Феликс Эдмундович Дзержинский

«Избранные сочинения» том 2, редакция 3, стр. 489.

Речь на совещании ответственных работников ВСНХ СССР 9 июля 1926 г.

Темп развития и аппарат

Я созвал насто­я­щее сове­ща­ние для того, что­бы мы все вме­сте, ответ­ствен­ные работ­ни­ки ВСНХ, посо­ве­ща­лись и все­рьез обсу­ди­ли, что нуж­но делать для того, что­бы дви­нуть более быст­ры­ми шага­ми дело улуч­ше­ния наше­го аппа­ра­та, аппа­ра­та про­мыш­лен­но­сти. Это тем более важ­но, что имен­но про­мыш­лен­ность явля­ет­ся той основ­ной базой, на кото­рую опи­ра­ет­ся раз­ви­тие всех осталь­ных отрас­лей и всей мощи госу­дар­ства. Вме­сте с тем она явля­ет­ся тем самым узким местом, кото­рое опре­де­ля­ет силы госу­дар­ства, мощь его и кото­рое опре­де­ля­ет те труд­но­сти, кото­рые мы сей­час пере­жи­ва­ем.

Для того что­бы аппа­рат наш рабо­тал бес­пе­ре­бой­но и пра­виль­но, для это­го в первую оче­редь необ­хо­ди­мо осо­зна­ние тех задач и той линии, кото­рую этот аппа­рат и наши орга­ны про­мыш­лен­но­сти долж­ны вести. Мы име­ем основ­ную линию наших задач и нашей рабо­ты, кото­рая сфор­му­ли­ро­ва­на съез­дом, как гене­раль­ная линия. Это — линия на инду­стри­а­ли­за­цию стра­ны.

В вопро­се пре­одо­ле­ния товар­но­го голо­да, т. е. уве­ли­че­ния про­дук­ции госу­дар­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти, в вопро­се каче­ства, в вопро­сах нашей поли­ти­ки цен наша линия все­гда оста­ва­лась и оста­ет­ся неиз­мен­ной, и наши­ми работ­ни­ка­ми доста­точ­но осо­зна­на пра­виль­ность этой поли­ти­ки цен. Мы эту кам­па­нию про­ве­ли в отно­ше­нии отпуск­ных цен, сей­час мы при­ни­ма­ем зави­ся­щие меры для сни­же­ния роз­нич­ных цен и ищем по это­му пути раз­ре­ше­ния цело­го узла самых слож­ных вопро­сов и вза­и­мо­от­но­ше­ний раз­лич­ных эле­мен­тов.

Далее, совер­шен­но осо­знан вопрос зна­че­ния пла­но­во­сти наше­го народ­но­го хозяй­ства, пред­став­ля­ю­ще­го одно целое. Мы не можем поэто­му вести и не долж­ны вести ведом­ствен­ной линии, изо­ли­ро­ван­ной линии про­мыш­лен­но­сти от осталь­но­го хозяй­ства. Наша линия долж­на идти по твер­дой наме­чен­ной линии пла­но­во­го хозяй­ства, как еди­ною народ­но­го хозяй­ства наше­го Сою­за.

Затем нет двух мне­ний отно­си­тель­но зна­че­ния про­бле­мы спе­ци­а­ли­стов и вопро­са, какую роль в нашей систе­ме управ­ле­ния долж­но играть зна­ние дела. То же и отно­си­тель­но вопро­сов про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и изыс­ка­ния вся­ких меро­при­я­тий для того, что­бы эту про­из­во­ди­тель­ность тру­да под­нять и что­бы мате­ри­аль­ная база созда­те­лей этих цен­но­стей, т. е. рабо­чих, мог­ла рас­ти.

Нами уже поня­та и осо­зна­на необ­хо­ди­мость рав­нять­ся в нашем хозяй­стве не по дово­ен­ным индек­сам, не по индек­сам довос­ста­но­ви­тель­но­го момен­та, а рав­нять­ся по миро­вым индек­сам. Вме­сте с тем перед нами совер­шен­но ясно и опре­де­лен­но сто­ит зада­ча в отно­ше­нии част­но­го капи­та­ла в смыс­ле необ­хо­ди­мо­сти такой поста­нов­ки и тако­го раз­ре­ше­ния это­го вопро­са, что­бы част­ный капи­тал не мешал раз­ви­тию госу­дар­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти и все­го наци­о­на­ли­зи­ро­ван­но­го народ­но­го хозяй­ства, а, наобо­рот, что­бы он был вовле­чен в той мере, в какой это необ­хо­ди­мо.

Все эти зада­чи весь­ма труд­ны и для сво­е­го раз­ре­ше­ния ста­вят дру­гую основ­ную зада­чу — зада­чу изыс­ка­ния в нашей эко­но­ми­ке, в нашей хозяй­ствен­ной систе­ме необ­хо­ди­мых средств. Как фокус всей про­бле­мы и явил­ся тот лозунг, кото­рый вышел из наших недр,— лозунг вели­чай­ше­го режи­ма эко­но­мии.

В тех усло­ви­ях, в кото­рых нам при­дет­ся раз­ре­шать наши зада­чи,— а нам при­дет­ся раз­ре­шать их в усло­ви­ях извест­ной кон­ку­рен­ции как с част­ным капи­та­лом, так и с внеш­ни­ми враж­деб­ны­ми нам сила­ми,— ясно, что мы не долж­ны и не можем поте­рять тем­па. И в самом деле, если гово­рить отно­си­тель­но част­но­го капи­та­ла, то хотя он в абсо­лют­ных циф­рах и отно­си­тель­но по срав­не­нию с госу­дар­ствен­ны­ми сред­ства­ми, с госу­дар­ствен­ным хозяй­ством и его раз­ме­ра­ми состав­ля­ет незна­чи­тель­ную вели­чи­ну, одна­ко он может пред­став­лять реаль­ные опас­но­сти, и нуж­на огром­ная рабо­та в этой обла­сти.

Мне вче­ра рас­ска­зы­вал Куз­не­цов из сво­е­го изу­че­ния Укра­и­ны, что там 30 коп. част­но­го капи­та­ла про­из­во­дят такую же рабо­ту, как наш рубль или 1 руб. 20 коп. Част­ный капи­тал обо­ра­чи­ва­ет­ся в три-четы­ре раза быст­рее и, таким обра­зом, он, имея в три-четы­ре раза мень­ше средств, может про­из­ве­сти ту же самую рабо­ту, что и мы, име­ю­щие боль­шие сред­ства. Это пока­зы­ва­ет, что наш аппа­рат, наше уме­ние управ­лять капи­та­ла­ми, наше уме­ние обо­ра­чи­вать­ся очень недо­ста­точ­но и что поэто­му вопрос тем­па игра­ет для нас колос­саль­ней­шую роль.

Ни для кого не тай­на, что в свя­зи с заба­стов­кой англий­ских гор­ня­ков мы без­услов­но явля­ем­ся тем объ­ек­том, на кото­рый обра­ще­но враж­деб­ное вни­ма­ние капи­та­ли­сти­че­ских хищ­ни­ков. Мы зна­ем, что вся­че­ские пере­во­ро­ты, как буд­то бута­фор­ские, кото­рые в сосед­них стра­нах про­ис­хо­ди­ли, что они совер­ша­ют­ся не без уча­стия тех сил, кото­рые направ­ле­ны про­тив Совет­ско­го Сою­за.

Поэто­му вопрос тем­па игра­ет колос­саль­ную роль.

Организационный фетишизм

Усло­вия нашей внут­рен­ней и внеш­ней ситу­а­ции тре­бу­ют от нас дове­сти рабо­ту наше­го аппа­ра­та до мак­си­маль­ной чет­ко­сти, до мак­си­маль­но быст­ро­го тем­па. Необ­хо­ди­ма пол­ная чет­кость и ясность в ответ­ствен­но­сти, необ­хо­ди­мо зна­ние аппа­ра­та. Наши сред­ства и энер­гия наших аппа­ра­тов не долж­ны рас­тра­чи­вать­ся бес­пла­но­во, ибо затем не хва­ти­ло бы средств для основ­ных задач инду­стри­а­ли­за­ции, раци­о­на­ли­за­ции, под­ня­тия про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да и т. д.

Мне недав­но гово­ри­ли, что в одном из круп­ней­ших тре­стов на содер­жа­ние аппа­ра­та тра­тит­ся до 40% по срав­не­нию с тем, что пла­тит­ся рабо­чим. Этот рас­ход пока­зы­ва­ет, что эта орга­ни­за­ция нику­да не годит­ся, раз она про­из­во­дит рас­ход в таком раз­ме­ре на свое содер­жа­ние. Мы долж­ны со всей рез­ко­стью, со всей сме­ло­стью рево­лю­ци­о­не­ров подой­ти к вскры­тию всех тех недо­че­тов, кото­рые име­ют­ся в наших аппа­ра­тах,— как в нашем аппа­ра­те Выс­ше­го сове­та народ­но­го хозяй­ства в цен­тре, так и мест­ных орга­нов — у тре­стов, на заво­дах и т. д., для того что­бы, ого­лив­ши, выявив­ши эти отри­ца­тель­ные сто­ро­ны, лег­че было бы их сбро­сить.

Мы стра­да­ем орга­ни­за­ци­он­ным фети­шиз­мом. Нам кажет­ся, что, для того что­бы орга­ни­зо­вать какое-нибудь дело, для того что­бы постро­ить что-нибудь, доста­точ­но взять бума­гу, сесть в свой каби­нет и напи­сать: «При­нять энер­гич­ные меры», «Изыс­кать сред­ства» и все про­чее и т. д., и т. д. Это нам кажет­ся доста­точ­ным. Нам кажет­ся доста­точ­ным взять каран­даш и начер­тить гене­а­ло­ги­че­ское дере­во с раз­вер­ну­ты­ми круж­ка­ми. Поста­вить там кру­жок, тут кру­жок, один кру­жок этим веда­ет, дру­гой кру­жок дру­гим веда­ет, тре­тий — тре­тьим и т. д.; и вот, нари­со­вав кар­ти­ну, орга­ни­зо­ва­ли. При этом орга­ни­за­ци­он­ном фети­шиз­ме, при этом бюро­кра­тиз­ме сти­ра­ют­ся живые люди, меж­ду тем как рабо­ту руко­вод­ства и управ­ле­ния нель­зя меха­ни­зи­ро­вать. Это рабо­та моз­го­вая, инди­ви­ду­аль­ная, хотя вме­сте с тем она глу­бо­ко кол­лек­тив­на, глу­бо­ко обще­ствен­на. Не учре­жде­ния рабо­та­ют, а люди рабо­та­ют в учре­жде­ни­ях. Центр тяже­сти дол­жен заклю­чать­ся в ответ­ствен­но­сти рабо­та­ю­щих, в про­ти­во­по­став­ле­нии орга­ни­за­ци­он­но­му фети­шиз­му живых людей, ответ­ствен­ных людей.

В самом деле, как у нас про­те­ка­ет рабо­та? Я нач­ну с себя. Бла­го­да­ря тому, что отве­ча­ют не лица, хоро­шо зна­ю­щие то или дру­гое дело, а учре­жде­ния, воз­глав­ля­е­мые эти­ми лица­ми, я нахо­жусь в таком поло­же­нии, что дол­жен сидеть в гру­дах бума­ги, и когда ко мне при­хо­дят те живые люди, кото­рые созда­ют жизнь, я гово­рю, что у меня нет вре­ме­ни их при­нять. Они идут к тому ответ­ствен­но­му чело­ве­ку, кото­рый может решить вопрос. Ясно, что все устрем­ле­ние у них — к это­му одно­му, двум, трем лицам, кото­рые сто­ят во гла­ве. Но осу­ще­ствить это невоз­мож­но, и бла­го­да­ря это­му рабо­та дела­ет­ся невоз­мож­ной.

Сила бумаги

В ВСНХ при­хо­дят бумаж­ки с тем или иным тре­бо­ва­ни­ем, и, для того что­бы избе­жать воло­ки­ты, ста­ли посы­лать мно­го бумаг на мое имя, думая тем самым обой­ти воло­ки­ту. И вот при­хо­дит 100 — 200 бумаг на имя Дзер­жин­ско­го. Раз­ве я могу все про­смот­реть, да сплошь и рядом я бы не понял их вовсе. Я смо­гу дать оцен­ку линии, общую дирек­ти­ву, когда зна­ю­щие люди в аппа­ра­те про­ра­бо­та­ют вопрос. И вот бума­га начи­на­ет ходить из рук в руки, пишут­ся резо­лю­ции, и она путе­ше­ству­ет по инстан­ци­ям. Я недав­но видел такую кар­тин­ку. Рези­но­т­рест пока­зы­вал, я об этом гово­рил на съез­де ОЭТ, заме­ча­тель­ную кар­тин­ку. Бума­га, кото­рая про­сит сооб­щить каль­ку­ля­ци­он­ные цены на изде­лия, долж­на прой­ти 32 руки, отло­жить­ся в два дела в самом прав­ле­нии тре­ста. Но это не толь­ко в Рези­но­т­ресте, но и в Выс­шем сове­те народ­но­го хозяй­ства то же самое.

Мы ско­ро направ­ля­ем отчет­ный доклад по струк­ту­ре ВСНХ и само­де­я­тель­но­сти. Доклад вот эта­кой тол­щи­ны. Спра­ши­ва­ет­ся, какой член СТО может это про­честь? Ни один член СТО про­честь это­го абсо­лют­но не в состо­я­нии, а мы этот доклад пишем, отни­ма­ем вре­мя у людей, что­бы те, кто реша­ет и руко­во­дит, совер­шен­но не чита­ли его.

Наша систе­ма управ­ле­ния тако­ва, какой она мог­ла быть и какой она долж­на была быть четы­ре-пять лет тому назад, когда мы не име­ли под­бо­ра работ­ни­ков, не име­ли базы, на кото­рую мы мог­ли бы опе­реть­ся для того, что­бы взять и пове­сти то дело, кото­рое мы вырва­ли из рук бур­жу­а­зии. Нуж­но, что­бы не было такой слож­ной струк­ту­ры, как теперь, нуж­но, что­бы не было той бюро­кра­ти­че­ской систе­мы, когда мы не зна­ем, что дела­ем, а зна­ют это дру­гие и бума­ги в наших порт­фе­лях. Мы докла­ды­ва­ем на осно­ва­нии дан­ных, цифр и голо­во­кру­жи­тель­ных отче­тов, кото­рые мы тре­бо­ва­ли с мест. При этом мы изме­ня­ем те циф­ры, кото­рые мы тре­бу­ем от тре­стов, а тресты от заво­дов, и этим самым дела­ем даю­щих эти циф­ры не ответ­ствен­ны­ми за них. Точ­но так же посту­па­ют и с нами. От нас тре­бу­ют све­де­ний и в Гос­плане и в дру­гих учре­жде­ни­ях, наши циф­ры режут и меня­ют.

Все отче­ты дове­де­ны до такой сте­пе­ни, что они пре­вра­ти­лись в свою пря­мую про­ти­во­по­лож­ность, они уте­ря­ли вся­кий смысл, а мы, одна­ко, тра­тим на них гро­мад­ное коли­че­ство вре­ме­ни. Мы загру­жа­ем этой отчет­но­стью наши тресты и заво­ды.

Что надо сделать?

Я думаю, что мы долж­ны заме­нить систе­му цен­тра­ли­зо­ван­ной ответ­ствен­но­сти ответ­ствен­но­стью всех ответ­ствен­ных работ­ни­ков. Долж­ны быть чет­кость и ясность, кто за что отве­ча­ет, и поэто­му, мне кажет­ся, необ­хо­ди­мо вве­сти и у нас, в наших орга­нах, если мож­но так выра­зить­ся, при­пис­ную ответ­ствен­ность работ­ни­ков. Мы долж­ны вве­сти лич­ную ответ­ствен­ность, что­бы было извест­но, кто чем зани­ма­ет­ся, что изу­ча­ет и за что отве­ча­ет, в какой мере.

Сей­час, когда я полу­чаю из того или дру­го­го отде­ла, или того или дру­го­го тре­ста тот или иной доклад или пред­ло­же­ние, я не знаю, кто соб­ствен­но отве­ча­ет за это. Конеч­но, пред­се­да­тель тре­ста за все отве­ча­ет, но это ответ­ствен­ность бюро­кра­ти­че­ско­го харак­те­ра. Он отве­ча­ет постоль­ку, посколь­ку не уме­ет подо­брать людей, создать аппа­рат и дать линию, но за самую рабо­ту долж­ны быть ответ­ствен­ны те това­ри­щи, те работ­ни­ки, кото­рые выпол­ня­ют дан­ное дело. Поэто­му мне кажет­ся, что каж­дая рабо­та долж­на быть под­пи­са­на, а не визи­ро­ва­на тем, кто ее сде­лал, на какой бы ста­дии иерар­хи­че­ской лест­ни­цы он ни нахо­дил­ся. Если есть работ­ни­ки, кото­рые акку­му­ли­ру­ют в сво­ей голо­ве зна­ния, а то, что не могут акку­му­ли­ро­вать в голо­ве, дер­жат в книж­ке в виде цифр и про­чих дан­ных, они долж­ны быть всем извест­ны, кто име­ет дело с дан­ным вопро­сом.

Я об этом писал в сво­ем при­ка­зе, по он, одна­ко, не при­ве­ден в испол­не­ние.

Если мне нуж­но знать, как обсто­ит дело с кам­па­ни­ей по сни­же­нию роз­нич­ных цен на соль пли дру­гие изде­лия, я пере­даю пред­се­да­те­лю тор­го­вой комис­сии, он — сек­ре­та­рю, сек­ре­тарь — в отдел и там идет по инстан­ции. Я не знаю, кто этим зани­ма­ет­ся, кто за это отве­ча­ет. Мож­но ска­зать, что это нару­ше­ние иерар­хии, когда зада­ние идет непо­сред­ствен­но тем работ­ни­кам, кото­рые вни­зу. Ниче­го подоб­но­го, иерар­хия долж­на быть, но не бес­смыс­лен­но­го харак­те­ра.

Я дол­жен ска­зать, что бес­ко­неч­ная кол­ле­ги­аль­ность, комис­сии, сове­ща­ния и т. д. сыг­ра­ли свою роль, но теперь пре­вра­ти­лись в поме­ху.

Конеч­но, лич­ное обще­ние, при­су­щее кол­ле­ги­аль­но­сти, име­ет гро­мад­ней­шее зна­че­ние, но еди­но­ли­чие, кото­рое мы долж­ны теперь фор­му­ли­ро­вать в про­ти­во­вес кол­ле­ги­аль­но­сти, нико­им обра­зом не исклю­ча­ет лич­но­го обще­ния. Если соот­вет­ству­ю­щий началь­ник име­ет сво­е­го помощ­ни­ка, если у них нет уве­рен­но­сти, что они оба оди­на­ко­во решат, тогда помощ­ник дол­жен докла­ды­вать началь­ни­ку, как он этот вопрос раз­ре­шил. Началь­ник может его кор­рек­ти­ро­вать, может исправ­лять и т. д. Без­услов­но, нам необ­хо­ди­мо вве­сти режим лич­но­го обще­ния с теми, кем мы управ­ля­ем и кому мы пору­ча­ем ту или иную рабо­ту. Нуж­но видеть живо­го чело­ве­ка, что­бы знать что-нибудь по тому или по дру­го­му делу. Ника­кой отчет и доклад не может ска­зать того, что сам живой чело­век ска­жет. Такие же отно­ше­ния лич­но­го обще­ния долж­ны быть у наших тре­стов с заво­да­ми.

Далее, я думаю, что нам нуж­но кате­го­ри­че­ски отка­зать­ся от боль­ших докла­дов. Если нуж­но науч­ный труд напи­сать, дать ана­лиз, ука­зать про­бле­мы,— это дру­гой вопрос. Но докла­ды по теку­ще­му управ­ле­нию, по вопро­сам управ­ле­ния и отчет­но­сти долж­ны быть крат­кие. Надо про­сто напи­сать: вви­ду того-то и того-то про­шу то-то и пред­ла­гаю то-то и то-то. Тут надо моти­вы при­ве­сти, но не дока­зы­вать эти моти­вы, а в кон­це напи­сать, что доклад­чик по это­му вопро­су такой-то.

Когда я, напри­мер, идя в СТО, буду идти с чистой сове­стью? Тогда, когда все докла­ды и пред­ло­же­ния про­чи­тал. Если мне пона­до­бит­ся, я могу вызвать доклад­чи­ка, при­чем он не будет мно­го мне гово­рить, а отве­тит мне по суще­ству имен­но то, что я дол­жен знать.

Затем наши пред­ло­же­ния долж­ны быть крат­ки­ми, чет­ки­ми, реаль­ны­ми и кон­крет­ны­ми, а не так, как у нас часто быва­ет, когда мы хотим решить зада­чу, а в голо­ве у нас ниче­го нет, и пишем поэто­му что-нибудь вро­де: «При­нять меры» и т. п.

Очень мно­го вре­ме­ни ухо­дит на сове­ща­ния и комис­сии. Дол­жен ска­зать, что при нашей систе­ме они не все­гда неиз­беж­ны. Нель­зя ска­зать, что их не долж­но быть, пото­му что ряд вопро­сов тре­бу­ет согла­со­ва­ния, но мак­си­маль­но сокра­тить сове­ща­ния и комис­сии, без­услов­но, мож­но, посколь­ку мы рас­ши­ря­ем систе­му лич­ной ответ­ствен­но­сти.

Согла­со­ва­ние вопро­сов пре­вра­ща­ет­ся у нас часто в кари­ка­ту­ру; откры­ва­ют­ся пре­ния, пре­ют, в то вре­мя как напе­ред мож­но ска­зать, какое будет реше­ние. Нако­нец, сплошь и рядом согла­со­вать вполне воз­мож­но про­стым теле­фон­ным раз­го­во­ром.

Конеч­но, мы быст­ро устра­нить тех недо­че­тов, кото­рые име­ют­ся, не можем. Мы в очень зна­чи­тель­ной сте­пе­ни зави­сим от дру­гих, напри­мер, в смыс­ле тре­бо­ва­ния вся­ких отче­тов и дан­ных. Мы долж­ны сопро­тив­лять­ся. Я повто­ряю, что мы долж­ны сопро­тив­лять­ся там, где это по зако­ну мож­но, нуж­но сопро­тив­лять­ся, что­бы нас не дер­га­ли туда и сюда, точ­но так же, как мы не долж­ны дру­гих дер­гать. Мы долж­ны сокра­тить все­воз­мож­ные увяз­ки, засе­да­ния, посыл­ку бес­ко­неч­ных све­де­ний и т. д., и т. д.

Вот если мы так поста­вим вопрос во всех ячей­ках управ­ле­ния свер­ху дони­зу, то дей­стви­тель­но нам удаст­ся про­ве­сти режим эко­но­мии и нам удаст­ся най­ти сред­ства для тех­ни­че­ско­го воз­рож­де­ния, для инду­стри­а­ли­за­ции, для ослаб­ле­ния товар­но­го голо­да. Толь­ко тогда, когда мы дей­стви­тель­но в этой обла­сти про­ве­дем режим эко­но­мии, толь­ко тогда — это совер­шен­но оче­вид­но для всех — под­ни­мет­ся про­из­во­ди­тель­ность наше­го управ­лен­че­ско­го аппа­ра­та и руко­вод­ствен­но­го тру­да, толь­ко тогда мы смо­жем при­нять все меры для того, что­бы кам­па­ния по про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да на фаб­ри­ках и заво­дах была постав­ле­на во всем объ­е­ме.

Заключительное слово

Понят­но, что, гово­ря об ответ­ствен­но­сти, я не имел в виду судеб­ной ответ­ствен­но­сти, по кото­рой идут в тюрь­му.

Если я под­пи­сы­ваю все и вся, то ясно совер­шен­но, я отве­чаю как Пред­се­да­тель ВСНХ, как извест­ное лицо. Я без­услов­но отве­чаю, когда трест летит вверх тор­маш­ка­ми и банк­ро­ти­ру­ет и когда такой вопрос раз­би­ра­ет­ся в СТО, я сижу и готов сквозь зем­лю про­ва­лить­ся. Но поче­му Дзер­жин­ский дол­жен отве­чать, а не корен­ной работ­ник, кото­рый фак­ти­че­ски явля­ет­ся ответ­ствен­ным?

Ясно, что есть ряд таких това­ри­щей, кото­рых мы не видим, кото­рых бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат заво­ла­ки­ва­ет. Каж­дый ответ­ствен­ный работ­ник боле­ет душой. Есть очень доб­ро­ка­че­ствен­ный мате­ри­ал, и мно­го его, но мы не уме­ем исполь­зо­вать. Раз­ве вы не заме­ча­е­те, что те твор­че­ские зада­чи, кото­рые мы ста­вим, увле­ка­ют людей, у людей есть любовь к делу, кото­рым они зани­ма­ют­ся и кото­рое ведут. И мы зна­ем, что инже­нер-спе­ци­а­лист гор­но­го дела явля­ет­ся энту­зи­а­стом сво­е­го дела. По Глав­ме­тал­лу, могу ска­зать, лич­но видел людей, кото­рые, не знаю как, боле­ют за этот металл.

Ответ­ствен­ность долж­на заклю­чать­ся в том, что­бы каж­дый работ­ник, кото­рый име­ет в себе силы быть ответ­ствен­ным, кото­рый явля­ет­ся ответ­ствен­ным, что­бы он был всем изве­стен, что­бы он брал на себя ответ­ствен­ность. Мне гово­рят здесь отно­си­тель­но самой меха­ни­ки под­пи­сей, меха­ни­ки докла­дов и т. д. Я думаю, что если я возь­му това­ри­ща, кото­рый уме­ет писать, и ему буду дик­то­вать и выска­зы­вать свои мыс­ли, то раз­ве это зна­чит, что он ответ­стве­нен за этот доклад? Конеч­но, нет. Но если чело­век сидит на этом деле, если он спец по это­му вопро­су, если он зна­ет это дело и у него все необ­хо­ди­мые све­де­ния в кар­мане и он в любой момент может дать их, то, конеч­но, такой това­рищ явля­ет­ся ответ­ствен­ным.

У каж­до­го долж­на быть амби­ция, извест­ное често­лю­бие, каж­дый име­ет имя и лицо. Ведь на заво­де каж­дый рабо­чий хочет иметь луч­шую ква­ли­фи­ка­цию. А поче­му у нас в орга­нах управ­ле­ния това­рищ толь­ко пишет, а там после, куда это идет, кто это чита­ет, ему все рав­но. Нуж­но каж­дую рабо­ту соот­вет­ствен­ным обра­зом ква­ли­фи­ци­ро­вать.

Мне кажет­ся, что Гуре­вич пере­гнул пал­ку, когда гово­рил о рас­ши­ре­нии прав, когда гово­рил, что нуж­но лицен­зии выда­вать непо­сред­ствен­но тре­стам. Про­сти­те, пожа­луй­ста, при нашем недо­стат­ке валю­ты, когда име­ют­ся 5 хле­бов для 5 тысяч, как мы можем рас­ши­рять пра­ва? Мы можем рас­ши­рять пра­ва в том слу­чае, если удаст­ся воз­дей­ство­вать на уве­ли­че­ние экс­пор­та, т. е. на полу­че­ние акти­ва в валю­те. При том, что сей­час дела­ет­ся, было бы пре­ступ­ным рас­ши­рять пра­ва для тре­стов. Как мы можем рас­ши­рять пра­ва тре­стам сей­час, когда живем в ужас­ном финан­со­вом поло­же­нии? Как мы можем при том поло­же­нии, когда все тресты нуж­да­ют­ся в госу­дар­ствен­ных день­гах, предо­став­лять им боль­шую сво­бо­ду? Это­го ни в коем слу­чае делать нель­зя, ибо они пере­вер­нут­ся, обанк­ро­тят­ся. Раз­ве наш тек­стиль­ный син­ди­кат, у кото­ро­го колос­саль­ный коэф­фи­ци­ент вздо­ро­жа­ния, раз­ве он может рас­по­ря­жать­ся сред­ства­ми так, как хочет? Ни в коем слу­чае, пото­му что мы — еди­ное хозяй­ство. Это заре­за­ло бы дру­гие отрас­ли про­мыш­лен­но­сти, нару­ши­ло бы про­пор­цию.

Гово­рить о пра­вах рано­ва­то. Если мы собра­лись и гово­рим о систе­ме управ­ле­ния, мы долж­ны най­ти у себя соб­ствен­ные недо­че­ты и что мы можем сде­лать сво­и­ми сред­ства­ми.

Когда я гово­рил о чрез­мер­ном бюро­кра­ти­че­ском цен­тра­лиз­ме, я имел в виду и тресты и заво­ды. Я утвер­ждаю, что циф­ры, кото­рые дают нам тресты, раз­ду­ты, что они фан­та­стич­ны. Та отчет­ность, кото­рую мы соби­ра­ем, есть фан­та­сти­ка, ква­ли­фи­ци­ро­ван­ное вра­нье. Дело в том, что у нас нет ответ­ствен­но­сти за циф­ры. Что зна­чит ответ­ствен­ность за циф­ры? Это зна­чит не то, что мы под суд отда­дим ответ­ствен­но­го работ­ни­ка за непра­виль­ные циф­ры, а про­сто мы дове­дем до обще­го све­де­ния, что вот имя­рек такой-то врал, обма­нул, надул. Мы долж­ны это дове­сти до све­де­ния нашей обще­ствен­но­сти.

Мы не долж­ны так жить, как сей­час живем. У нас систе­ма тако­ва, что она поощ­ря­ет эту фан­та­сти­ку. Поче­му трест за эти циф­ры, кото­рые он дает, обще­ствен­но неот­вет­стве­нен? Пото­му, что он дает такие-то и такие-то циф­ры, а мы ему пере­де­лы­ва­ем, а нам в Гос­плане пере­де­лы­ва­ют. При этой систе­ме выхо­дит так, что ты можешь врать сколь­ко угод­но. Мы зна­ем напе­ред, что ты врешь, и я зара­нее допус­каю, что дают­ся циф­ры непра­виль­ные, какая же тут может быть ответ­ствен­ность!

Мы долж­ны бороть­ся с такой систе­мой во что бы то ни ста­ло, но я не при­ду­мал ника­ко­го рецеп­та. Я ищу, това­ри­щи. Я вижу, что эта зада­ча очень слож­ная. Я побы­вал в Юго­ста­ли, в Южма­ш­т­ресте и, после того как я там побы­вал, я при­шел к очень печаль­ным заклю­че­ни­ям. Нам нуж­но пере­де­лать нашу систе­му, нам нуж­но иные пути най­ти. Если я вас здесь собрал, то для того, что­бы мы сов­мест­но нашли какой-нибудь выход.

Что я вам пред­ла­гаю? Я пред­ла­гаю вам мои мыс­ли для раз­ре­ше­ния тех задач, кото­рые сей­час сто­ят перед нами. Никто из вас не отри­ца­ет, что эти зада­чи сто­ят. Я гово­рю, что прин­цип, кото­рый мне кажет­ся абсо­лют­но вер­ным,— это друж­ная семья и ответ­ствен­ность в том смыс­ле, что каж­дый за свое дело несет извест­ную ответ­ствен­ность. Как я себе мыс­лю тех­ни­че­ские пути про­ве­де­ния этой рабо­ты? Долж­на быть опре­де­лен­ная связь, совер­шен­но новая связь с тре­ста­ми. Для того что­бы управ­лять каким-нибудь делом, каким-нибудь тре­стом, какой-нибудь отрас­лью, мы долж­ны иметь опре­де­лен­ные дан­ные и опре­де­лен­ные дан­ные не по тре­сту, не эти про­кля­тые сред­ние, кото­рые очень хоро­ши для общих выво­дов, для пла­ни­ро­ва­ния в широ­ком мас­шта­бе, но нику­да не годят­ся, когда нуж­но управ­лять, когда нуж­но дать кон­крет­ные ука­за­ния о дея­тель­но­сти каж­до­го тре­ста. Нам нуж­но, что­бы тресты в опре­де­лен­ные сро­ки при­сы­ла­ли те дан­ные, без кото­рых мы не можем выпол­нить нашей рабо­ты. Эти дан­ные нуж­ны для рабо­ты, пото­му что без них мы не в состо­я­нии управ­лять сво­им делом. Но за эти дан­ные това­ри­щи долж­ны нести ответ­ствен­ность. Не долж­ны нам при­сы­лать раз­лич­ных пред­по­ло­же­ний в десят­ках пудов и т. д. У тре­ста долж­на быть так постав­ле­на рабо­та, что­бы мож­но было про­ве­рить, если это нуж­но, у него на месте.

Какой смысл име­ют такие фоли­ан­ты? Ими мож­но толь­ко запу­тать дело. Ведь вот когда был спор о про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, когда начал т. Стру­ми­лин рас­счи­ты­вать и ока­за­лась про­из­во­ди­тель­ность тру­да выше дово­ен­ной, а зар­пла­та ниже, то вид­но было сра­зу, что это чепу­ха. В ста­ти­сти­ке очень лег­ко мож­но запу­тать­ся уче­ным людям. Они скла­ды­ва­ют, затем берут сред­нюю взве­шен­ную, гео­мет­ри­че­ски взве­шен­ную, и если в основ­ном были циф­ры непра­виль­ные, выво­дят черт зна­ет что. Ясно совер­шен­но, что чело­ве­ка, кото­рый не зна­ет, ско­рее наду­ют, а чело­век, кото­рый сле­дит за все­ми про­яв­ле­ни­я­ми жиз­ни, сра­зу видит: ты тут наду­ва­ешь. Чело­век све­ду­щий едет на место, и, таким обра­зом, мы име­ем живую связь, кото­рая гово­рит, пра­виль­ны или непра­виль­ны пред­став­лен­ные дан­ные. И если под­твер­дит­ся, что пред­ста­ви­ли непра­виль­ные дан­ные, этих обман­щи­ков нуж­но гнать вон. Вот вся ответ­ствен­ность, ника­ко­го суда не нуж­но в таком деле. Если чело­век не справ­ля­ет­ся с делом, — ухо­ди, дай место дру­го­му.

Мне кажет­ся, что если бы мы ска­за­ли каж­до­му глав­ку и управ­ле­нию, без чего мы обой­тись не можем, коли­че­ство цифр и доку­мен­тов мож­но было бы сокра­тить раз в тыся­чу.

Тут това­ри­щи гово­ри­ли, что для согла­со­ва­ния тре­бу­ет­ся мно­го вре­ме­ни. Это есть дока­за­тель­ство, что у нас меха­ни­ка согла­со­ва­ния пло­хо постав­ле­на, что у нас нет вза­им­но­го доста­точ­но­го дове­рия, кото­рое обя­за­тель­но долж­но быть.

Согла­со­ва­ние необ­хо­ди­мо. Я — пред­се­да­тель Глав­ме­тал­ла, а без отде­ла финан­со­вой поли­ти­ки никак не могу упра­вить­ся, никак не могу без него раз­ре­шить вопро­сы и вхо­дить с хода­тай­ства­ми в выс­шие орга­ны. Как может быть Глав­ме­талл отде­лен от Саха­ро­т­ре­ста, от Донуг­ля и т. д.? Это­го никак нель­зя.

Одной из при­чин наших недо­че­тов, хотя и кос­вен­ной, явля­ет­ся то, что мы рабо­та­ем со слиш­ком боль­шим напря­же­ни­ем, что мы рабо­та­ем без вся­ко­го резер­ва. Те ука­за­ния, кото­рые были даны в цир­ку­ля­ре о состав­ле­нии про­мыш­лен­но-финан­со­во­го пла­на, где уде­ле­но боль­шое вни­ма­ние роли резер­ва, име­ют боль­шое зна­че­ние. Если бы наши тресты этим руко­вод­ство­ва­лись и выдер­жи­ва­ли бы эту линию, то нам гораз­до лег­че было бы раз­ре­шить все те вопро­сы, кото­рые сей­час явля­ют­ся столь труд­ны­ми.

Я еще хотел успо­ко­ить наших това­ри­щей из Цуг­про­ма и дру­гих, кото­рые ука­зы­ва­ют на опас­ность сно­ше­ний пред­се­да­те­ля ВСНХ и выше­сто­я­щих инстан­ций непо­сред­ствен­но с това­ри­ща­ми, от кото­рых их отго­ра­жи­ва­ет несколь­ко эта­жей. Я дол­жен ска­зать сле­ду­ю­щее. Мы долж­ны раз­ли­чать две линии свя­зи — линию сно­ше­ний и линию под­чи­не­ния. Линия сно­ше­ний долж­на быть тако­ва, что вы може­те сно­сить­ся с тем, с кем вы долж­ны сне­стись в инте­ре­сах дела. Не запре­щай­те делать это­го и пред­се­да­те­лю ВСНХ. Вы гово­ри­те, что нель­зя это­го вво­дить в систе­му. Я гово­рю: я без вас решать не дол­жен,— это дез­ор­га­ни­зу­ет, если уста­нав­ли­ва­ет­ся непо­сред­ствен­ная линия под­чи­не­ния. Линия под­чи­не­ния долж­на остать­ся. Я не пред­ла­гал спу­тать все линии под­чи­не­ния, но если мне нуж­но полу­чить справ­ку или раз­ра­бо­тать вопрос, и я во избе­жа­ние воло­ки­ты посы­лаю зада­ние непо­сред­ствен­но тому, кто этим делом зани­ма­ет­ся, то здесь нет ника­кой спу­тан­но­сти. Я думаю, что когда бума­га при­хо­дит на пред­при­я­тие, реги­стра­тор или тот, кто этим веда­ет, дол­жен послать бума­гу тому, кто непо­сред­ствен­но этим делом зани­ма­ет­ся, но этот това­рищ, кото­рый рабо­та­ет, дол­жен докла­ды­вать сво­е­му началь­ни­ку и ска­зать: дай дирек­ти­ву. Так сле­ду­ет пони­мать то, что я гово­рил по это­му вопро­су.

«Тор­го­во-про­мыш­лен­ная газе­та», № 156, 11 июля 1926 г.

Скачать статью

Scroll to top