Мерило стоимости при бумажно-денежном обращении.

«Под знаменем марксизма», 1922 год, №11 – 12

Вольф Мотылев

Вопрос о мери­ле сто­и­мо­сти при бумаж­но-денеж­ном обра­ще­нии вызы­вал и вызы­ва­ет раз­но­гла­сия не толь­ко сре­ди бур­жу­аз­ных эко­но­ми­стов, но и сре­ди марк­си­стов. Если, одна­ко, в дово­ен­ное вре­мя сре­ди марк­си­стов было абсо­лют­но гос­под­ству­ю­щим, а сре­ди бур­жу­аз­ных эко­но­ми­стов — весь­ма рас­про­стра­нён­ным при­зна­ние золо­та мери­лом сто­и­мо­сти даже при чистом бумаж­но-денеж­ном обра­ще­нии, — то явле­ния денеж­но­го обра­ще­ния за вре­мя вой­ны и после неё вызва­ли ряд сомне­ний в вер­но­сти это­го взгля­да. Суще­ство­ва­ние в ряде стран дли­тель­но­го бумаж­но-денеж­но­го обра­ще­ния почти пол­но­стью вытес­ни­ло золо­то из сфе­ры обра­ще­ния. Бумаж­ные день­ги, при всех их недо­стат­ках, явля­ют­ся уже целый ряд лет един­ствен­ны­ми реаль­но-ощу­ти­мы­ми день­га­ми. Цены това­ров выра­жа­ют­ся в бумаж­ных день­гах и непо­сред­ствен­но вос­при­ни­ма­е­мой явля­ет­ся связь меж­ду това­ра­ми и бумаж­ны­ми день­га­ми. Связь меж­ду бумаж­ны­ми день­га­ми и золо­том пре­рва­лась и бумаж­ные день­ги дли­тель­ный пери­од раз­ви­ва­лись само­сто­я­тель­но. Всё это созда­ёт пред­став­ле­ние, что един­ствен­ным реаль­ным мери­лом сто­и­мо­сти явля­ют­ся самые бумаж­ные день­ги вне вся­кой зави­си­мо­сти от золота.

Если, одна­ко, отверг­нуть золо­то как мери­ло сто­и­мо­сти, и при­знать тако­вым сами бумаж­ные день­ги, то необ­хо­ди­мо раз­ре­шить вопрос, чем опре­де­ля­ет­ся сто­и­мость это­го мери­ла сто­и­мо­сти, — бумаж­ных денег. Оче­вид­но, что, отверг­нув золо­то, при­дёт­ся искать отве­та в сопо­став­ле­нии коли­че­ства выпу­щен­ных денег с сово­куп­ной сто­и­мо­стью обра­ща­ю­щих­ся това­ров. Дру­го­го спо­со­ба вый­ти из это­го затруд­ни­тель­но­го поло­же­ния быть, оче­вид­но, не может. И, дей­стви­тель­но, отве­та на вопрос пыта­ют­ся искать в этом направ­ле­нии. Сре­ди части марк­сист­ской моло­дё­жи в силу это­го поль­зу­ет­ся успе­хом тео­рия «обще­ствен­но-необ­хо­ди­мой сто­и­мо­сти обра­ще­ния» Гиль­фер­дин­га, даю­щая види­мость отве­та и при­том — внешне согла­со­ван­но­го с эко­но­ми­че­ской кон­цеп­ци­ей марк­сиз­ма. Что же каса­ет­ся бур­жу­аз­ных рус­ских уче­ных, то ими кон­стру­и­ру­ют­ся вся­кие тео­рии, ана­ло­гич­ные «конъ­юнк­тур­ной» тео­рии Туган-Бара­нов­ско­го[1], или «функ­ци­о­наль­ной» тео­рии Николь­ско­го[2], утвер­жда­ю­щие, что мери­лом сто­и­мо­сти явля­ют­ся сами бумаж­ные день­ги вне вся­кой зави­си­мо­сти от золота.

Рас­смот­рим такую попыт­ку «ново­го» реше­ния про­бле­мы в новей­шем кур­се тео­рии денег проф. З. С. Каце­не­лен­ба­у­ма[3], обос­но­вы­ва­ю­ще­го свою точ­ку зре­ния ссыл­ка­ми на совре­мен­ное бумаж­но-денеж­ное обра­ще­ние в России.

Ука­зав, что по Марк­су бумаж­ные день­ги явля­ют­ся «зна­ка­ми цен­но­сти» и «пред­ста­ви­те­ля­ми золо­та», проф. Каце­не­лен­ба­ум пишет:

«Нетруд­но заме­тить натяж­ку в этих рас­суж­де­ни­ях Марк­са. С этой точ­ки зре­ния, напр., надо было бы счи­тать, что в 1919 г. бумаж­ные день­ги пото­му мог­ли обра­щать­ся в Рос­сии, что они про­дол­жа­ли слу­жить «пред­ста­ви­те­ля­ми» золо­та, и даже боль­ше того, а имен­но, что те 55 мил­ли­ар­дов руб­лей, кото­рые фигу­ри­ро­ва­ли в обо­ро­те на 1‑го янва­ря 1919 г. «пред­став­ля­ли» какое-то опре­де­лён­ное коли­че­ство золо­та. Если при­нять во вни­ма­ние, что насе­ле­ние, опе­ри­ро­вав­шее с бумаж­ны­ми день­га­ми в Рос­сии в 1919 г., уже почти забы­ло, как выгля­де­ли золо­тые моне­ты, то едва ли мож­но будет счи­тать эти моне­ты бази­сом, на кото­ром постро­е­но было обра­ще­ние бумаж­ных денег в это вре­мя» (стр. 138).

Проф. Каце­не­лен­ба­ум ука­зы­ва­ет, что у Марк­са есть, одна­ко, дру­гое объ­яс­не­ние при­ро­ды цен­но­сти бумаж­ных денег, гораз­до более приемлемое.

«Меж­ду тем как золо­то, — гово­рит Маркс в „Zur kritik“: — обра­ща­ет­ся, пото­му, что име­ет цен­ность, бумаж­ные день­ги име­ют цен­ность, пото­му что обра­ща­ют­ся. Ещё опре­де­лён­нее выска­зы­ва­ет­ся он об этом позд­нее в „Капи­та­ле“. Поста­вив вопрос: „поче­му золо­то может быть заме­ща­е­мо про­сты­ми, не име­ю­щи­ми цен­но­сти зна­ка­ми“, Маркс при­хо­дит к выво­ду, что это воз­мож­но пото­му, что „функ­ци­о­наль­ное бытие“ денег „погло­ща­ет, так ска­зать, их мате­ри­аль­ное бытие“, и что в сфе­ре внут­рен­не­го обра­ще­ния бумаж­ные день­ги могут „вести суще­ство­ва­ние, внеш­ним обра­зом отде­лён­ное от их метал­ли­че­ской суб­стан­ции и исклю­чи­тель­но функ­ци­о­наль­ное“» (стр. 35).

З. С. Каце­не­лен­ба­ум пола­га­ет, что «функ­ци­о­наль­ная тео­рия не вяжет­ся с изло­жен­ны­ми выше взгля­да­ми о „пред­ста­ви­тель­ном“ харак­те­ре бумаж­ных денег».

Явля­ясь сто­рон­ни­ком чистой функ­ци­о­наль­ной тео­рии денег, З. С. Каце­не­лен­ба­ум фор­му­ли­ру­ет и обос­но­вы­ва­ет её сле­ду­ю­щим образом.

«День­ги полу­ча­ют свою цен­ность… от той рабо­ты, кото­рую они выпол­ня­ют в хозяй­стве… име­ют не суб­стан­ци­о­наль­ную, а функ­ци­о­наль­ную цен­ность. День­ги пред­став­ля­ют собой полез­ное бла­го, полез­ное, имен­но, как день­ги. В тоже вре­мя они пред­став­ля­ют собою бла­го, огра­ни­чен­ное в сво­ём коли­че­стве… Выпуск бумаж­ных денег огра­ни­чен тем, что их могут выпус­кать лишь опре­де­лён­ные инсти­ту­ты, упол­но­мо­чен­ные на то госу­дар­ством и в огра­ни­чен­ных коли­че­ствах. Полез­ность и ред­кость — два каче­ства, кото­рые вполне доста­точ­ны для того, чтоб вещь име­ла цен­ность. Отсю­да полу­ча­ют свою цен­ность и день­ги… Цен­ность денег воз­ни­ка­ет в сфе­ре денеж­но­го обра­ще­ния, а не вне её» (стр. 34).

Доста­точ­но вду­мать­ся в содер­жа­ние при­ве­дён­ных отрыв­ков, чтоб ста­ло оче­вид­ным, что меж­ду точ­кой зре­ния проф. Каце­не­лен­ба­у­ма и Гиль­фер­дин­га име­ют­ся эле­мен­ты сход­ства. Как и Гиль­фер­динг, — проф. Каце­не­лен­ба­ум счи­та­ет излиш­ним «околь­ный путь» для объ­яс­не­ния сто­и­мо­сти бумаж­ных денег при посред­стве золо­та, как и Гиль­фер­динг, — проф. Каце­не­лен­ба­ум пола­га­ет, что сто­и­мость бумаж­ных денег опре­де­ля­ет­ся непо­сред­ствен­ным соот­но­ше­ни­ем коли­че­ства денег и мас­сы това­ров. У Гиль­фер­дин­га это обле­че­но лишь в марк­сист­скую фразеологию.

Всё это при­да­ёт ста­тье К. Каут­ско­го, посвя­щён­ной кри­ти­ке тео­рии денег Гиль­фер­дин­га, — зло­бо­днев­ный и совре­мен­ный характер.

Кри­ти­ка Каут­ско­го, бла­го­да­ря ясно­сти и пол­но­те ана­ли­за, — ока­зы­ва­ет­ся направ­лен­ной про­тив вся­кой попыт­ки опре­де­лить сто­и­мость бумаж­ных денег неза­ви­си­мо от золота.

Основ­ная ошиб­ка всех подоб­ных попы­ток заклю­ча­ет­ся в сме­ше­нии сто­и­мо­сти и цены. Цена това­ров есть выра­же­ние в день­гах его сто­и­мо­сти. Но оче­вид­но, что подоб­ное выра­же­ние пред­по­ла­га­ет не толь­ко опре­де­лён­ную сто­и­мость това­ров, но и опре­де­лён­ную сто­и­мость самих денег. Поэто­му бумаж­ные день­ги в сво­ём воз­ник­но­ве­нии явля­ют­ся про­сты­ми зна­ка­ми, заме­сти­те­ля­ми, пред­ста­ви­те­ля­ми золо­тых денег. Они всту­па­ют в про­цесс обра­ще­ния с опре­де­лён­ной сто­и­мо­стью — сто­и­мо­стью одно­имён­ных золо­тых монет.

И лишь вслед­ствие это­го они могут изме­рять сто­и­мость товаров.

Воз­мож­но ли при капи­та­лиз­ме вве­де­ние новых, совер­шен­но неза­ви­си­мых от золо­та бумаж­ных зна­ков с про­из­воль­ным наиме­но­ва­ни­ем? Оче­вид­но, что подоб­ная воз­мож­ность в корне отвер­га­ет­ся меха­низ­мом капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, нуж­да­ю­ще­го­ся в день­гах — товаре.

Но даже если отвлечь­ся от это­го обсто­я­тель­ства, то подоб­ные бумаж­ные зна­ки невоз­мож­ны хотя бы уже пото­му, — что ни один това­ро­вла­де­лец не знал бы, сколь­ким зна­кам соот­вет­ству­ет его товар, а пра­ви­тель­ство не име­ло бы ника­ко­го кри­те­рия для выяс­не­ния коли­че­ства зна­ков, под­ле­жа­щих выпуску.

Ведь тот обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый мини­мум обра­ще­ния, о кото­ром гово­рит Гиль­фер­динг, — при капи­та­лиз­ме не под­да­ёт­ся уче­ту в рабо­чих часах. Оче­вид­но, что, лишь уста­но­вив этот «мини­мум обра­ще­ния» в какой нибудь золо­той валю­те и при­рав­няв опре­де­лён­ный знак к опре­де­лён­но­му коли­че­ству золо­та, пра­ви­тель­ство мог­ло бы опре­де­лить коли­че­ство под­ле­жа­щих выпус­ку зна­ков; отдель­ный же това­ро­вла­де­лец лишь при этом усло­вии — мог бы уста­но­вить сто­и­мость сво­е­го това­ра. Вступ­ле­ние в обо­рот неза­ви­си­мых от золо­та бумаж­ных зна­ков с про­из­воль­ным назва­ни­ем — явная уто­пия. Но это озна­ча­ет ведь, что в тео­рии бумаж­но-денеж­но­го обра­ще­ния никак нель­зя отвлечь­ся от того обсто­я­тель­ства, что бумаж­ные день­ги явля­ют­ся пред­ста­ви­те­ля­ми золо­та, это озна­ча­ет, что чистая функ­ци­о­наль­ная тео­рия проф. Каце­не­лен­ба­у­ма и абстра­ги­ру­ю­ща­я­ся от золо­та тео­рия Гиль­фер­дин­га фак­ти­че­ски мол­ча­ли­во исхо­дят из золо­той сто­и­мо­сти всту­па­ю­щих в обра­ще­ние бумаж­ных денег.

Всё это бле­стя­ще под­твер­жда­ет­ся опы­том вве­де­ния новых бумаж­ных денег в Лит­ве в 1921 г. Пра­ви­тель­ство реши­ло выпу­стить их с про­из­воль­ным назва­ни­ем «литы». Мог­ло ли оно, одна­ко, обой­тись без уста­нов­ле­ния золо­той сто­и­мо­сти «лит»? Оче­вид­но, — нет. И, дей­стви­тель­но, было уста­нов­ле­но, что 10 «лит» рав­ня­ют­ся одно­му доллару.

Лишь такое изме­ре­ние сто­и­мо­сти «лит» в золо­те сде­ла­ло воз­мож­ным пре­вра­ще­ние их в день­ги. В про­тив­ном слу­чае они не мог­ли бы даже всту­пить в оборот.

Как Гиль­фер­динг, так и проф. Каце­не­лен­ба­ум счи­та­ют, что исто­ри­че­ское про­ис­хож­де­ние бумаж­ных денег из метал­ли­че­ских денег не име­ет зна­че­ния для тео­рии сто­и­мо­сти бумаж­ных денег. Факт воз­ник­но­ве­ния бумаж­ных денег из золо­та не дока­зы­ва­ет, по их мне­нию, что мери­лом сто­и­мо­сти явля­ет­ся золо­то, а не бумаж­ные деньги.

Совер­шен­но бес­спор­но, конеч­но, что реаль­ным, внешне ощу­ти­мым мери­лом сто­и­мо­сти това­ров при бумаж­но денеж­ном обра­ще­нии явля­ют­ся бумаж­ные день­ги. Одна­ко, поче­му могут они выпол­нять эту функ­цию? Лишь пото­му, что они сами рань­ше были изме­ре­ны в золо­те! Бумаж­ные день­ги, как мери­ло сто­и­мо­сти, име­ют, так ска­зать, золо­тую при­ро­ду. Мери­лом сто­и­мо­сти, явля­ют­ся не бумаж­ные день­ги как зна­ки, а бумаж­ные день­ги как пред­ста­ви­те­ли золо­та. Таким обра­зом, факт воз­ник­но­ве­ния их из метал­ли­че­ских денег все­це­ло опре­де­ля­ет «пред­ста­ви­тель­ную» их природу!..

То обсто­я­тель­ство, что при чрез­мер­ных выпус­ках бумаж­ных денег или при изме­не­нии фак­то­ров конъ­юнк­ту­ры сто­и­мость бумаж­ных денег пада­ет неза­ви­си­мо от реаль­но­го золо­та, что, сле­до­ва­тель­но, суще­ству­ет непо­сред­ствен­ное вза­и­мо­дей­ствие меж­ду сто­и­мо­стью товар­ной мас­сы и вели­чи­ной сто­и­мо­сти бумаж­ных денег, — ни в коей мере не опро­вер­га­ет изло­жен­ной точ­ки зре­ния. Ибо для того, чтоб изме­не­ние соот­но­ше­ния меж­ду сто­и­мо­стью товар­ной мас­сы и коли­че­ством денег мог­ло отоб­ра­жать­ся на кур­се бумаж­ных денег, необ­хо­ди­мо, чтоб они до того были изме­ре­ны в золо­те и име­ли «золо­тую сто­и­мость». Таким обра­зом, золо­то про­дол­жа­ет и в этом слу­чае быть мери­лом сто­и­мо­сти, посколь­ку при­ро­да бумаж­ных денег, как мери­ла сто­и­мо­сти — золо­тая. И чем даль­ше ушла бумаж­ная валю­та в сво­ем паде­нии от золо­та, тем хуже для нее, — тем отри­ца­тель­нее ее вли­я­ние на народ­ное хозяй­ство, тем веро­ят­нее воз­мож­ность ее краха.

Вер­нем­ся теперь к рас­суж­де­ни­ям проф. Каце­не­лен­ба­у­ма. Про­дол­жа­ло ли золо­то быть мери­лом сто­и­мо­сти и в 1919 г.? Бес­спор­но про­дол­жа­ло, ибо обра­щав­ши­е­ся бумаж­ные день­ги были изме­ре­ны сами в золо­те и про­дол­жа­ли быть «пред­ста­ви­те­ля­ми» золо­та. Како­го золо­та? Того, кото­рое уста­но­ви­ло их сто­и­мость при их вступ­ле­нии впер­вые в обо­рот, вме­сто кото­ро­го они обра­ща­лись в каж­дый дан­ный момент, изме­ри­тель­ную при­ро­ду кото­ро­го они вос­при­ня­ли. Это золо­то пре­вра­ща­ет­ся в мыс­лен­но-пред­став­ля­е­мое, но его реаль­ным «пред­ста­ви­те­лем» явля­ют­ся бумаж­ные день­ги. Неза­ви­си­мо от того пом­нит ли насе­ле­ние, «как выгля­де­ли золо­тые моне­ты», — бумаж­ные день­ги про­дол­жа­ют быть «пред­ста­ви­те­ля­ми» золота.

Какое, одна­ко, зна­че­ние име­ет рас­суж­де­ние Марк­са о «функ­ци­о­наль­ном бытии» денег, и дей­стви­тель­но ли оно не вяжет­ся с взгля­дом о «пред­ста­ви­тель­ном» харак­те­ре бумаж­ных денег? — Проф. Каце­не­лен­ба­ум про­сто не понял Марк­са! Для тео­рии денег Марк­са харак­тер­но рас­чле­не­ние отдель­ных функ­ций денег и иссле­до­ва­ние сущ­но­сти каж­дой функ­ции. Сво­им рас­суж­де­ни­ем о «функ­ци­о­наль­ном бытии» бумаж­ных денег Маркс хочет как раз под­черк­нуть, что бумаж­ные день­ги воз­ни­ка­ют из функ­ции денег, как сред­ства обра­ще­ния. «Бумаж­ные день­ги, — гово­рит Маркс, — име­ют цен­ность, пото­му что обра­ща­ют­ся». Это зна­чит, что воз­ник­но­ве­ние бумаж­ных денег выте­ка­ет из функ­ции денег как сред­ства обра­ще­ния. Но, под­чер­ки­ва­ет Маркс, они ведут суще­ство­ва­ние лишь «внеш­ним обра­зом (кур­сив наш), отде­лен­ное от их метал­ли­че­ской суб­стан­ции». В дей­стви­тель­но­сти, зна­чит, суще­ство­ва­ние их от метал­ли­че­ской суб­стан­ции не отде­ле­но и функ­ции мери­ла сто­и­мо­сти про­дол­жа­ет выпол­нять изме­рив­шее их золо­то, «пред­ста­ви­те­лем» кое­го они и явля­ют­ся. По мыс­ли Марк­са золо­то «может быть заме­ща­е­мо про­сты­ми, не име­ю­щи­ми цен­но­сти зна­ка­ми” цели­ком и пол­но­стью лишь в функ­ции сред­ства обра­ще­ния. В функ­ции же мери­ла сто­и­мо­сти они явля­ют­ся, при этом, все­це­ло пред­ста­ви­те­ля­ми изме­рив­ше­го их золота.

Таким обра­зом, это рас­суж­де­ние Марк­са лишь под­чер­ки­ва­ет само­сто­я­тель­ное «функ­ци­о­наль­ное бытие» бумаж­ных денег в функ­ции сред­ства обра­ще­ния, и их «пред­ста­ви­тель­ный» харак­тер в функ­ции мери­ла стоимости.

Перей­дем теперь к рас­смот­ре­нию, в све­те тео­рии денег Марк­са, одной из зло­бо­днев­ных совре­мен­ных про­блем, про­бле­мы созда­ния твер­до­го цен­ност­но­го изме­ри­те­ля, име­ю­щей самое непо­сред­ствен­ное отно­ше­ние к нашей теме. Вопрос этот вызвал, как извест­но, ожив­лен­ную и пло­до­твор­ную дис­кус­сию на стра­ни­цах «Прав­ды», «Эко­но­ми­че­ской жиз­ни» и «Тор­го­во-про­мыш­лен­ной газе­ты» и, вме­сте с тем, ожив­лен­но деба­ти­ро­вал­ся в кру­гах хозяй­ствен­ни­ков и ста­ти­сти­ков. В насто­я­щий момент дис­кус­сию эту мож­но счи­тать в основ­ном закон­чен­ной. В чем сущ­ность про­бле­мы? Она сво­дит­ся к зада­че подыс­ки­ва­ния твер­до­го и устой­чи­во­го (хотя бы отно­си­тель­но) цен­ност­но­го изме­ри­те­ля, в кото­ром мож­но было бы при неустой­чи­вой колеб­лю­щей­ся бумаж­ной валю­те про­из­во­дить каль­ку­ля­цию цен и вооб­ще все прак­ти­че­ские исчис­ле­ния, а так­же исчис­ле­ния обще­эко­но­ми­че­ско­го зна­че­ния. Как извест­но, борь­ба шла меж­ду сто­рон­ни­ка­ми «товар­но­го» руб­ля и реаль­но­го золо­то­го рубля.

Преж­де все­го, необ­хо­ди­мо отме­тить, что самый факт поста­нов­ки вопро­са об устой­чи­вом цен­ност­ном изме­ри­те­ле явля­ет­ся под­твер­жде­ни­ем тео­рии денег Марк­са. Ибо он дока­зы­ва­ет, что, чем боль­ше пада­ет курс бумаж­но­го руб­ля по срав­не­нию с одно­имен­ной золо­той моне­той, чем менее устой­чи­ва его золо­тая сто­и­мость и чем сла­бее она в нем про­яв­ля­ет­ся, — тем негод­нее бумаж­ные день­ги для выпол­не­ния функ­ции мери­ла сто­и­мо­сти, ибо тем в мень­шей сте­пе­ни явля­ют­ся они пред­ста­ви­те­ля­ми золо­та. Не менее важ­но для нашей темы отме­тить, что «товар­ный» рубль пред­став­ля­ет собою, по суще­ству, дово­ен­ный золо­той рубль. Товар­ный индекс, явля­ю­щий­ся осно­ва­ни­ем товар­но­го руб­ля, пред­став­ля­ет собою нечто иное, как чис­ло, пока­зы­ва­ю­щее, во сколь­ко раз воз­рос­ли совре­мен­ные цены опре­де­лен­ной груп­пы това­ров, взя­той в осно­ву исчис­ле­ния индек­са, — по срав­не­нию с цена­ми этой же груп­пы това­ров до вой­ны. Но дово­ен­ные цены това­ров — это их сто­и­мость, выра­жен­ная в золо­те. Сле­до­ва­тель­но, мы сво­дим цену това­ра, выра­жен­ную в совре­мен­ных бумаж­ных день­гах, к коли­че­ству пред­став­ля­е­мо­го ими дово­ен­но­го золо­та. Все это под­твер­жда­ет, что бумаж­ные день­ги явля­ют­ся мери­лом сто­и­мо­сти лишь как пред­ста­ви­те­ли золота.

Но сто­рон­ни­ки все­об­щей при­ме­ни­мо­сти «товар­но­го» руб­ля допус­ка­ют одну ошиб­ку, кото­рая отра­жа­ет­ся на их оцен­ке раз­ме­ров его при­ме­ни­мо­сти. Они мол­ча­ли­во исхо­дят из пред­по­ло­же­ния, что това­ры не изме­ни­лись в сво­ей сто­и­мо­сти по срав­не­нию с 1913 г. Лишь такое пред­по­ло­же­ние поз­во­ля­ет им при­рав­ни­вать совре­мен­ные цены к ценам дово­ен­ным. Меж­ду тем, совер­шен­но оче­вид­но, что издерж­ки про­из­вод­ства, сто­и­мость това­ров настоль­ко реаль­но изме­ни­лись, что совре­мен­ные цены и дово­ен­ные цены, неза­ви­си­мо от них счет­но­го выра­же­ния, отнюдь не рав­ны. Вот поче­му при исчис­ле­нии цен в товар­ных руб­лях дово­ен­ны­ми цена­ми надо поль­зо­вать­ся с боль­шой осто­рож­но­стью, кор­рек­ти­руя их попра­воч­ны­ми коэф­фи­ци­ен­та­ми, поль­зу­ясь спе­ци­аль­ны­ми индек­са­ми дан­ной отрас­ли про­мыш­лен­но­сти. Если же учесть к тому, что индек­сы, как вели­чи­на ста­ти­сти­че­ская, долж­ны неми­ну­е­мо запаз­ды­вать и, при том, зави­сят от спо­со­ба их исчис­ле­ния, то ста­но­вит­ся оче­вид­ным, что «товар­ный рубль» отнюдь не дол­жен и не может иметь все­об­ще­го при­ме­не­ния как твер­дый цен­ност­ный изме­ри­тель. Он может при­ме­нять­ся в боль­шин­стве слу­ча­ев лишь как ори­ен­ти­ро­воч­ная вели­чи­на; он бес­спор­но при­ме­ним в исчис­ле­ни­ях, рас­счи­тан­ных на срок.

Что же каса­ет­ся устой­чи­во­го изме­ри­те­ля, то, наи­бо­лее под­хо­дя­щим для это­го явля­ет­ся ныне реаль­ное золо­то. Абсо­лют­ным цен­ност­ным изме­ри­те­лем оно еще не явля­ет­ся и лишь очень мед­лен­но будет при­бли­жать­ся к тако­во­му. Но оно явля­ет­ся уже отно­си­тель­но наи­бо­лее устой­чи­вым изме­ри­те­лем. Скач­ка кур­са золо­то­го руб­ля, имев­шая место осе­нью, вряд ли может повто­рить­ся в таком раз­ме­ре. Вслед­ствие сво­е­го зна­че­ния, как миро­вых денег, лег­ко­сти пере­воз­ки и хра­не­ния, — каче­ствен­но­му еди­но­об­ра­зию и т. п. — золо­то име­ет бес­спор­ные шан­сы при­об­ре­сти рань­ше дру­гих това­ров еди­но­об­раз­ную рас­цен­ку во все­рос­сий­ском мас­шта­бе, изме­ня­ю­щу­ю­ся вполне зако­но­мер­но. Если же доба­вить, что курс золо­та под­да­ет­ся регу­ли­ро­ва­нию мера­ми валют­ной поли­ти­ки, то пре­иму­ще­ства реаль­но­го в сво­ей телес­но­сти золо­то­го руб­ля пред ста­ти­сти­че­ским товар­ным — ста­но­вит­ся очевидным.

Наи­бо­лее при­ме­ним реаль­ный курс золо­та для уста­нов­ле­ния рыноч­ных цен и вся­ких теку­щих ком­мер­че­ских рас­че­тов, ибо его курс, отоб­ра­жая изме­не­ние рыноч­ной конъ­юнк­ту­ры, дела­ет воз­мож­ным быст­рое реа­ги­ро­ва­ние на эти изменения.

Все ска­зан­ное при­ме­ни­мо так­же и к бан­ко­вым биле­там, как пол­но­моч­ным пред­ста­ви­те­лям реаль­но­го золота.

Вме­сте с тем не сле­ду­ет, одна­ко, забы­вать, что самы­ми реаль­ны­ми явля­ют­ся до поры до вре­ме­ни все же цены в бумаж­ных руб­лях. Пока золо­то не ста­нет сред­ством обра­ще­ния, пока оно оста­ет­ся това­ром, поку­па­тель­ная спо­соб­ность бумаж­ных денег по отно­ше­нию к това­рам и их курс по отно­ше­нию к золо­ту сов­па­дать пол­но­стью не могут. Поэто­му в неко­то­рых опе­ра­ци­ях, тре­бу­ю­щих точ­но­го и пол­но­го отоб­ра­же­ния реаль­ных рыноч­ных цен (каль­ку­ля­ция себе­сто­и­мо­сти и т. п.), нуж­но поль­зо­вать­ся реаль­ны­ми совре­мен­ны­ми цена­ми в бумаж­ных деньгах.

Резю­ми­ру­ем. Совре­мен­ные бумаж­ные день­ги про­дол­жа­ют иметь по изло­жен­ным выше при­чи­нам золо­тую сто­и­мость. Но имен­но в силу того, что она в них уже сла­бо высту­па­ет, появ­ля­ет­ся нуж­да в допол­ни­тель­ных и вспо­мо­га­тель­ных «руб­лях». Все это лишь под­твер­жда­ет вер­ность тео­рии денег Маркса.

[1] Туган — Бара­нов­ский: «Бумаж­ные день­ги и металл»

[2] Николь­ский: «Бумаж­ные день­ги в России»

[3] З. С. Каце­не­лен­ба­ум: «Уче­ние о день­гах и кре­ди­те», часть I, Яро­славль 1921.

Scroll to top