КРАТКИЙ ТРАКТАТ

О СРЕДСТВАХ СНАБДИТЬ В ИЗОБИЛИИ ЗОЛОТОМ И СЕРЕБРОМ КОРОЛЕВСТВА ЛИШЕННЫЕ РУДНИКОВ ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ

Плотников И. Меркантилизм, 1935 г.

Антонио Серра

ГЛАВА I. О средствах, благодаря которым королевства могут иметь в изобилии золото и серебро

Насколь­ко важ­но для госу­дар­ства иметь в изоби­лии золо­то и сереб­ро как для наро­дов, так и для госу­да­рей, какие это дает выго­ды и насколь­ко это явля­ет­ся мощ­ным сред­ством, предот­вра­ща­ю­щим мно­гие пре­ступ­ле­ния, хотя неко­то­рые в силу сво­их капри­зов хоте­ли бы про­ти­во­по­лож­но­го, — обо всем этом я не счел нуж­ным гово­рить; точ­но так­же — и о том, какой ущерб при­чи­ня­ет бед­ность, так как мне кажет­ся, что это каж­дый пони­мает, если и не отчет­ли­во, то, по край­ней мере, смут­но. Счи­тая поэто­му это поло­же­ние дока­зан­ным, я буду рас­смат­ри­вать сред­ства, кото­рые могут при­ве­сти к изоби­лию дра­го­цен­ных метал­лов. Эти сред­ства рас­па­да­ют­ся на два рода: есте­ствен­ные и искус­ствен­ные. Есте­ствен­ным сред­ством мож­но счи­тать толь­ко тот слу­чай, когда в госу­дар­стве име­ют­ся золо­тые и сереб­ря­ные руд­ни­ки. В этом слу­чае госу­дарь дол­жен дей­ство­вать ина­че, чем в том слу­чае, если бы их не было. Об этом я не ста­ну гово­рить, посколь­ку этот слу­чай не име­ет места ни в нашем госу­дар­стве, ни во всей Ита­лии, в кото­рой нет ника­ких руд­ни­ков дра­го­цен­ных метал­лов, за исклю­чением Сава­ре­ца в вели­ком кня­же­стве Тос­кан­ском. Сле­до­ва­тель­но речь будет идти лишь об искус­ствен­ных сред­ствах, кото­рые мож­но при­ме­нить пре­иму­ще­ствен­но в нашем коро­лев­стве и во всей Ита­лии. При срав­не­нии как сход­ных, так и про­ти­во­по­лож­ных вещей в одних и тех же обсто­я­тель­ствах лег­че будет вскрыть исти­ну.

ГЛАВА II. Об искусственных средствах и о специфических средствах

Искус­ствен­ные сред­ства под­раз­де­ля­ют­ся на спе­ци­фи­че­ские и обыч­ные. Спе­ци­фи­че­ские сред­ства — это те, кото­рые при­су­щи опре­де­лен­но­му госу­дар­ству и не встре­ча­ют­ся или не могут встре­чаться в дру­гих госу­дар­ствах. Спе­ци­фи­че­ские сред­ства, кото­рые могут доста­вить госу­дар­ству изоби­лие золо­та и сереб­ра, сво­дят­ся пре­иму­ще­ствен­но к двум: во-пер­вых — это избы­ток про­дук­тов сель­ско­го хозяй­ства, про­из­во­ди­мых в стране, над коли­че­ством, необ­хо­ди­мым для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей самой стра­ны; если эти това­ры выво­зят­ся в стра­ны, где их не хва­та­ет, или если при­ез­жа­ют за ними из этих стран, или из дру­гих мест, то необхо­димо опла­чи­вать их золо­том и сереб­ром.

Мы назы­ва­ем это сред­ство спе­ци­фи­че­ским пото­му, что не вся­кое госу­дар­ство может иметь избы­ток сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов; такой избы­ток, как извест­но, суще­ству­ет в нашем госу­дар­стве в боль­шей сте­пе­ни, чем в какой-либо дру­гой части Ита­лии.

Дру­гим спе­ци­фи­че­ским сред­ством явля­ет­ся местоположе­ние госу­дар­ства в отно­ше­нии дру­гих госу­дарств и частей све­та. Это место­по­ло­же­ние может быть важ­ней­шим усло­ви­ем и даже при­чи­ной боль­шой тор­гов­ли госу­дар­ства как с дру­ги­ми частя­ми све­та, так и внут­ри самой стра­ны и явля­ет­ся тем самым при­чи­ной изоби­лия золо­та и сереб­ра. Это сред­ство долж­но рас­смат­ри­вать­ся как одно из спе­ци­фи­че­ских средств. Мы будем гово­рить о нем, когда будем рас­смат­ри­вать обыч­ные сред­ства тор­гов­ли. На пер­вом месте в этом отно­ше­нии сто­ит Вене­ция не толь­ко в Ита­лии, но даже вооб­ще в Евро­пе и Азии, тогда как, напро­тив, наше госу­дар­ство боль­ше вся­ко­го дру­го­го лише­но это­го сред­ства, как об этом подроб­нее будет ска­за­но в над­ле­жа­щем месте.

ГЛАВА III. Об обычных средствах

Обыч­ные сред­ства делят­ся на четы­ре глав­ные груп­пы, а имен­но: коли­че­ство реме­сел, харак­тер насе­ле­ния, раз­ме­ры тор­гов­ли и поли­ти­ка пра­ви­те­лей. Мы назы­ва­ем их обыч­ны­ми сред­ства­ми пото­му, что они могут иметь место во вся­кой стране. Дей­ствуя в каком-нибудь месте даже в том слу­чае, если бы стра­на не рож­дала даже ника­ких сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов сверх соб­ствен­но­го потреб­ле­ния, но нуж­да­лась бы в снаб­же­нии ими извне, эти сред­ства мог­ли бы создать в ней изоби­лие драгоцен­ных метал­лов и при отсут­ствии руд­ни­ков.

Мно­го­чис­лен­ные и раз­лич­ные ремес­ла доста­вят госу­дар­ству или горо­ду в изоби­лии день­ги, если они про­из­во­дят необ­хо­ди­мые сред­ства суще­ство­ва­ния, пред­ме­ты ком­фор­та и рос­ко­ши в таких раз­ме­рах, кото­рые пре­вы­ша­ют потреб­но­сти стра­ны. Это сред­ство не толь­ко долж­но быть постав­ле­но во гла­ве общих средств, но во мно­гих отно­ше­ни­ях долж­но пред­по­чи­тать­ся перед специфи­ческим сред­ством избыт­ка сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов вслед­ствие его боль­шей надеж­но­сти. Ведь более уве­рен­ным явля­ет­ся барыш, когда он полу­ча­ет­ся от заня­тия тем или иным ремеслом, чем доход кре­стья­ни­на или дру­гих лиц, обра­ба­ты­ва­ю­щих зем­лю или про­из­во­дя­щих про­дук­ты сель­ско­го хозяй­ства. Доход послед­них зави­сит не толь­ко от тру­да чело­ве­ка, но и от кли­ма­ти­че­ских усло­вий и пого­ды. Зем­ли нуж­да­ют­ся в раз­лич­ных атмо­сфер­ных усло­ви­ях, в одних слу­ча­ях они тре­бу­ют дождя, в дру­гих — солн­ца. Если нет необ­хо­ди­мых усло­вий или насту­па­ет непо­го­да, то труд не толь­ко не при­но­сит ника­кой выго­ды, но зача­стую люди теря­ют вме­сто того, что­бы выиг­рать. Напро­тив, в ремес­ле выиг­рыш все­гда наде­жен.

Во-вто­рых, в ремес­лах про­дук­ция может умно­жать­ся и соот­ветственно уве­ли­чи­вать­ся барыш, что невоз­мож­но в сель­ском хозяй­стве, посколь­ку его про­дук­ция не может по жела­нию умно­жаться. Так, напри­мер, если на опре­де­лен­ной пло­ща­ди мож­но посе­ять 100 мер пше­ни­цы, то никто на этой пло­ща­ди не смо­жет посе­ять 150 мер. В про­мыш­лен­но­сти же дело обсто­ит как раз наобо­рот. Ее про­дук­ция может быть не толь­ко удво­е­на, но даже воз­рас­ти сто­ри­цей и с про­пор­ци­о­наль­но мень­ши­ми издерж­ка­ми. В‑третьих, вывоз про­мыш­лен­ных изде­лий более наде­жен, чем вывоз сельско­хозяйственных про­дук­тов; следова­тельно и барыш обеспечен­нее. Вывоз их более наде­жен уже пото­му, что, как оче­вид­но, сель­скохозяйственные про­дук­ты могут с тру­дом быть предо­хра­не­ны от пор­чи. Отсю­да вид­но, как их опас­но выво­зить в отда­лен­ную стра­ну. Если от них нель­зя отде­лать­ся сей­час же и их необ­хо­ди­мо сохра­нять про­дол­жи­тель­ное вре­мя, то неиз­беж­на опас­ность пор­чи. Совсем ина­че дело обсто­ит в про­мыш­лен­но­сти, про­дук­ты кото­рой очень лег­ко сохра­ня­ют­ся не толь­ко в тече­ние корот­ко­го, но и весь­ма про­дол­жи­тель­но­го вре­ме­ни и по этой при­чине могут с удоб­ством выво­зить­ся в любую отда­лен­ней­шую стра­ну. Искус­ство море­пла­ва­ния в насто­я­щее вре­мя так усо­вер­шен­ство­ва­лось, что толь­ко в этом отно­ше­нии совре­мен­ные наро­ды пре­взо­шли древ­них. Они ведут тор­гов­лю не толь­ко меж­ду Запа­дом и Восто­ком, Югом и Севе­ром, но даже меж­ду одним и дру­гим полуша­риями, при­чем това­ры лег­ко пере­во­зят­ся из одно­го в дру­гое. Кто же не согла­сит­ся с тем, что по этой при­чине более наде­жен вывоз про­мыш­лен­ных изде­лий, чем сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дуктов, а сле­до­ва­тель­но, и полу­че­ние бары­ша от тор­гов­ли про­мышленными изде­ли­я­ми. В‑четвертых (и в‑последних), чаще все­го гораз­до боль­ше выру­ча­ют от про­да­жи про­мыш­лен­ных изде­лий, как это мож­но видеть в отно­ше­нии шер­стя­ной про­мыш­лен­но­сти, осо­бен­но тон­ких сукон, в про­мыш­лен­но­сти полот­ня­ной и шелко­вой, в про­из­вод­стве ору­жия, кар­тин, ста­туй, гра­вюр, во всех отрас­лях, отно­ся­щих­ся к коло­ни­аль­ным това­рам, и в бесчислен­ном коли­че­стве дру­гих отрас­лей, пере­чис­лять кото­рые излишне. В каж­дой отрас­ли про­мыш­лен­но­сти изоби­лие ее про­дук­тов дол­жно быть пред­по­чи­та­е­мо по срав­не­нию с избыт­ком про­дук­тов сель­ско­го хозяй­ства. Если эти отрас­ли про­мыш­лен­но­сти дости­гают совер­шен­ства в каком-нибудь горо­де или госу­дар­стве, то они явля­ют­ся одной из могу­ще­ствен­ней­ших при­чин изоби­лия в госу­дар­стве золо­та и сереб­ра, в зна­чи­тель­но боль­шей мере, чем избы­ток про­дук­тов сель­ско­го хозяй­ства.

В Ита­лии зани­ма­ет пер­вое место и дости­га­ет наи­боль­ше­го совер­шен­ства в этом отно­ше­нии город Вене­ция, где ремеслен­никами про­из­во­дит­ся мно­же­ство това­ров, от про­да­жи кото­рых посту­па­ют, как извест­но, день­ги.

Напро­тив, город Неа­поль ока­жет­ся поза­ди, так как он далек от совер­шен­ства в этом отно­ше­нии: там не толь­ко отсут­ству­ют все или боль­шая часть реме­сел, но и те, что в нем име­ют­ся, за исклю­че­ни­ем про­из­вод­ства шел­ка, рас­про­стра­не­ны недоста­точно для выво­за за гра­ни­цу их изде­лий, что необ­хо­ди­мо для при­вле­че­ния денег. Более того, их про­из­вод­ство даже недо­ста­точ­но для Неа­по­ля и коро­лев­ства в такой мере, что­бы не при­хо­ди­лось опла­чи­вать ино­стран­ную про­мыш­лен­ность. Это будет дока­за­но путем срав­не­ния Неа­по­ля с Вене­ци­ей в отно­ше­нии изоби­лия денег.

ГЛАВА IV. О характере населения

На вто­ром месте мы перей­дем к сред­ствам, нахо­дя­щим­ся в свя­зи с харак­те­ром насе­ле­ния. Мы будем счи­тать, что такое сред­ство суще­ству­ет в каком-нибудь коро­лев­стве или горо­де, если жите­ли этой стра­ны по сво­ей при­ро­де тру­до­лю­би­вы и изобрета­тельны, так что тор­гу­ют не толь­ко у себя в стране, но и с дру­ги­ми стра­на­ми, и ищут, где и каким спо­со­бом они мог­ли бы при­ме­нить свой труд. Бла­го­да­ря их тру­ду город несо­мнен­но будет иметь в изоби­лии золо­то и сереб­ро, так как они будут извле­кать день­ги из про­мыш­лен­ной дея­тель­но­сти не толь­ко в сво­ей стране, но и из дру­гих стран. Это сред­ство зани­ма­ет пер­вое место ско­рее в каче­стве спе­ци­фи­че­ской при­чи­ны изоби­лия денег в госу­дар­стве или горо­де, чем в каче­стве обыч­ной при­чи­ны. В этом отно­ше­нии пер­вым горо­дом в Ита­лии явля­ет­ся Генуя, где это сред­ство дости­гает наи­боль­ше­го совер­шен­ства, вслед­ствие чего там такое оби­лие денег, как ни в каком дру­гом ита­льян­ском горо­де; на вто­ром месте сто­ит Фло­рен­ция, а затем Вене­ция. Хотя тор­гов­ля Вене­ции пре­вы­ша­ет тор­гов­лю всех дру­гих ита­льян­ских горо­дов, вме­сте взя­тых, но в рас­смат­ри­ва­е­мом нами отно­ше­нии она зани­мает лишь тре­тье место. С дру­гой сто­ро­ны, Неа­поль вме­сте со сво­им коро­лев­ством явля­ет­ся тем горо­дом, где мы не нахо­дим это­го сред­ства: жите­ли стра­ны так лени­вы, что не тор­гу­ют за пре­де­ла­ми сво­ей стра­ны, — не толь­ко с дру­ги­ми стра­на­ми Евро­пы, напри­мер с Испа­ни­ей, Фран­ци­ей, Гер­ма­ни­ей и пр., но даже в самой Ита­лии с дру­ги­ми про­вин­ци­я­ми. Они не про­из­во­дят так­же доста­точ­но про­мыш­лен­ных изде­лий для самой стра­ны. Поэто­му в стра­ну при­ез­жа­ют ино­стран­цы из дру­гих ита­льян­ских про­винций, глав­ным обра­зом для заня­тия ремеслом, как гену­эз­цы, фло­рен­тий­цы, жите­ли Бер­га­ма, вене­ци­ан­цы и дру­гие. Несмот­ря на то, что жите­ли Неа­по­ля видят, как ино­стран­цы, зани­ма­ясь про­мыш­лен­ной дея­тель­но­стью в их стране, обо­га­ща­ют­ся, — они не под­ра­жа­ют им и не сле­ду­ют их при­ме­ру, т. е. не рабо­та­ют у себя дома. В этом отно­ше­нии они пря­мо про­ти­во­по­лож­ны гену­эзцам, кото­рые не доволь­ству­ют­ся той дея­тель­но­стью, какая может выпол­нять­ся в их про­вин­ции или даже в Ита­лии, не жале­ют тру­дов и не боят­ся опас­но­стей, путе­ше­ствуя с этой целью по всем стра­нам Евро­пы и дру­гих частей све­та, вплоть до Новой Индии, если могут полу­чить раз­ре­ше­ние на въезд туда от его католиче­ского вели­че­ства. По след­стви­ям это­го мож­но судить о том, на­сколько важ­но сред­ство, свя­зан­ное с харак­те­ром насе­ле­ния, так как гену­эз­цы, несмот­ря па то, что их стра­на совер­шен­но бес­плодна, име­ют мно­же­ство денег, тогда как неа­по­ли­тан­цы при всем пло­до­ро­дии их стра­ны бед­ны.

ГЛАВА V. О значительной торговле

На тре­тьем месте сто­ит сред­ство, заклю­ча­ю­ще­е­ся в зна­чи­тель­ной тор­гов­ле, самым могу­ще­ствен­ным усло­ви­ем и отча­сти при­чи­ной кото­рой явля­ет­ся место­по­ло­же­ние, т. е. сред­ство, кото­рое мы упо­минали в гла­ве о спе­ци­фи­че­ских сред­ствах. Тор­гов­ля доста­вит стране в изоби­лии день­ги, если она ведет­ся ино­стран­ны­ми това­рами в боль­шей сте­пе­ни, чем оте­че­ствен­ны­ми. В самом деле, тор­гов­ля, кото­рая ведет­ся путем выво­за избыт­ка соб­ствен­ных това­ров, не может быть зна­чи­тель­ной. К тому же в этом слу­чае оби­лие денег долж­но при­пи­сы­вать­ся не самой тор­гов­ле, а избыт­ку оте­че­ствен­ных това­ров. Если же про­ис­хо­дит ввоз ино­стран­ных това­ров для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей стра­ны, то тор­гов­ля ими не толь­ко не дает стране изоби­лия денег, но, напро­тив, приве­дет к ее обни­ща­нию. Отсю­да мы можем сде­лать заклю­че­ние, что зна­чи­тель­ная тор­гов­ля лишь в том слу­чае вызо­вет изоби­лие денег в стране, если она ведет­ся това­ра­ми, при­об­ре­та­е­мы­ми в одних стра­нах, для выво­за их в дру­гие стра­ны, а не в нее, что при­ве­ло бы к про­ти­во­по­лож­но­му след­ствию. Как уже было ска­за­но, самым важ­ным усло­ви­ем и при­чи­ной такой тор­гов­ли явля­ет­ся местопо­ложение. Что там, где про­ис­хо­дит зна­чи­тель­ная тор­гов­ля, необ­ходимо долж­но быть изоби­лие денег, не при­хо­дит­ся дока­зы­вать, посколь­ку тор­гов­ля без денег не может про­ис­хо­дить и толь­ко ради них ведет­ся.

Как уже было ска­за­но в преды­ду­щей гла­ве, город Вене­ция зани­ма­ет пер­вое место не толь­ко в Ита­лии, но и во всей Евро­пе в смыс­ле место­по­ло­же­ния. Из опы­та вид­но, что все това­ры, кото­рые при­бы­ва­ют из Азии в Евро­пу, про­хо­дят через Вене­цию и отту­да рас­пре­де­ля­ют­ся по дру­гим местам; точ­но так­же все това­ры, кото­рые направ­ля­ют­ся из Евро­пы в Азию, оди­на­ко­во про­хо­дят через Вене­цию. Вслед­ствие это­го там име­ет место вели­чай­шая тор­гов­ля, посколь­ку из нее това­ры направ­ля­ют­ся в столь­ко раз­личных мест. И это обу­слов­ле­но не толь­ко удоб­ством место­положения на пути из Азии в Евро­пу и наобо­рот, но и в самой Ита­лии, посколь­ку боль­шин­ство ита­льян­ских рек впа­да­ет в море близ Вене­ции, что облег­ча­ет пере­воз­ку това­ров в раз­лич­ные места.

Кро­ме того, Вене­ция рас­по­ло­же­на почти в самом боку Ита­лии и нахо­дит­ся на неболь­шом рас­сто­я­нии как от север­ной, так и от южной око­неч­но­стей, что дает пре­иму­ще­ство для выше­ука­зан­ных пере­во­зок. Это­му же обсто­я­тель­ству содей­ству­ет мно­же­ство реме­сел в Вене­ции, како­вая при­чи­на обу­слов­ли­ва­ет огром­ное сте­че­ние людей, при­ез­жа­ю­щих туда впро­чем не толь­ко ради реме­сел, но и в силу дей­ствия этих двух при­чин, из коих одна уси­ли­ва­ет дру­гую, а имен­но: там име­ет место боль­шое сте­че­ние людей как вслед­ствие тор­гов­ли, так и вслед­ствие удоб­ства место­по­ло­же­ния. Зна­чи­тель­ная тор­гов­ля ведет к мно­го­чис­лен­но­сти реме­сел, а их мно­го­чис­лен­ность ведет к боль­шо­му раз­ви­тию тор­гов­ли.

Напро­тив, город Неа­поль и его коро­лев­ство не име­ют внеш­ней тор­гов­ли, а толь­ко ту, кото­рая пред­на­зна­че­на для само­го госу­дарства. Из опы­та извест­но, что кро­ме сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов, кото­рые рас­тут в Неа­по­ли­тан­ском коро­лев­стве, немно­гие това­ры выво­зят­ся через него за гра­ни­цу. При­чи­ной это­го явля­ет­ся неудоб­ное место­по­ло­же­ние Неа­по­ли­тан­ско­го королев­ства. Ита­лия име­ет фор­му руки, про­тя­ну­той из тела; поэто­му она и назва­на была полу­ост­ро­вом. Неа­по­ли­тан­ское же королев­ство рас­по­ло­же­но в край­ней око­неч­но­сти этой руки. Это дела­ет неудоб­ной пере­воз­ку това­ров в Неа­поль для выво­за их в дру­гие места. Поэто­му место­по­ло­же­ние коро­лев­ства явля­ет­ся невыгод­ным, посколь­ку никто не име­ет нуж­ды про­ехать через Неа­поль для того, что­бы отпра­вить­ся в дру­гие стра­ны, из какой бы части мира и в какую бы часть его он ни наме­рен был бы ехать, если толь­ко не дела­ет это­го по соб­ствен­но­му жела­нию для того, что­бы удли­нить путь, или же если он не отправ­ля­ет­ся туда по собствен­ным делам. Вслед­ствие это­го не толь­ко тор­гов­цам неудоб­но посы­лать туда свои това­ры для выво­за их в дру­гие места, но это при­чиняет им насто­я­щий ущерб; и если соче­тать ука­зан­ное неудоб­ство место­по­ло­же­ния коро­лев­ства с пре­об­ла­да­ни­ем в нем людей, не зани­ма­ю­щих­ся ника­ким тру­дом, и с нище­той ремес­лен­ни­ков, то это неиз­беж­но обу­слов­ли­ва­ет отсут­ствие тор­гов­ли, кро­ме той, что пред­на­зна­че­на для само­го Неа­по­ля. Но такая тор­гов­ля не может быть зна­чи­тель­ной, и она не может так­же обу­слов­ли­вать изоби­лие денег, но ско­рее вызы­ва­ет их недо­ста­ток, если исклю­чить вывоз избы­точ­ных сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов, о чем речь шла выше.

ГЛАВА VI. О политике правителя

Послед­ним сред­ством явля­ет­ся поли­ти­ка пра­ви­те­ля, кото­рый руко­во­дит­ся место­по­ло­же­ни­ем сво­е­го госу­дар­ства, раз­лич­ны­ми при­су­щи­ми ему обсто­я­тель­ства­ми, рав­но как обсто­я­тель­ства­ми сосед­них и отда­лен­ных госу­дарств, с кото­ры­ми оно име­ет или может иметь тор­гов­лю, и, исхо­дя из это­го, уста­нав­ли­ва­ет сред­ства, кото­рые могут доста­вить в изоби­лии день­ги его госу­дар­ству, рав­но как и те, кото­рые могут поме­шать отли­ву денег. Госу­дарь при­ме­ня­ет раз­лич­ную поли­ти­ку в зави­си­мо­сти от раз­лич­ных резуль­татов, кото­рых хочет достиг­нуть, устра­няя пре­пят­ствия на пути к постав­лен­ной им цели. Но, как уже было ска­за­но в пре­ди­сло­вии, не так лег­ко при­ме­нять это сред­ство тому, кто управ­ля­ет: при­ходится при этом вни­ма­тель­но рас­смат­ри­вать не одну толь­ко вещь, но мно­гие вещи, обра­тить вни­ма­ние на неудоб­ства и вся­кие дру­гие след­ствия, кото­рые могут быть вызва­ны его полити­кой, не обма­ны­вать­ся насчет основ­ных средств, так как из-за труд­но­стей зача­стую разум наш при­ни­ма­ет одно обсто­я­тель­ство за пря­мо про­ти­во­по­лож­ное. Осо­бен­но слож­ным это явля­ет­ся вслед­ствие того, что след­ствия поли­ти­ки зави­сят не от какой- либо необ­хо­ди­мой, но лишь от слу­чай­ной при­чи­ны, како­вой явля­ется чело­ве­че­ская воля. Для того что­бы пра­виль­но направ­лять эту волю, необ­хо­ди­мо преду­смат­ри­вать мно­гие вещи, так как одна и та же при­чи­на зача­стую вызы­ва­ет раз­лич­ные след­ствия у раз­ных людей, подоб­но тому, как солн­це высу­ши­ва­ет грязь и раз­мяг­ча­ет воск, а лег­кий свист раз­дра­жа­ет собак и успокаи­вает лоша­дей. Как уже было ска­за­но, соблю­де­ние поли­ти­ки госу­даря зави­сит от воли людей, и если госу­дарь может при­ну­дить к это­му сво­их под­дан­ных, то необ­хо­ди­мо преду­смот­реть, что­бы они не вос­пре­пят­ство­ва­ли его воле каким-нибудь кос­вен­ным путем, кото­рых име­ет­ся в их рас­по­ря­же­нии очень мно­го; труд­ность заклю­ча­ет­ся не толь­ко в этом, она суще­ству­ет и в отно­ше­нии тех людей, кото­рые не явля­ют­ся его под­дан­ны­ми: их он дол­жен либо при­влечь сво­ей поли­ти­кой, либо дей­ство­вать таким путем, что­бы они содей­ство­ва­ли ему из соб­ствен­ных инте­ре­сов. Таким обра­зом он дол­жен рас­смат­ри­вать, как те или иные сред­ства могут при­ме­нять­ся в его госу­дар­стве, что, как уже было выше ска­за­но, явля­ет­ся чрез­вы­чай­но труд­ным. Лишь немно­гие дошли до это­го совер­шен­ства, и сре­ди них, по мое­му мне­нию, дол­жен счи­тать­ся одним из пер­вых как в древ­но­сти, так и в насто­я­щее вре­мя папа Сикст V, кото­рый хоро­шо знал обсто­я­тель­ства сво­их вла­де­ний, то, что мог­ло улуч­шить их поло­же­ние, сред­ства, необ­ходимые для устра­не­ния недо­стат­ков, и кото­рый неза­мед­ли­тель­но эти сред­ства при­ме­нял. Труд­ность заклю­ча­ет­ся не толь­ко в этом, но и в том, что если даже извест­на пра­виль­ная поли­ти­ка, то госу­дарь не дол­жен соблаз­нять­ся ника­ки­ми стрем­ле­ни­я­ми, кото­рые поме­ша­ли бы пра­виль­но­му пути.

Если это сред­ство осу­ществ­ля­ет­ся в совер­шен­стве в каком-нибудь госу­дар­стве, то нет сомне­ния, что оно явля­ет­ся наи­бо­лее могу­ще­ствен­ным для дости­же­ния изоби­лия золо­та и сереб­ра в госу­дар­стве, так как его мож­но назвать дей­ству­ю­щей при­чи­ной и выс­шим фак­то­ром сре­ди всех дру­гих средств. Оно может обес­печить дей­ствие всех дру­гих средств при раз­лич­ных бесчислен­ных обсто­я­тель­ствах и сохра­нить бла­го­ден­ствие госу­дар­ства, устра­няя все пре­пят­ствия, при­чем поз­во­ля­ет достиг­нуть это­го не толь­ко в тех стра­нах, где име­ют место выше­на­зван­ные усло­вия, но даже и в таких стра­нах, где не суще­ству­ет ни одно­го из этих усло­вий.

Из опы­та извест­но, что во вре­мя пре­бы­ва­ния на пап­ском пре­столе Сикс­та V в горо­де Риме не было ни одно­го из назван­ных нами выше средств, не было так­же удоб­ства место­по­ло­же­ния. День­ги, кото­рые там нахо­дят­ся, при­ве­зе­ны при­ез­жа­ю­щи­ми туда ино­стран­ны­ми госу­да­ря­ми и кня­зья­ми свя­той церк­ви, а так­же посла­ми, кото­рые при­ез­жа­ют ко дво­ру папы. Туда сте­ка­ет­ся весь хри­сти­ан­ский мир по раз­лич­ным делам. Но все это вещи, играю­щие под­чи­нен­ную роль по срав­не­нию с тор­гов­лей. Толь­ко поли­тика Сикс­та V обу­сло­ви­ла собою то, что, несмот­ря на тяже­лые вре­ме­на, когда он всту­пил на пап­ский пре­стол, он сумел не толь­ко в одно мгно­ве­ние создать спо­кой­ствие и изоби­лие во всем госу­дарстве свя­той церк­ви, вос­ста­но­вить пра­во­су­дие в такой сте­пе­ни, кото­рой оно ред­ко дости­га­ло, укра­сить и зна­чи­тель­но уве­ли­чить Рим, израс­хо­до­вав на это огром­ные сред­ства, как это мож­но видеть в насто­я­щее вре­мя, но он уве­ли­чил сред­ства пап­ско­го каз­начейства до 5 мил­ли­о­нов золо­том, чего, может быть, нико­гда не было в Риме в тече­ние мно­гих сотен лет. Не думаю так­же, что­бы столь­ко там было средств в насто­я­щее вре­мя, так как день­ги были израс­хо­до­ва­ны по мно­гим при­чи­нам.

Из все­го это­го мож­но сде­лать вывод отно­си­тель­но того, какое зна­че­ние име­ет поли­ти­ка пра­ви­те­ля. Она про­из­во­дит осо­бен­но уди­ви­тель­ные послед­ствия в такое вре­мя, когда, вслед­ствие бди­тельности пра­ви­те­ля, не допус­ка­ет­ся ее нару­ше­ния, в отли­чие от тех вре­мен, когда бес­по­ряд­ки в госу­дар­стве дела­ют затрудни­тельным осу­ществ­ле­ние этой поли­ти­ки, осо­бен­но когда эти беспо­рядки силь­ны и зако­ре­не­лы.

Итак я ска­жу, что это сред­ство, посколь­ку оно над­ле­жа­щим обра­зом дей­ству­ет, явля­ет­ся вели­чай­шим из тех, кото­рые могут при­ме­нять­ся в госу­дар­стве, и подоб­но тому, как пра­во­су­дие заклю­чает в себе все дру­гие доб­ро­де­те­ли, будучи их гос­по­жой и заста­вляя их дей­ство­вать для дости­же­ния сво­ей цели, как гово­рит свя­той Фома, точ­но так­же это сред­ство, т. е. поли­ти­ка госу­да­ря, содер­жит в себе все дру­гие сред­ства, их сохра­ня­ет и застав­ля­ет их над­ле­жа­щим обра­зом дей­ство­вать. И если мне ска­жут поэто­му, что я ошиб­ся, поме­стив не это сред­ство на пер­вом месте, а много­численность реме­сел в госу­дар­стве, то я отве­чу, что сде­лал это, имея в виду то обсто­я­тель­ство, что дей­ствие послед­не­го сред­ства совер­шен­но надеж­но, тогда как пер­вое сред­ство не все­гда надеж­но. Оно нена­деж­но не само по себе, но в отно­ше­нии пра­ви­те­ля, про­водящего его, учи­ты­вая труд­но­сти, свя­зан­ные с ним, и в этом отно­ше­нии я сле­дую мне­нию тех, кто пред­по­чи­та­ет надеж­ность вещи ее бла­го­род­ству.

ГЛАВА VII. Не существует никаких других средств кроме вышеназванных

Не суще­ству­ет ника­ких дру­гих средств, кро­ме вышеназван­ных, кото­рые не были бы под­чи­нен­ны­ми им сред­ства­ми или обстоя­тельствами. Так, напри­мер, если ука­зы­ва­ют в каче­стве важ­ной при­чи­ны на низ­кий курс валю­ты, то я счи­таю, что это лишь обстоя­тельство, под­чи­нен­ное общей при­чине — тор­гов­ле; точ­но так­же низ­кая цена вво­зи­мых това­ров рав­но явля­ет­ся лишь под­чи­нен­ным тор­гов­ле обсто­я­тель­ством, точ­но так же, как высо­кий курс денег явля­ет­ся частью сред­ства, заклю­ча­ю­ще­го­ся в поли­ти­ке прави­теля. Как это сред­ство, так и подоб­ные им не могут рассматри­ваться даже как сред­ства вто­ро­сте­пен­ные, но лишь как обстоя­тельства, пото­му что они вызы­ва­ют соот­вет­ству­ю­щее след­ствие не необ­хо­ди­мо. Напро­тив, по мне­нию де-Сан­ти­са, низ­кий курс валю­ты пред­став­ля­ет­ся не толь­ко глав­ным и могу­ще­ствен­ным сред­ством, но даже един­ствен­ным, точ­но так­же и высо­кий курс денег, о чем мы будем гово­рить во вто­рой и тре­тьей части. Для того что­бы дока­зать, что нет дру­гих основ­ных средств, кро­ме выше­на­зван­ных, мы, для при­ме­ра, сопо­ста­вим сред­ства, приме­няемые горо­дом Неа­по­лем, с неко­то­ры­ми дру­ги­ми горо­да­ми Ита­лии.

ГЛАВА VIII. Сравнение города Неаполя с городами Венецией и Генуей в отно­шении вышеуказанных средств

Вене­ция и Генуя явля­ют­ся ита­льян­ски­ми горо­да­ми, кото­рые не толь­ко не отли­ча­ют­ся избыт­ком сель­ско­хо­зяй­ствен­ных продук­тов, но где, ско­рее, име­ет место пря­мо про­ти­во­по­лож­ное, так как ни в одном из них эти про­дук­ты не про­из­во­дят­ся в доста­точ­ном коли­че­стве, хотя бы даже частич­но; напро­тив, Неа­поль явля­ет­ся горо­дом, в кото­ром сель­ско­хо­зяй­ствен­ные про­дук­ты име­ют­ся в избыт­ке, так что они даже выво­зят­ся из госу­дар­ства, по подсче­там де-Сан­ти­са, при­бли­зи­тель­но на шесть мил­ли­о­нов в год. Впро­чем, для меня мало важ­но — так ли это или не так. Тем не менее, пер­вые горо­да име­ют огром­ное коли­че­ство денег, а Неа­поль крайне беден.

Поэто­му мне каза­лось, что я дол­жен срав­нить меж­ду собой эти ита­льян­ские горо­да с Неа­по­лем в отно­ше­нии при­чин, вызываю­щих изоби­лие моне­ты. При­чем я дол­жен был выбрать имен­но эти горо­да, пря­мо про­ти­во­по­лож­ные Неа­по­лю в отно­ше­нии избыт­ка сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов, для того что­бы уста­но­вить при­чи­ны про­ти­во­по­лож­ных след­ствий. Из срав­не­ния ука­зан­ных горо­дов с Неа­по­лем каж­до­му лег­ко будет сде­лать вывод в отно­шении всех дру­гих ита­льян­ских горо­дов, так как это срав­не­ние дела­ет­ся мною лишь для боль­шей ясно­сти. Посколь­ку Вене­ция в наи­боль­шей сте­пе­ни про­ти­во­по­лож­на Неа­по­лю в отно­ше­нии ука­зан­ных средств, а так­же про­ти­во­по­лож­ны и дру­гие обстоя­тельства, кото­рые могут обу­сло­вить изоби­лие денег, мы пред­варительно срав­ним Неа­поль с Вене­ци­ей, после чего будет яснее срав­не­ние его с Гену­ей. Для это­го мы про­ти­во­по­ста­вим преж­де все­го осо­бен­но­сти Вене­ции и Неа­по­ля.

ГЛАВА IX. Условия Неаполя и Венеции в отношении к рассматриваемому средству

Неа­по­ли­тан­ское госу­дар­ство име­ет не толь­ко все необходи­мое для суще­ство­ва­ния его жите­лей, но отту­да даже еже­год­но выво­зит­ся сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов почти на 6 миллио­нов. Вене­ция не име­ет ника­ких сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов в доста­точ­ном коли­че­стве для суще­ство­ва­ния ее граж­дан, и отту­да не толь­ко ниче­го не выво­зит­ся за гра­ни­цу, но ей при­хо­дит­ся, напро­тив, еже­год­но тра­тить при­бли­зи­тель­но 8 мил­ли­о­нов или даже боль­ше на ввоз средств потреб­ле­ния для сво­их граж­дан. Как золо­то, так и сереб­ро в Неа­по­ле рас­це­ни­ва­ют­ся выше, чем во всей Ита­лии, а сле­до­ва­тель­но выше, чем в Вене­ции, так что из какой бы части Ита­лии ни были при­ве­зе­ны день­ги в Неа­поль, — тот, кто их при­во­зит, зара­ба­ты­ва­ет на сереб­ре при­бли­зи­тель­но 5% или даже боль­ше, на золо­те же, кото­рое не име­ет твер­дой цены и не име­ет, мож­но ска­зать, хож­де­ния в каче­стве моне­ты, зара­ба­ты­ва­ет еще боль­ше. Напро­тив, если день­ги вез­ти из Неа­поля в какую бы то ни было часть Ита­лии, то на этом теря­ют при­бли­зи­тель­но 8%. Если кому-нибудь пока­жет­ся, что дело обсто­ит не так, то он смо­жет свою ошиб­ку понять, пора­бо­тав не­множко для того, что­бы уяс­нить себе исти­ну.

Как золо­тые, так и сереб­ря­ные день­ги в Вене­ции, по срав­не­нию с Неа­по­лем, оце­ни­ва­ют­ся по низ­ко­му кур­су, так что если при­вез­ти день­ги из Вене­ции в Неа­поль, то на сереб­ре, как уже было ска­зано, зара­ба­ты­ва­ют при­бли­зи­тель­но 5%, а на золо­те — в зави­симости от суще­ству­ю­ще­го кур­са. Напро­тив, если отвез­ти день­ги из Неа­по­ля в Вене­цию, то теря­ют, как уже было ска­за­но. Если вывез­ти день­ги из Вене­ции в дру­гие места Ита­лии или из этих мест в Вене­цию, то при этом теря­ет­ся лишь сто­и­мость чекан­ки.

Из Неа­по­ля запре­ще­но выво­зить как ино­стран­ные день­ги, так и наци­о­наль­ную моне­ту, золо­тую и сереб­ря­ную, под стра­хом суро­во­го нака­за­ния и поте­ри этих денег, а так­же опла­ты (в настоя­щее вре­мя) трой­но­го штра­фа. Из Вене­ции мож­но выво­зить любое коли­че­ство мест­ной моне­ты, но не ино­стран­ные день­ги, и почти еже­год­но из Вене­ции выво­зят на Восток око­ло 5 мил­ли­о­нов. В Неа­по­ле ввоз­ные пошли­ны низ­ки, так что мож­но зара­бо­тать на вво­зе това­ров от 7 до 8 или 10%; учи­ты­вая боль­шое коли­че­ство ста­рых дол­гов и недо­ста­ток денег, там мож­но с выго­дой при­ме­нить любую круп­ную сум­му. В Вене­ции ввоз­ные пошли­ны высо­ки, так что там нель­зя зара­бо­тать боль­ше 4 или 5% на вво­зе това­ров. Поэто­му тот, кто хотел бы при­ме­нить в Вене­ции свои день­ги, мог бы зара­бо­тать лишь немно­го.

В Неа­по­ле дохо­ды от ввоз­ных пошлин посту­па­ют его вели­честву като­ли­че­ско­му коро­лю. Они все рас­хо­ду­ют­ся в этом же коро­лев­стве. Ника­кая часть этих дохо­дов не отсы­ла­ет­ся коро­лю; напро­тив, очень часто туда еще посы­ла­ют­ся мил­ли­о­ны налич­ны­ми день­га­ми, одна­ко и они почти не оста­ют­ся в казне, так как цели­ком пре­вра­ща­ют­ся в сти­пен­дии при­ви­ле­ги­ро­ван­ных лиц или идут на содер­жа­ние армии в коро­лев­стве. В Вене­ции же не расхо­дуются все день­ги, посту­па­ю­щие в госу­дар­ствен­ную каз­ну, но боль­ше оста­ет­ся в ней, а после опла­ты зай­ма, заклю­чен­но­го в 1570 – 71 г. для содер­жа­ния армии про­ку­ра­то­ром Фри­у­ля, еже­годно в госу­дар­ствен­ном каз­на­чей­стве оста­ет­ся око­ло 600 тысяч дука­тов, поми­мо дохо­дов, посту­па­ю­щих на монет­ный двор.

Таким обра­зом, при срав­не­нии усло­вий того или дру­го­го горо­да мы видим, что Неа­поль обла­да­ет все­ми сред­ства­ми и обсто­я­тель­ства­ми, кото­рые обу­слов­ли­ва­ют изоби­лие денег. Напро­тив, усло­вия Вене­ции явля­ют­ся ско­рее при­чи­ной и обстоятель­ством ее обни­ща­ния; одна­ко, на деле мы видим пря­мо противо­положное, а имен­но — Вене­ция изоби­лу­ет день­га­ми, а Неа­поль беден. Рас­смот­рим же, чем обу­слов­ле­ны эти про­ти­во­по­лож­ные след­ствия.

ГЛАВА X. Как, несмотря на вышеуказанные условия, Венеция изобилует золотом и серебром, и почему?

Все усло­вия Вене­ции, как было уже ска­за­но, име­ют боль­шее зна­че­ние для отли­ва денег; напро­тив, усло­вия Неа­по­ля — для при­ли­ва денег, так что пер­вый город дол­жен был бы быть беден, а послед­ний — богат день­га­ми; на деле же мы видим противо­положное поло­же­ние. Мы долж­ны, сле­до­ва­тель­но, най­ти при­чи­ну этих про­ти­во­по­лож­ных след­ствий.

Нач­нем с Вене­ции. Так как отлив денег пред­по­ла­га­ет их пред­варительный при­лив (в про­тив­ном слу­чае отлив был бы невоз­можен), труд­ность сле­до­ва­тель­но заклю­ча­ет­ся в том, что­бы най­ти такой источ­ник при­ли­ва денег, кото­рый был бы не толь­ко доста­точен для обес­пе­че­ния их отли­ва, но и пре­вос­хо­дил бы его на­столько, что­бы обу­сло­вить в стране изоби­лие денег; если мы его уста­но­вим, то исчез­нут удив­ле­ние и ука­зан­ное про­ти­во­ре­чие. Нет сомне­ния, что посколь­ку мы нахо­дим в Вене­ции три выше­установленные нами обыч­ные сред­ства, т. е. мно­го­чис­лен­ность реме­сел, боль­шую тор­гов­лю и соот­вет­ству­ю­щую поли­ти­ку прави­телей, мы можем заклю­чить, что имен­но ука­зан­ны­ми сред­ства­ми обу­слов­лен при­лив денег, кото­ро­го не толь­ко хва­та­ет на покры­тие отли­ва, но доста­точ­но и для изоби­лия денег в стране.

В отно­ше­нии пер­вых двух средств, ука­зан­ных нами, не при­ходится даже дока­зы­вать их нали­чия, так как это всем извест­но. Что же каса­ет­ся тре­тье­го сред­ства, то его суще­ство­ва­ние выте­кает уже из нали­чия послед­ствий. Ведь мы гово­ри­ли о том, что поли­ти­ка пра­ви­те­ля явля­ет­ся глав­ным дей­ству­ю­щим сред­ством, кото­рое обу­слов­ли­ва­ет и сохра­ня­ет все осталь­ные сред­ства. Имен­но поли­ти­ка пра­ви­те­ля созда­ет поря­док, без кото­ро­го ничто в мире не может быть хоро­шим, и напро­тив, из сму­ты, в противо­положность поряд­ку, рож­да­ет­ся вся­кое зло. Выше­ука­зан­ные сред­ства нахо­дят­ся в таком хоро­шем состо­я­нии в Вене­ции, что обес­пе­чи­ва­ют боль­шой при­лив денег, кото­рый созда­ет боль­шее изоби­лие моне­ты даже за выче­том тех денег, кото­рые выво­зят­ся из госу­дар­ства, чем во вся­ком дру­гом госу­дар­стве не толь­ко Ита­лии, но даже в таких, где суще­ству­ют руд­ни­ки дра­го­цен­ных метал­лов. Поло­же­ние в Вене­ции тако­во, что одно сред­ство содей­ствует и улуч­ша­ет дру­гое. Так, зна­чи­тель­ная тор­гов­ля содей­ствует и улуч­ша­ет сред­ство, заклю­ча­ю­ще­е­ся в мно­го­чис­лен­но­сти реме­сел, а мно­го­чис­лен­ность и раз­ви­тие реме­сел улуч­ша­ют и содей­ству­ют внеш­ней тор­гов­ле. Точ­но так­же поли­ти­ка правите­лей сохра­ня­ет и направ­ля­ет к обще­му бла­гу эти сред­ства, устра­няя пре­пят­ствия и одно­вре­мен­но обес­пе­чи­вая усло­вия, что­бы ремес­лен­ни­ки и тор­гов­цы, кото­рые живут в этом горо­де, мог­ли про­дол­жать свое ремес­ло и свою тор­гов­лю настоль­ко, что­бы даже из дру­гих стран они сте­ка­лись туда.

В отно­ше­нии тор­гов­ли и поли­ти­ки пра­ви­те­лей ука­зан­ный город обла­да­ет неко­то­ры­ми пре­иму­ще­ства­ми по срав­не­нию с дру­ги­ми места­ми, где хоте­ли бы при­ме­нить те же сред­ства. С одной сто­ро­ны, он име­ет для тор­гов­ли удоб­ное место­по­ло­же­ние, как ска­за­но было выше, с дру­гой сто­ро­ны, в отно­ше­нии поли­ти­ки пра­ви­те­лей там есть то пре­иму­ще­ство, что его пра­ви­тель­ство может счи­тать­ся все­гда одним и тем же, чего нико­гда не было ни в мо­нархиях, ни в рес­пуб­ли­ках. Во вся­ком коро­лев­стве одно и то же пра­ви­тель­ство не может суще­ство­вать боль­ше 50 лет в сред­нем, что име­ет место в том слу­чае, если там пра­вит все это вре­мя один и тот же госу­дарь и если он от нача­ла до кон­ца обла­да­ет теми же зна­ни­я­ми и опы­том; там же, где нет госу­да­ря, неиз­мен­ность поли­тики суще­ству­ет лишь в тече­ние того вре­ме­ни, пока вице-король оста­ет­ся на сво­ем месте. Ведь в коро­лев­стве, как извест­но, лишь постоль­ку может суще­ство­вать оди­на­ко­вое прав­ле­ние, посколь­ку жив тот же король. Когда он уми­ра­ет, все рав­но — будет ли его сын его пре­ем­ни­ком или дру­гое лицо, — пра­ви­тель­ство, кото­рое при­хо­дит на сме­ну, не быва­ет нико­гда таким же, как преж­нее. Поэто­му даже суще­ству­ет пого­вор­ка: новый король — новые зако­ны. Ведь новый король не схо­дит­ся во всех мне­ни­ях со сво­им пред­ше­ствен­ни­ком и не может так­же знать, что его пред­шественник счи­тал бы бес­по­ряд­ком в госу­дар­стве, какую поли­тику он вел бы, что он сде­лал бы для устра­не­ния бес­по­ряд­ка; посколь­ку же новый король начал бы дей­ство­вать по-сво­е­му, то не может быть уве­рен­но­сти, что его опыт удал­ся бы. Вот в силу какой при­чи­ны под­дан­ные Пап­ско­го госу­дар­ства, вслед­ствие посто­ян­ных пере­мен в пра­ви­тель­стве, не обла­да­ют таким хоро­шим пра­ви­тель­ством, каким они мог­ли бы обла­дать, если бы власть носи­ла более устой­чи­вый харак­тер.

Но в Вене­ции, где пра­ви­тель­ство с само­го нача­ла стре­ми­лось управ­лять хоро­шо и име­ет сво­ей целью обще­ствен­ное бла­го, были уста­нов­ле­ны мно­гие раз­лич­ные учре­жде­ния и созда­ва­лись постоян­но все новые, улуч­шая или устра­няя про­шлые учре­жде­ния, чего мы нико­гда не нахо­дим в дру­гих монар­хи­ях и рес­пуб­ли­ках. Как дока­зал опыт, не суще­ству­ет ника­ко­го госу­дар­ства или респуб­лики в мире, кото­рое про­су­ще­ство­ва­ло бы столь­ко же вре­ме­ни, сколь­ко суще­ству­ет Вене­ция, кото­рая, мож­но ска­зать, еще дев­ственница, а меж­ду тем про­шло уже око­ло 1200 лет с того вре­ме­ни, как она была выстро­е­на после наше­ствия Атил­лы.

В Вене­ции спо­соб выбо­ра пра­ви­те­лей достиг тако­го совер­шенства, что невоз­мож­но, что­бы кто-либо мог стать пра­ви­те­лем путем под­ку­па или лести и что­бы он мог достиг­нуть выс­шей сту­пени, если не обла­да­ет опы­том в делах малых и сред­них и если в этом опы­те он не достиг хоро­ших резуль­та­тов.

Совет ста­рей­шин явля­ет­ся выс­шим учре­жде­ни­ем в Вене­ции, как в древ­но­сти сенат в Риме. Он име­ет пра­во изда­вать и изме­нять зако­ны, объ­яв­лять вой­ну и мир. В этом сове­те посто­ян­но име­ет­ся око­ло 150 сена­то­ров и даже боль­ше. Они как бы бес­смертны; их опыт пере­хо­дит к новым вла­стям, и не суще­ству­ет ника­ких вла­стей, кото­рые обла­да­ли хотя бы в тече­ние крат­чай­ше­го вре­ме­ни выс­шей вла­стью без согла­сия сове­та ста­рей­шин.

Такое устрой­ство пра­ви­тель­ства неиз­беж­но долж­но было при­ве­сти к тому послед­ствию, что оно все­гда оста­ет­ся одинако­вым, посколь­ку сена­то­ры там мно­го­чис­лен­ны и как бы бес­смерт­ны. Не может слу­чить­ся, что­бы одно­вре­мен­но умер­ли все или боль­шинство сена­то­ров, что­бы те, кото­рые ста­но­вят­ся сена­то­ра­ми, не зна­ли, что пред­ше­ствен­ни­ки их счи­та­ли бес­по­ряд­ком или какие сред­ства они пред­ла­га­ли для устра­не­ния недо­че­тов, или, что­бы, зная это, они хоте­ли разой­тись с ними в сво­ем мне­нии; напро­тив, те, кто ста­но­вят­ся сена­то­ра­ми, ока­зы­ва­ют­ся посто­ян­но сре­ди несрав­нен­но боль­ше­го чис­ла ста­рых сена­то­ров, от кото­рых зна­комятся с про­шлы­ми бес­по­ряд­ка­ми или насто­я­щи­ми недо­че­та­ми, а так­же с воз­мож­ны­ми буду­щи­ми недо­стат­ка­ми и сред­ства­ми к их устра­не­нию. Даже если бы они хоте­ли разой­тись с ними в мне­ниях, они не могут уста­но­вить дру­гих зако­нов. Для это­го надо было бы, что­бы они были еди­но­душ­ны или, по край­ней мере, что­бы боль­шин­ство шло за ними.

Итак, в этом госу­дар­стве все про­ис­хо­дит посте­пен­но, и мож­но ска­зать по ука­зан­ной при­чине, что там все­гда суще­ству­ет одно и то же пра­ви­тель­ство, что чрез­вы­чай­но важ­но. Врач, кото­рый будет обла­дать более надеж­ным опы­том, вооб­ще будет дости­гать хоро­ше­го изле­че­ния и его дей­ствия будут наи­бо­лее успеш­ны­ми. Тот, кто мно­го раз лечил боль­но­го, зна­ет луч­ше его орга­низм и его свой­ства, чем тот, кто лечит его впер­вые. Тот, кто лишь впер­вые лечит боль­но­го, может лишь дога­ды­вать­ся об его орга­низме и не име­ет доста­точ­но­го опы­та для успеш­но­го дей­ствия при­ме­ня­е­мых им лекарств.

Мне кажет­ся, суще­ству­ет такое же раз­ли­чие меж­ду полити­кой, кото­рую про­во­дит чело­век, впер­вые управ­ля­ю­щий государ­ством, и поли­ти­кой, кото­рую про­во­дит чело­век, дав­но уже нахо­дящийся у вла­сти, зна­ко­мый с про­шлы­ми бес­по­ряд­ка­ми и сред­ствами, при­ме­нен­ны­ми для устра­не­ния недо­че­тов в госу­дар­стве.

Итак, уста­но­вив, отку­да про­ис­хо­дит этот при­лив денег, и видя след­ствия, кото­рые он вызы­ва­ет, я могу счи­тать это действи­тельным дока­за­тель­ством того, что я не ошиб­ся, пред­по­чтя обыч­ное сред­ство, состо­я­щее в мно­го­чис­лен­но­сти реме­сел, специ­фическому сред­ству, каким явля­ет­ся избы­ток сельскохозяйствен­ных про­дук­тов. Мне оста­ет­ся лишь перей­ти к вли­я­нию усло­вий, в кото­рых нахо­дит­ся Неа­поль.

ГЛАВА XI. Почему, принимая во внимание условия Неаполя, последний беден золотом и серебром?

Мы выяс­ни­ли усло­вия Вене­ции, бла­го­при­ят­ству­ю­щие отли­ву денег, и источ­ник при­ли­ва дра­го­цен­ных метал­лов в нее; усло­вия Неа­по­ля, напро­тив, бла­го­при­ят­ству­ют при­ли­ву и меша­ют отли­ву денег. Труд­ность здесь заклю­ча­ет­ся не в вопро­се о при­ли­ве дра­гоценных метал­лов. Что­бы раз­ре­шить ее, необ­хо­ди­мо, что­бы одно из двух поло­же­ний было лож­ным: либо отри­ца­ние отли­ва метал­лов, либо отри­ца­ние их при­ли­ва, что вклю­ча­ло бы в себе про­ти­во­ре­чие; так как это затруд­не­ние вызы­ва­ло во всех удив­ление и так как де-Сан­тис не мог его раз­ре­шить иным спо­со­бом, то он при­пи­сал высо­ко­му кур­су валю­ты недо­ста­ток при­ли­ва и рост отли­ва дра­го­цен­ных метал­лов; об этом мне­нии речь будет во вто­рой части; там ста­нет ясным, какие при­чи­ны в Неа­по­ле обу­слов­ли­ва­ют ничтож­ный при­лив дра­го­цен­ных метал­лов или пол­ное отсут­ствие его, а так­же куда про­ис­хо­дит отлив их, без того, что­бы это вызва­но было высо­ким или низ­ким кур­сом валю­ты.

Желая отыс­кать исти­ну, необ­хо­ди­мо знать, что извест­ная доля исти­ны име­ет­ся и в пер­вом и во вто­ром поло­же­нии; не делая пред­по­ло­же­ний отно­си­тель­но нена­деж­ных вещей, мы долж­ны знать исти­ну отно­си­тель­но при­ли­ва дра­го­цен­ных метал­лов, како­вой, как было ска­за­но выше, соглас­но мне­нию де-Сан­ти­са, равня­ется еже­год­но пяти мил­ли­о­нам, за выче­том сто­и­мо­сти сельско­хозяйственных про­дук­тов, потреб­ность в вво­зе кото­рых соста­вляет еже­год­но, соглас­но его мне­нию, при­бли­зи­тель­но 600 тысяч дука­тов. При­ни­мая во вни­ма­ние, что пошли­ны, сдан­ные в арен­ду ино­стран­цам, при­но­сят им при­бли­зи­тель­но такую же сум­му, посколь­ку мы допу­сти­ли, что вывоз сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дуктов за гра­ни­цу равен 6 мил­ли­о­нам, и отни­мая выше­на­зван­ные 1200 тысяч, кото­рые состав­ля­ют сто­и­мость вво­зи­мых това­ров и пошлин, мы долж­ны каж­дый год иметь оста­ток денег в 5 миллио­нов. Мы допу­сти­ли, что сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов выво­зится на 6 мил­ли­о­нов, чем обу­слов­лен соот­вет­ству­ю­щий при­лив дра­го­цен­ных метал­лов, при­чем мы не будем спо­рить — так ли это или нет, но лишь о том — дей­стви­тель­но ли име­ет место при­лив, а если он име­ет место, то необ­хо­ди­мо уста­но­вить — чему равен отлив дра­го­цен­ных метал­лов; таким обра­зом, дело сво­дит­ся к тому, что­бы знать, не суще­ству­ет ли како­го-либо дру­го­го отли­ва и дей­стви­тель­но ли про­ис­хо­дит при­лив денег в стра­ну. Так как отлив дра­го­цен­ных метал­лов зна­чи­тель­но отли­ча­ет­ся от выше­ при­ве­ден­ной сум­мы, тогда как ввоз това­ров и дохо­ды ино­стран­цев, вме­сте со сто­и­мо­стью сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов, приво­зимых извне, зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дят назван­ное коли­че­ство, то отсю­да сле­ду­ет, что при­ве­ден­ное выше мне­ние невер­но, чем и раз­ре­ша­ет­ся труд­ность: поче­му Неа­поль беден золо­том и сере­бром, несмот­ря на то, что отту­да еже­год­но выво­зят­ся сельскохо­зяйственные про­дук­ты при­бли­зи­тель­но на сум­му в 6 мил­ли­о­нов. Что­бы знать это, нуж­но преж­де все­го уста­но­вить, в каких това­рах Неа­поль нуж­да­ет­ся, явля­ют­ся ли они пред­ме­та­ми необходи­мости, ком­фор­та или рос­ко­ши. Сле­ду­ет затем рас­смот­реть — на какую сум­му вво­зят эти това­ры и с какой целью, посколь­ку необ­хо­ди­мо вычесть сто­и­мость экс­пор­ти­ру­е­мых това­ров, что­бы не счи­тать их два­жды. Нач­нем преж­де все­го с совер­шен­но оче­видной вещи, а имен­но с того, что в госу­дар­стве отсут­ству­ет сукон­ная про­мыш­лен­ность, про­из­во­дя­щая тон­кие сук­на, и что пред­меты одеж­ды вво­зят­ся в Неа­поль (с чем согла­ша­ет­ся де-Сан­тис). Если судить гру­бо, исхо­дя из того, что в госу­дар­стве име­ет­ся при­бли­зи­тель­но мил­ли­он домов, если учесть чис­ло лиц в каж­дом доме и сколь­ко из них могут упо­треб­лять тон­кое сук­но для одеж­ды (ведь поми­мо зна­ти, куп­цов и бога­тых горо­жан, каж­дый, даже сред­ний ремес­лен­ник, хочет быть оде­тым в тон­кое сук­но, по край­ней мере в празд­ник), если сосчи­тать, во сколь­ко обхо­дится пла­тье и сколь­ко вре­ме­ни оно носит­ся; одним сло­вом, если все это учесть, то мы полу­чим итог в 3 мил­ли­о­на. Но я удоволь­ствуюсь тем, что допу­щу отлив дра­го­цен­ных метал­лов, обуслов­ленный куп­лей сук­на, мень­ше чем в 2 мил­ли­о­на. Кро­ме того, необ­хо­ди­мо счи­тать всех свя­щен­ни­ков и мона­хов, боль­шин­ство кото­рых оде­ва­ет­ся в ино­стран­ное сук­но, кото­рое, ведь, кое-что тоже сто­ит. Сле­до­ва­тель­но при­ве­ден­ная мною выше сум­ма ско­рее мала, чем вели­ка.

Поми­мо это­го госу­дар­ство нуж­да­ет­ся во вся­ких пря­но­стях. Я назо­ву глав­ней­шие из них, как гор­чи­ца, гри­бы и про­чие расте­ния, или неко­то­рые слож­ные соста­вы, как про­ти­во­ядия, кото­рые почти все при­хо­дят из Вене­ции; точ­но так­же вся­кие ароматиче­ские вещи, как перец, сахар­ный трост­ник, кар­да­мон, мускат­ный орех, мир­ро, сти­ракс и бес­чис­лен­ные дру­гие, не счи­тая саха­ра. Учи­ты­вая, как уже было ска­за­но, вели­чи­ну госу­дар­ства и коли­чество назван­ных вещей, в част­но­сти пер­ца, так как не суще­ствует ни одно­го дома, где не потреб­ля­лось бы еже­год­но его на пол­ду­ка­та и на рав­ную сум­му всех этих спе­ций, — так вот, если учесть соот­вет­ствен­но эти рас­хо­ды, они, может быть, соста­вят по раз­ме­рам такую же сум­му, как та, кото­рая тра­тит­ся на сук­но, или немно­гим мень­шую.

Мы долж­ны еще рас­смот­реть так­же апте­кар­ские про­дук­ты — как искус­ствен­ные, так и есте­ствен­ные. Все они при­хо­дят так­же из-за гра­ни­цы и боль­шей частью из Вене­ции, как напри­мер сер­ная кис­ло­та, ртуть, суле­ма, кино­варь, амми­ак, сурь­ма, мышьяк, окись свин­ца, кам­фо­ра, алу­ны и вся­кие дру­гие вещи, необ­хо­ди­мые кра­силь­щи­кам, а так­же мно­гие дру­гие апте­кар­ские про­дук­ты, кото­рых име­ет­ся огром­ное коли­че­ство. И хотя и кажет­ся, что эти вещи нуж­ны лишь в ничтож­ном коли­че­стве, посколь­ку все они не явля­ют­ся необ­хо­ди­мы­ми, но инте­ре­су­ю­щи­ми лишь отдель­ных лиц, тем не менее боль­шая часть назван­ных вещей и дру­гих слу­жит для нужд реме­сел, а учи­ты­вая вели­чи­ну госу­дар­ства, коли­че­ство этих вещей ста­но­вит­ся доволь­но зна­чи­тель­ным; но даже и те вещи, кото­рые не нуж­ны для реме­сел и не явля­ют­ся пред­ме­та­ми необ­хо­ди­мо­сти или ком­фор­та, а толь­ко капри­за, учи­ты­вая опять-таки вели­чи­ну госу­дар­ства, так­же тре­бу­ют­ся в доволь­но зна­чи­тель­ном коли­че­стве, как напри­мер суле­ма, кото­рая глав­ным обра­зом слу­жит для нати­ра­ния лица жен­щин; сде­лав таким обра­зом под­счет и при­няв во вни­ма­ние вели­чи­ну госу­дар­ства, мы най­дем, что все это дости­га­ет, по мень­шей мере, сум­мы в один мил­ли­он. Точ­но так­же в госу­дар­стве нет ника­ких руд, кро­ме желез­ных, при­чем даже их недо­ста­точ­но для собствен­ного потреб­ле­ния; боль­шая часть метал­лов при­хо­дит из-за гра­ницы, как напри­мер вся медь, сви­нец, оло­во, и если при­нять все это во вни­ма­ние, то коли­че­ство, кото­рое необ­хо­ди­мо вво­зить, учи­ты­вая повсе­днев­ное потреб­ле­ние этих метал­лов, осо­бен­но меди и оло­ва для артил­ле­рии и коло­ко­лов, кро­ме потреб­ле­ния част­ных лиц, весь­ма зна­чи­тель­но, точ­но так­же из-за гра­ни­цы при­хо­дит вся брон­за и вся­ко­го рода стек­ла. Затем нуж­но учесть так­же и все кни­ги в раз­лич­ных отрас­лях зна­ний и искусств, ибо хотя в Неа­по­ле и име­ет­ся типо­гра­фия, тем не менее кни­ги это­го рода печа­та­ют­ся там лишь в ничтож­ном коли­че­стве, так как в Неа­по­ле нет доста­точ­но бума­ги. Ино­гда мы так­же нуж­да­ем­ся в при­во­зе пше­ни­цы из-за гра­ни­цы, как это было в послед­ние годы, вслед­ствие чего вооб­ще не оста­лось пол­но­вес­ной моне­ты и ее сто­и­мость под­ня­лась на 10 про­цен­тов.

Точ­но так­же из-за гра­ни­цы при­хо­дят вся­ко­го рода пред­ме­ты рос­ко­ши, как гол­ланд­ское полот­но, фран­цуз­ские мате­рии и гру­бые полот­на, вся­кое ору­жие; хотя теперь и уста­но­ви­лось про­из­вод­ство арке­бу­зов и дру­го­го ору­жия, но лишь в неболь­шом коли­че­стве. Точ­но так­же, вслед­ствие отсут­ствия тру­до­лю­бия у жите­лей, не толь­ко назван­ные вещи и дру­го­го рода про­дук­ты про­мыш­лен­но­сти име­ют­ся в недо­ста­точ­ном коли­че­стве, но име­ет­ся так­же и мно­го таких про­дук­тов, кото­рые хотя и созда­ют­ся в го­сударстве, но так как их не уме­ют доста­точ­но искус­но изгото­влять, при­хо­дит­ся при­во­зить их из-за гра­ни­цы и опла­чи­вать, как напри­мер рафи­над, кото­рый при­во­зят из Вене­ции; хотя сахар изго­тов­ля­ет­ся в коро­лев­стве, а так­же из него про­из­во­дит­ся кара­мель, но про­из­вод­ство так незна­чи­тель­но, что не име­ет смыс­ла научить­ся искус­ству очи­щать его, поэто­му рафи­над при­во­зит­ся из Вене­ции по двой­ной цене. То же самое отно­сит­ся к очи­щен­но­му вос­ку. Если даже ино­гда та или иная про­мыш­лен­ность и вводи­лась в коро­лев­стве, то это про­ис­хо­ди­ло под вли­я­ни­ем иностран­цев и не про­дол­жа­лось дол­го.

Если бы мы поже­ла­ли рас­суж­дать обо всех вещах, кото­рые при­во­зят­ся из-за гра­ни­цы, и в част­но­сти о ремес­лах, то пона­добилась бы целая кни­га, и если мы все это взве­сим, то мы най­дем раз­ме­ры отли­ва дра­го­цен­ных метал­лов. Но я допу­щу даже, что отлив дра­го­цен­ных метал­лов мень­ше, чем при­лив их. При­дет­ся одна­ко при­нять во вни­ма­ние не толь­ко дохо­ды ино­стран­цев от пошлин в коро­лев­стве, но так­же про­дук­ты сель­ско­го хозяй­ства и про­мыш­лен­но­сти, кото­рые про­из­во­дят в коро­лев­стве. Бо́льшая часть этих това­ров про­из­во­дит­ся ино­стран­ца­ми вслед­ствие прене­брежения, луч­ше ска­зать — неак­ку­рат­но­сти граж­дан стра­ны, кото­рые не толь­ко не зани­ма­ют­ся про­мыш­лен­но­стью за гра­ни­цей, но даже в соб­ствен­ной стране не уме­ют изго­тов­лять нуж­ных им това­ров, хотя и видят, как про­из­во­дят их ино­стран­цы. Я ска­жу, сле­до­ва­тель­но, что необ­хо­ди­мо рас­смот­реть все эти вещи, пото­му что, посколь­ку ино­стран­цы полу­ча­ют в коро­лев­стве дохо­ды от пошлин или от про­мыш­лен­ной дея­тель­но­сти, они не нуж­да­ют­ся в вво­зе денег из-за гра­ни­цы для выво­за сель­ско­хо­зяй­ствен­ных про­дук­тов из стра­ны, а поку­па­ют эти про­дук­ты на ука­зан­ные выше дохо­ды, хотя де-Сан­тис и утвер­жда­ет, что эта сум­ма не пре­вы­ша­ет 600 тысяч дука­тов; даже если бы это отно­си­лось к одним пошли­нам, а не ко всем выше­на­зван­ным вещам, не прихо­дится гово­рить о том, насколь­ко он ошиб­ся. Гово­ря о дохо­дах ино­стран­цев от пошлин, он упу­стил из виду то, о чем сам писал в дру­гом месте. А имен­но, каса­ясь вопро­са о том, поче­му ино­странцы не пре­вра­ща­ют сво­их доход­ных бумаг в капи­таль­ную сум­му, он при­во­дит тот довод, что им нече­го боль­ше выво­зить из стра­ны, так как они уже выпи­ли всю кровь граж­дан госу­дар­ства.

Отсю­да мож­но сде­лать тот вывод, что если бы ино­стран­цы поже­ла­ли извлечь из стра­ны и извле­ка­ли бы насколь­ко воз­мож­но те день­ги, кото­рые они полу­ча­ют от пошлин или от промышлен­ной дея­тель­но­сти, то отлив дра­го­цен­ных метал­лов пре­взо­шел бы сум­му в 6 мил­ли­о­нов, кото­рую мы полу­ча­ем за выво­зи­мые за гра­ни­цу сель­ско­хо­зяй­ствен­ные про­дук­ты, тем более, если бы мы при­со­еди­ни­ли к это­му сто­и­мость тех, в кото­рых мы нуж­да­ем­ся; и если вычесть 6 мил­ли­о­нов за выво­зи­мые сель­ско­хо­зяй­ствен­ные про­дук­ты, то мы не видим осно­ва­ний, по кото­рым еще долж­ны были бы посту­пать в госу­дар­ство день­ги. Но так как ино­стран­цы не упо­треб­ля­ют для выво­за това­ров все их дохо­ды от пошлин и про­мыш­лен­ной дея­тель­но­сти, а стре­мят­ся их упо­треб­лять даль­ше, то им выгод­но иметь боль­ше денег в госу­дар­стве, что­бы быть в состо­я­нии вло­жить их в боль­шей сте­пе­ни в промышлен­ность или в арен­ду госу­дар­ствен­ных пошлин. Отсю­да и выте­ка­ет, что госу­дар­ство не оста­ет­ся пол­но­стью без денег. При всем том, если бы его вели­че­ство като­ли­че­ский король или част­ные лица, в сво­их инте­ре­сах, не при­во­зи­ли бы неко­то­рое коли­че­ство сереб­ра или золо­та, то коро­лев­ство неод­но­крат­но оста­ва­лось бы совер­шенно без денег; в част­но­сти в про­шлом году, если бы част­ные лица не при­вез­ли неболь­шо­го коли­че­ства золо­той и сереб­ря­ной моне­ты, то всем извест­но, какой огром­ный недо­ста­ток ее ощу­щался бы; хотя при­ве­зен­ные сум­мы и были незна­чи­тель­ны­ми, они пока­за­лись очень боль­ши­ми и до извест­ной сте­пе­ни устра­ни­ли недо­ста­ток денег в коро­лев­стве, а это явля­ет­ся оче­вид­ней­шим пока­за­те­лем боль­шой нище­ты.

Посколь­ку выше­ска­зан­ным раз­ре­ша­ет­ся упо­мя­ну­тая труд­ность, поче­му в Неа­по­ле нет денег, то, по ука­зан­ным при­чи­нам, оста­ет­ся толь­ко удив­лять­ся тому, что их име­ет­ся хотя бы и неболь­шое коли­че­ство. При­чи­ну эту нель­зя видеть в высо­ком или низ­ком кур­се валю­ты, но един­ствен­ной при­чи­ной недо­стат­ка денег сле­дует счи­тать ука­зан­ные нами обсто­я­тель­ства. Поэто­му и сред­ством изле­чить его явля­ет­ся что угод­но, толь­ко не курс валю­ты, о чем будет ска­за­но пол­нее во вто­рой и тре­тьей частях.

Что же каса­ет­ся высо­ко­го кур­са золо­тых или сереб­ря­ных денег, то, как уже было ска­за­но, это не может являть­ся при­чи­ной, а ско­рее явля­ет­ся обсто­я­тель­ством, зави­ся­щим от дру­гих, и оно нико­гда не созда­ва­ло в госу­дар­стве само по себе изоби­лия денег, о чем ска­за­но так­же в тре­тьей части; то же нуж­но ска­зать о высо­ких пошли­нах.

Дру­гие усло­вия каса­ют­ся сохра­не­ния, а не при­ли­ва денег. В тре­тьей части мы ска­жем так­же о том, над­ле­жит ли запре­щать вывоз денег. Итак, раз­ре­ша­ет­ся так­же и та труд­ность, поче­му, при выво­зе еже­год­но из госу­дар­ства выше­на­зван­ной сум­мы, в нем не оста­ет­ся денег, несмот­ря на их при­лив. Тем более их не может быть по дру­гим при­чи­нам. Ведь в стране, как уже было ска­за­но, отсут­ству­ют те обыч­ные сред­ства, кото­рые мог­ли бы вызвать изоби­лие золо­та и сереб­ра, а так­же там нет и руд­ни­ков дра­гоценных метал­лов. Поэто­му, несмот­ря на то, что день­ги посту­па­ют в стра­ну вслед­ствие выво­за избыт­ка сель­ско­хо­зяй­ствен­ных продук­тов, но посколь­ку отсут­ству­ют все дру­гие при­чи­ны их при­то­ка, оста­ет­ся толь­ко удив­лять­ся тому, как еще там есть неболь­шое коли­чество денег, кото­рым под­дер­жи­ва­ет­ся тор­гов­ля с помо­щью бан­ков, при­ме­ня­ю­щих бумаж­ные день­ги.

Scroll to top