вая сту­пень для выяс­не­ния раз­ли­чий и вме­сте с тем общ­но­сти, суще­ству­ю­щих меж­ду тео­ри­ей и дей­стви­тель­но­стью.

III. «Чем про­ще дан­ная зада­ча, тем слож­нее абстрак­ция». Далее начи­на­ет­ся услож­не­ние задач и упро­ще­ние абстрак­ций. Мы про­де­лы­ва­ем путь от тео­ре­ти­че­ски упро­щен­ных кате­го­рий и зако­нов к дей­стви­тель­но­сти в ее пол­ном объ­е­ме. Путь этот лежит через усво­е­ние тен­ден­ций, зако­но­мер­но­сти вза­и­мо­дей­ствий меж­ду дву­мя, несколь­ки­ми и все­ми кате­го­ри­я­ми и зако­на­ми капи­та­ли­сти­че­ской дей­стви­тель­но­сти, дей­ству­ю­щи­ми одно­вре­мен­но. Рас­смат­ри­вая ана­ли­зи­ру­е­мые здесь кате­го­рии ста­ти­че­ски, выяв­ляя на ряде исто­ри­че­ских при­ме­ров их зако­но­мер­ное вза­и­мо­дей­ствие, сле­ду­ет с воз­мож­ной пол­но­той отме­тить сра­зу их вли­я­ние.

  1. Как и преды­ду­щие, чет­вер­тая часть берет исход­ным пунк­том явле­ния дей­стви­тель­но­сти в их ста­ти­че­ской, но еще не дина­ми­че­ской слож­но­сти. Соот­вет­ству­ю­щие кате­го­рии и зако­ны из тео­рии рас­смат­ри­ва­ют­ся здесь не в абстракт­ной изо­ли­ро­ван­но­сти друг от дру­га, а в воз­мож­ной пол­но­те и раз­но­сто­рон­но­сти вза­и­мо­дей­ствия.
  2. До сих пор мы, в состав­ле­нии задач, име­ли в виду, что все соот­вет­ству­ю­щие кате­го­рии и зако­ны про­яв­ля­ют­ся одно­вре­мен­но, толь­ко в один момент: мы игно­ри­ро­ва­ли про­цесс исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия. Сде­ла­ем теперь ино­го поряд­ка шаг в при­бли­же­нии от тео­рии к дей­стви­тель­но­сти. Обра­тим­ся к исто­ри­че­ско­му раз­ви­тию отдель­ных кате­го­рий, зако­нов, явле­ний.
  3. Преды­ду­щая часть рас­смат­ри­ва­ет исто­ри­че­ское дви­же­ние кате­го­рий, но берет эти кате­го­рии в самом огра­ни­чен­ном коли­че­стве. Под руб­ри­кой же чет­вер­той мы име­ли мно­го­об­ра­зие момен­тов, но рас­смат­ри­ва­ли их ста­ти­че­ское вза­и­мо­дей­ствие. Про­дви­га­ясь даль­ше от тео­рии к дей­стви­тель­но­сти, мы долж­ны свя­зать обе эти руб­ри­ки, ибо: 1) каж­дый исто­ри­че­ский про­цесс во всех момен­тах его про­яв­ле­ния, таит в себе все мно­го­об­ра­зие одно­вре­мен­но дей­ству­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, 2) слож­ность и мно­го­об­ра­зие дей­ству­ю­щих сил дан­но­го момен­та пред­став­ля­ют собою про­дукт пред­ше­ству­ю­щих исто­ри­че­ских про­цес­сов. Сюда могут вой­ти и такие слож­ные вопро­сы, как исто­ри­че­ское раз­ви­тие и вза­и­мо­дей­ствие при­чин паде­ния кур­са рус­ско­го руб­ля.

Удаст­ся ли задач­ни­ку достичь сво­е­го пре­де­ла: охва­тить тео­ре­ти­че­ским све­том всю сово­куп­ность эко­но­ми­че­ской дей­стви­тель­но­сти? Думаю, что нет. И по несколь­ким осно­ва­ни­ям. Нуж­но здесь отме­тить толь­ко одно из них. Устрем­ле­ние за пол­но­той кар­ти­ны дей­стви­тель­но­сти и за тео­ре­ти­че­ским осве­ще­ни­ем ее ведет за пре­де­лы наме­чен­ной нами темы: в область опи­са­ния и тео­рии всех тех «над­стро­ек» дей­стви­тель­но­сти, с кото­ры­ми «эко­но­ми­че­ская жизнь» орга­ни­че­ски соче­та­ет­ся. Поли­ти­че­ская эко­но­мия всту­па­ет здесь в область пол­ной и все­сто­рон­ней «ана­то­мии обще­ства», кото­рая, по-види­мо­му, ждет и сво­е­го «задач­ни­ка по марк­сист­ской социо­ло­гии» или чего нибудь в этом роде. Мы же, не выхо­дя за пре­де­лы темы, набро­сав схе­му задач­ни­ка по поли­ти­че­ской эко­но­мии, отме­тив, что сфе­ра его нахо­дит­ся меж­ду эле­мен­тар­но­стью застыв­шей абстрак­ции и необъ­ят­ным мониз­мом исто­ри­че­ско­го раз­ви­тия, запом­нив что свя­зу­ю­щим зве­ном меж­ду ними явля­ет­ся строй­ная марк­сист­ская тео­рия и ее мето­до­ло­гия, — малым сим и огра­ни­чим­ся.

Scroll to top