Этюды по теории кредита.

«Под знаменем марксизма», 1924, №6 – 7

Ф. Михалевский

Монет­ная систе­ма в осно­ве сво­ей — като­ли­че­ский, кре­дит­ная систе­ма — про­те­стант­ский инсти­тут.

(«Шот­лан­дец нена­ви­дит золо­то»). В бумаж­ных день­гах денеж­ное бытие това­ров явля­ет­ся лишь обще­ствен­ным быти­ем. Это та вера, кото­рая необ­хо­ди­ма и доста­точ­на для спа­се­ния души, – вера в денеж­ную сто­и­мость, как имма­нент­ный дух това­ров; вера в дан­ный спо­соб про­из­вод­ства и его пред­уста­нов­лен­ный поря­док, вера, в отдель­ных аген­тов про­из­вод­ства, как про­стое оли­це­тво­ре­ние само­воз­рас­та­ю­ще­го по сво­ей сто­и­мо­сти капи­та­ла. Но, как про­те­стан­тизм не эман­си­пи­ро­вал­ся от основ като­ли­циз­ма, так и кре­дит­ная систе­ма не эман­си­пи­ро­ва­лась от бази­са моне­тар­ной систе­мы.

Капи­тал, т. III, кн. II, изд. 1923 г., стр. 133.

I.

Определение кредита.

Бур­жу­аз­ны­ми эко­но­ми­ста­ми было сде­ла­но мно­го попы­ток дать опре­де­ле­ние кре­ди­та. Попыт­ки эти были без­успеш­ны вслед­ствие того, что в их осно­ве лежа­ло:

1) пол­ное непо­ни­ма­ние или недо­ста­точ­ное пони­ма­ние сущ­но­сти и про­ти­во­ре­чи­во­сти обме­на това­ра, сто­и­мо­сти, денег и капи­та­ла,

2) непо­ни­ма­ние хозяй­ствен­но­го про­цес­са, как про­цес­са вос­про­из­вод­ства,

3) жела­ние с само­го нача­ла дать апо­ло­гию про­цен­та. Возь­мем на выбор­ку 2 – 3 таких опре­де­ле­ния.

Туган-Бара­нов­ский в сво­их «Осно­вах» гово­рит: «Кре­ди­том назы­ва­ет­ся такая воз­мезд­ная пере­да­ча хозяй­ствен­ных пред­ме­тов, при кото­рой упла­та экви­ва­лен­та за полу­чен­ный хозяй­ствен­ный пред­мет отсро­чи­ва­ет­ся на неко­то­рое вре­мя, или, гово­ря ина­че, такая сдел­ка, при кото­рой момент полу­че­ния какой-либо цен­но­сти отде­лен от момен­та воз­вра­ще­ния ее экви­ва­лен­та неко­то­рым про­ме­жут­ком вре­ме­ни» (Туган-Бара­нов­ский, «Осно­вы», стр. 422).

Кре­дит, таким обра­зом, созда­ет связь това­ров во вре­ме­ни. Кре­дит­ный акт – тот же мено­вой акт, но одна его поло­ви­на отры­ва­ет­ся во вре­ме­ни от дру­гой.

Это опре­де­ле­ние, адек­ват­ное толь­ко вне­ка­пи­та­ли­сти­че­ско­му кре­ди­ту, сра­зу набра­сы­ва­ет вуаль на кре­дит, как на ору­дие экс­плу­а­та­ции, как на спо­соб при­сво­е­ния и деле­жа при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти.

Оно не охва­ты­ва­ет слу­ча­ев кре­ди­то­ва­ния день­га­ми. Оно не охва­ты­ва­ет слу­ча­ев арен­ды и отда­чи вна­ем, когда воз­вра­ща­ет­ся не экви­ва­лент, а самый кре­ди­то­ван­ный объ­ект, предо­став­лен­ный для вре­мен­но­го поль­зо­ва­ния.

Посколь­ку речь идет о капи­та­ли­сти­че­ском хозяй­стве, мы име­ем в луч­шем слу­чае лишь опре­де­ле­ние ком­мер­че­ско­го кре­ди­та (см. ниже). Туга­нов­ское опре­де­ле­ние кре­ди­та сов­па­да­ет с опре­де­ле­ни­ем Лек­си­са. Для послед­не­го в кре­ди­те «суще­ствен­но лишь то, что одно лицо пере­да­ет дру­го­му неко­то­рый объ­ект под усло­ви­ем воз­ме­ще­ния в буду­щем» (Лек­сис, «Кре­дит и бан­ки», Москва 1918 г., стр. 11).

Лек­сис ста­вит точ­ку над i.

«Отдан­ная в кре­дит вещь долж­на перей­ти в соб­ствен­ность полу­ча­те­ля. Поэто­му сда­ча в наем, в арен­ду я на про­кат не отно­сит­ся к кре­дит­ным сдел­кам, ибо пра­во соб­ствен­но­сти даю­ще­го в наем или арен­ду оста­ет­ся непри­кос­но­вен­ным, и он, по окон­ча­нии дого­вор­ных отно­ше­ний с дру­гой сто­ро­ной, полу­ча­ет обрат­но свою вещь или свой земель­ный уча­сток в иден­тич­ном виде. Толь­ко недо­им­ки наем­ной или аренд­ной пла­ты могут при извест­ных обсто­я­тель­ствах сде­лать­ся пред­ме­том кре­ди­то­ва­ния» (Там же, стр. 12).

Такой взгляд на арен­ду, раз­де­ля­е­мый целым рядом бур­жу­аз­ных авто­ров, в корне неве­рен.

Без­де­я­тель­ный капи­та­лист может быть вла­дель­цем не толь­ко денег, по и домов, фаб­рик и заво­дов. Что он с ними дела­ет? Он отда­ет их в арен­ду. Аренд­ная пла­та содер­жит в себе: 1) эле­мен­ты рен­ты, кото­рую вла­де­лец пере­да­ет зем­ле­вла­дель­цу или остав­ля­ет себе, если он сам по сов­ме­сти­тель­ству явля­ет­ся зем­ле­вла­дель­цем, и 2) воз­ме­ще­ния сна­ши­ва­ния. А даль­ше? Для Лек­си­са, по-види­мо­му, опять рен­та. Не все ли рав­но. И зда­ния, и фаб­ри­ки, и зем­ля – оди­на­ко­во недви­жи­мое иму­ще­ство… А маши­ны? А если все пред­при­я­тие, отдан­ное в арен­ду, пор­та­тив­но? Оста­ет­ся гово­рить о деле­же при­бы­ли меж­ду соб­ствен­но­стью и функ­ци­ей, то есть о рас­щеп­ле­нии при­бы­ли на % и пред­при­ни­ма­тель­ский доход, сле­до­ва­тель­но, самую же сда­чу в арен­ду при­хо­дит­ся рас­смат­ри­вать, как кре­ди­то­ва­ние плюс про­да­жа сна­ши­ва­ния.

«Wird es in der Form von Maschinerie, Baulichkeiten usw. ausgeliehen, kurz, in einer stofflichen Form, worin es im Produktionsprozess als fixes Kapital funktionieren muss so kehrt es in der Form des fixen Kapital zurück, zum Beispiel als jährliche Zahlung, die gleich ist dem Ersatz für die Abnützung, gleich dem Wertteil des Kapitals, der in Zirkulation getreten ist, plus dem Teile des Mehrwerts, der als Profit (hier Teil des Profits), Zins, auf das fixe Kapital berechnet ist (nicht soweit es fixes Kapital, sondern soweit es Kapital von bestimmter Grösse überhaupt ist)» (Магх, Theorien uber dem Mehrwert, В. III, S. 529).

Лек­сис совер­шен­но не стес­ня­ет­ся дать объ­яс­не­ние, поче­му он напи­ра­ет на то, что объ­ек­том кре­ди­то­ва­ния могут быть толь­ко «хозяй­ствен­ные пред­ме­ты».

Он гово­рит ясно: «Речь идет о пере­да­че вещей, а не об услу­гах или испол­не­нии какой-либо рабо­ты. Если слу­жа­щий полу­ча­ет жало­ва­ние толь­ко в кон­це меся­ца, то никто не гово­рит, что он ока­зал рабо­то­да­те­лю кре­дит, это было бы и невер­но, ибо для него обя­за­тель­на рабо­та в тече­ние пол­но­го меся­ца и лишь по окон­ча­нии это­го сро­ка насту­па­ет момент пла­те­жа» (Там же, стр. 11).

Этим сра­зу отвер­га­ет­ся факт кре­ди­то­ва­ния поку­па­те­ля рабо­чей силы про­дав­цом. Обще-рыноч­ные отно­ше­ния, где товар опла­чи­ва­ет­ся до потреб­ле­ния (что­бы при­сту­пить к потреб­ле­нию кре­ди­та­ми, потре­би­тель рань­ше дол­жен стать соб­ствен­ни­ком), под­ме­ни­ва­ют­ся спе­ци­фи­че­ски ресто­ран­ны­ми отно­ше­ни­я­ми, где потреб­ле­ние пред­ше­ству­ет опла­те, хотя ресто­ран не пред­став­ля­ет потре­би­те­лю сво­е­го това­ра в тече­ние недель до опла­ты, как это дела­ет рабо­чий.

Совре­мен­ную про­ти­во­по­лож­ность вещ­но­му взгля­ду на кре­дит, кото­рый мы видим у Сми­та и кото­рый мы затем нахо­дим у Лек­си­са и Туга­на, состав­ля­ет взгляд на кре­дит Макле­о­ла, Комор­жин­ско­го, Селиг­ме­на. Макле­од дает два опре­де­ле­ния кре­ди­та, соот­вет­ству­ю­щие двум опре­де­ле­ни­ям капи­та­ла. «Пер­во­на­чаль­ное поня­тие о капи­та­ле» разу­ме­ет накоп­ле­ние и сбе­ре­же­ние пред­ме­тов потреб­ле­ния. Соот­вет­ствен­но это­му, в этой пер­во­быт­ной фор­ме, кре­дит заклю­ча­ет­ся в пере­да­че уже суще­ству­ю­ще­го капи­та­ла из рук одно­го лица в руки дру­го­го, кото­рое с боль­шим удоб­ством может упо­тре­бить его про­из­во­ди­тель­ным обра­зом (Макле­од, «Осн. пол. эко­но­мии», пере­вод Весе­лов­ско­го, СПБ. 1865). Но «капи­тал, в его обшир­ней­шем и общем смыс­ле, кото­рый, соб­ствен­но, и под­ле­жит обсуж­де­нию поли­ти­че­ской эко­но­мии, – есть нечто такое, чем чело­век может про­из­во­дить обо­ро­ты, что он может затра­тить в видах извле­че­ния при­бы­ли, или что дает ему сред­ства к полу­че­нию дохо­да. Вся­кое иму­ще­ство или каче­ство, кото­рым он вла­де­ет и кото­рое дает ему сред­ства к уве­ли­че­нию его богат­ства, вся­кое ору­дие, хотя бы незна­чи­тель­ное, вся­кое, хотя бы самое про­стое, сооб­ра­же­ние, сокра­ща­ю­щее труд и уве­ли­чи­ва­ю­щее про­из­вод­ство, по спра­вед­ли­во­сти может быть при­зна­но капи­та­лом» (Там же, стр. 74).

Из это­го поня­тия капи­та­ла выво­дит­ся поня­тие кре­ди­та.

«Тор­го­вый инстинкт при­ду­мал еще обра­ща­ю­щу­ю­ся силу (кур­сив мой. Ф. М.) кото­рая состав­ля­ет сим­вол буду­щей смет­ли­во­сти, даль­но­вид­но­сти и пред­при­им­чи­во­сти, и эта обра­ща­ю­щая сила есть кре­дит. Купец, вме­сто того, что­бы поку­пать това­ры на име­ю­щи­е­ся у него день­ги в дей­стви­тель­но­сти, может поку­пать их с „обе­ща­ни­ем запла­тить“, запла­тить день­ги со вре­ме­нем, в извест­ный срок. Пла­тя чисты­ми день­га­ми, он отда­ет резуль­тат сво­ей преж­ней пред­при­им­чи­во­сти; поку­пая на обя­за­тель­ство или „обе­ща­ние запла­тить“ день­ги, он закла­ды­ва­ет резуль­тат сво­ей буду­щей пред­при­им­чи­во­сти. Чистые день­ги, необ­хо­ди­мые для пла­те­жа, име­ют быть полу­че­ны его буду­щим тру­дом, смет­ли­во­стью или пред­при­им­чи­во­стью, через выгод­ную их про­да­жу. День­ги, труд и кре­дит пред­став­ля­ют пред­при­им­чи­вость про­шед­шую, насто­я­щую и буду­щую (Money labor and kredit represent simply industry past, present and future)» (Там же, стр. 74 – 75).

Итак, кре­дит по Макле­о­ду есть обра­ща­ю­ща­я­ся сила буду­щей смет­ли­во­сти, даль­но­вид­но­сти и пред­при­им­чи­во­сти. Макле­одов­ское опре­де­ле­ние кре­ди­та не может быть более цен­но, чем лежа­щее в его осно­ве опре­де­ле­ние капи­та­ла. Мы так дол­го оста­нав­ли­ва­ем­ся на Макле­о­де пото­му, что уче­ние Макле­о­да о кре­ди­те было вос­кре­ше­но из мерт­вых Наhn’ом (А. Наhn Volkswirtschaftliche Theorie des Ваnkkredits, Tübingen 1920), о кото­ром нам при­дет­ся подроб­но гово­рить в одним из сле­ду­ю­щих очер­ков.

Комор­жин­ский в сво­ем капи­таль­ном тру­де о кре­ди­те (Die Nationalökonomische Lehre vom Kredit, Innsbruck 1903) дает подроб­ный обзор и кри­ти­ку опре­де­ле­ний кре­ди­та, дан­ных до него раз­лич­ны­ми эко­но­ми­ста­ми. Он лег­ко опро­вер­га­ет опре­де­ле­ние кре­ди­та, как дове­рия (Сэй, Гиторж, Мак-Келок, Род­бер­тус), как отры­ва одной поло­ви­ны мено­во­го акта от дру­го­го во вре­ме­ни (Бастиа, Рошер), как уступ­ки кон­крет­ных благ (Книгс, Филип­по­вич, Бем-Баверк), как сред­ства обра­ще­ния (Макле­од) и как ссу­же­ния денег (Ihering).

Комор­жин­ский пони­ма­ет про­ти­во­ре­чие обме­на. Под теми стра­ни­ца­ми, где он гово­рит об этом про­ти­во­ре­чии, мог бы, пожа­луй, под­пи­сать­ся и марк­сист. Но про­ти­во­ре­чи­вость обме­на для Комор­жин­ско­го еще не есть про­ти­во­ре­чи­вость капи­та­лиз­ма, осно­ван­но­го на обмене. Кор­рек­ти­вом слу­жит кре­дит. Для опре­де­ле­ния кре­ди­та Комор­жин­ский кон­стру­и­ру­ет поня­тие досто­я­ние (Vermögen), как воз­мож­но­сти полу­че­ния дохо­да. Ему при­хо­дит­ся при­бе­гать к чрез­вы­чай­ным натяж­кам, зато объ­ем поня­тия полу­ча­ет­ся очень широ­кий. Eigenthum – поня­тие юри­ди­че­ское. Vermögen – эко­но­ми­че­ское. Eigenthum – пра­во рас­по­ря­же­ния. Vermögen – воз­мож­ность полу­че­ния дохо­да. Объ­ект Eigenthum и Vermögen – один и тот же.

«Diese mögen Sachgüter sein oder einzelne nutzbare Kräfte derselben, zumal Zeitreihen solcher wie sie dem Mieter und Pächter Zugehören, oder sie mögen durch Dienstmiete angeworbene fremde Arbeits verrichtungen oder endlich eigene Arbeitsbefähigungen oder deren Leistungen sein».

Земель­ный уча­сток – досто­я­ние, пото­му что он может при­но­сить доход-рен­ту. Кусок хле­ба – тоже досто­я­ние, ибо сего­дня кусок хле­ба, зав­тра кусок хле­ба, вот и эле­мен­ты посто­ян­но­го дохо­да. Досто­я­ние вовсе не долж­но быть обя­за­тель­но источ­ни­ком дохо­да. Оно может быть одним из эле­мен­тов дохо­да… Скон­стру­и­ро­вав таким мане­ром поня­тие досто­я­ния, Комор­жин­ский полу­ча­ет осно­ву для тако­го опре­де­ле­ния кре­ди­та, кото­рое годит­ся для всех вре­мен и хозяй­ствен­ных фор­ма­ций. Кре­дит, – это уступ­ка вре­мен­но­го поль­зо­ва­ния досто­я­ни­ем (Überlassung temporärer Vermögungsnutzung), ина­че гово­ря, уступ­ка поль­зо­ва­ния дохо­дом. Это двух­сто­рон­ний акт, но не в том смыс­ле, что взя­тие в кре­дит долж­но быть воз­вра­ще­но, а в том смыс­ле, что поль­зо­ва­ние дохо­дом долж­но быть опла­че­но про­цен­та­ми. Тут вскры­ва­ет­ся истин­ная подо­пле­ка всей про­де­лан­ной Комор­жин­ским акро­ба­ти­ки.

Необ­хо­ди­мо было такое опре­де­ле­ние кре­ди­та, кото­рое с само­го нача­ла вклю­ча­ло бы в себе апо­ло­гию про­цен­та, что дела­ет для бур­жу­аз­ных эко­но­ми­стов зада­чу опре­де­ле­ния кре­ди­та нераз­ре­шен­ной, а priori, это наме­ре­ние дать такое опре­де­ле­ние кре­ди­та, кото­рое годи­лось бы для всех хозяй­ствен­ных фор­ма­ций и фаз. Меж­ду тем ни одна из кате­го­рий мено­во­го хозяй­ства не отли­ча­ет­ся такой пла­стич­но­стью и измен­чи­во­стью, как кре­дит. Меня­ет­ся не толь­ко фор­ма акта кре­ди­то­ва­ния. Меня­ет­ся самое его эко­но­ми­че­ское содер­жа­ние в свя­зи с изме­не­ни­ем его кон­ди­ций, объ­е­ма и т. д.

Нач­нем с кон­ди­ций. А пере­да­ет В извест­ный объ­ект с усло­ви­ем… 1) воз­вра­та того же объ­ек­та, или 2) воз­вра­та экви­ва­лен­та нату­раль­но­го (обез­ли­чен­ная нату­раль­ная ссу­да), 3) или воз­вра­та экви­ва­лен­та сто­и­мост­но­го, 4) то же, что и в пунк­те 1, 2 или 3, но с при­бав­ле­ни­ем неко­то­ро­го «при­ра­ще­ния» (не сме­ши­вать с воз­ме­ще­ни­ем сна­ши­ва­ния), 5) или пери­о­ди­че­ских выдач при­ра­ще­ния без воз­вра­та пер­во­на­чаль­но взя­то­го объ­ек­та (веч­ная рен­та, диви­денд с акций). Тут мы видим такой ряд: воз­врат без при­ра­ще­ния, воз­врат с при­ра­ще­ни­ем, воз­врат одно­го при­ра­ще­ния… Вме­сте с этим изме­ня­ет­ся содер­жа­ние кре­ди­то­ва­ния, как мено­во­го акта. В слу­чае пер­вом (воз­врат без при­ра­ще­ния) обме­ни­ва­ет­ся кре­ди­то­ван­ный пред­мет на воз­вра­ща­е­мый экви­ва­лент (слу­чай иден­тич­но­го воз­вра­та мы раз­бе­рем ниже). В слу­чае тре­тьем (выпла­чи­ва­ние при­ра­ще­ния без воз­вра­та кре­ди­то­ван­но­го объ­ек­та или его экви­ва­лен­та) в акте обме­на про­ти­во­сто­ят друг дру­гу капи­тал и «цена» его – про­цент. Это мено­вой акт как бы вто­ро­го поряд­ка. В слу­чае вто­ром (воз­врат и объ­ек­та или его экви­ва­лен­та, и при­ра­ще­ния) содер­жа­ние мено­во­го акта слож­ное. Тут нали­цо мено­вой акт и пер­во­го и вто­ро­го поряд­ка. Далее, по вопро­су об объ­ек­те кре­ди­то­ва­ния. Тако­вым может быть 1) вещь, услу­га, 2) рабо­чая сила, 3) сто­и­мость в ее наи­бо­лее адек­ват­ной, денеж­ной фор­ме, 4) сред­ство обра­ще­ния непла­те­жа, лишен­ное сто­и­мост­но­го содер­жа­ния (бумаж­ные день­ги и т. д.). Нако­нец, объ­ек­том кре­ди­то­ва­ния может быть самый кре­дит (гаран­тий­ный и акцепт­ный кре­дит и т. д.).

Так и по отно­ше­нию к полу­ча­те­лю кре­ди­та. Он может быть физи­че­ским или юри­ди­че­ским лицом, суще­ство­вав­шим неза­ви­си­мо от кре­ди­то­ра. Он может быть кре­а­ту­рой кре­ди­та (акци­о­нер­ное обще­ство). Он может быть, нако­нец, пло­тью от пло­ти того юри­ди­че­ско­го липа, кото­рое явля­ет­ся кре­ди­то­ром и кото­рое про­ти­во­по­став­ля­ет­ся ему толь­ко в инте­ре­сах уче­та (кре­ди­то­ва­ние госу­дар­ствен­но­го тре­ста госу­дар­ством).

Гово­рить поэто­му о еди­ном опре­де­ле­нии кре­ди­та не при­хо­дит­ся. Меж­ду отдель­ны­ми фор­ма­ми кре­ди­та в раз­лич­ных эта­пах его раз­ви­тия есть лишь пре­ем­ствен­ная связь, а не связь по внут­рен­не­му содер­жа­нию. Внут­рен­нее содер­жа­ние кре­ди­та при­хо­дит­ся выяс­нять для каж­дой хозяй­ствен­ной фазы в отдель­но­сти, в зави­си­мо­сти от харак­те­ра дан­ной фазы, взя­той в целом.

Необ­хо­ди­мо поэто­му рань­ше все­го выяс­нить содер­жа­ние кре­ди­та, с точ­ки зре­ния обме­на, как тако­во­го, затем с точ­ки зре­ния «клас­си­че­ских» капи­та­ли­сти­че­ских отно­ше­ний. После это­го надо перей­ти к кре­ди­ту в усло­ви­ях «финан­со­во­го» капи­та­лиз­ма, нако­нец, к кре­ди­ту в усло­ви­ях пере­ход­но­го пери­о­да, вооб­ще, и нэп‘а[1], в част­но­сти.

II.

Зародышевая форма кредита.

(Кредит в условиях обмена типа Т – Т).

Кре­дит есть преж­де все­го кате­го­рия денеж­но­го хозяй­ства. Все же мы начи­на­ем свой ана­лиз с более общей фор­мы обме­на, а имен­но обме­на това­ра на товар, ибо уже эта фор­ма допус­ка­ет воз­мож­ность кре­ди­та в эмбри­о­наль­ном виде.

В насто­я­щей гла­ве мы дела­ем попыт­ку дать как бы эмбрио­ло­гию кре­ди­та.

С точ­ки зре­ния обме­на типа Т – Т кре­дит озна­ча­ет раз­рыв во вре­ме­ни меж­ду дву­мя частя­ми еди­но­го мено­во­го акта. Фор­му­ла Т – Т делит­ся на две части: Т – 0 (нуль) и 0 (нуль) – Т (Юри­ди­че­ски: Т. – Обя­за­тель­ство, Обя­за­тель­ство – Т.).

Основ­ной прин­цип обме­на – заме­на вся­кой дви­нув­шей­ся с места кле­точ­ки сто­и­мо­сти дру­гой кле­точ­кой, коли­че­ствен­но рав­ной[2] – этот прин­цип при кре­ди­то­ва­нии отме­ня­ет­ся. Отчуж­да­ет­ся не толь­ко потре­би­тель­ная сто­и­мость, но и сто­и­мость. Обра­зо­вав­ша­я­ся вслед­ствие ухо­да пер­во­го Т пусто­та зия­ет до осу­ществ­ле­ния вто­рой поло­ви­ны опе­ра­ции: 0 – Т.

Харак­тер­ный для мено­во­го обще­ства двух­такт­ный акт обме­на веществ (дая­ние и воз­мез­дие) обры­ва­ет­ся на пер­вом так­те (дая­нии). Вто­рой такт (воз­мез­дие) отсро­чи­ва­ет­ся. Сто­и­мость налич­ная заме­ня­ет­ся сто­и­мо­стью в пер­спек­ти­ве.

Мено­вое отно­ше­ние пре­вра­ща­ет­ся в кре­дит­ное. Сто­ро­на, дав­шая Т, ста­но­вит­ся кре­ди­то­ром. Контр­агент этой сто­ро­ны – долж­ни­ком.

С точ­ки зре­ния обще­ствен­но­го обме­на веществ, отсроч­ка воз­мез­дия име­ет боль­шое зна­че­ние. Бла­го­да­ря этой отсроч­ке, мено­вая связь может воз­ник­нуть меж­ду про­дук­та­ми раз­лич­ных про­из­вод­ствен­ных пери­о­дов, рав­но как и меж­ду про­дук­та­ми про­из­вод­ствен­ных про­цес­сов, про­дол­жи­тель­ность кото­рых раз­лич­на по тех­ни­че­ским при­чи­нам. «Один род това­ров тре­бу­ет для сво­е­го про­из­вод­ства боль­ше­го про­ме­жут­ка вре­ме­ни, дру­гой – мень­ше­го; про­из­вод­ство раз­лич­ных това­ров свя­за­но с раз­лич­ны­ми вре­ме­на­ми года. Один товар родит­ся на месте сво­е­го рын­ка, дру­гой дол­жен путе­ше­ство­вать на отда­лен­ный рынок. Один това­ро­вла­де­лец может поэто­му высту­пить как про­да­вец, рань­ше чем дру­гой, как поку­па­тель» (К. Маркс, «Капи­тал», т. I, пере­вод Стру­ве, стр. 75).

Отсроч­ка вто­ро­го так­та может быть выгод­на не толь­ко для долж­ни­ка, но и для кре­ди­то­ра, кон­сер­ви­руя сто­и­мость от гибе­ли, гро­зя­щей ей на слу­чай исчез­но­ве­ния потреб. сто­и­мо­сти (пор­чи това­ра), и обес­пе­чи­вая для кре­ди­то­ра непре­рыв­ность потреб­ле­ния, а пото­му и про­из­вод­ства в буду­щем. Акт кре­ди­то­ва­ния может быть для него как бы соеди­не­ни­ем мено­во­го акта с тезав­ри­ро­ва­ни­ем[3].

В слу­ча­ях кре­ди­то­ва­ния заме­ни­мым това­ром с усло­ви­ем лик­ви­да­ции кре­дит­но­го отно­ше­ния това­ром того же вида (А дает В чет­верть ржи в этом году с тем, что­бы полу­чить обрат­но дру­гую чет­верть ржи в буду­щем году). Отно­ше­ние кре­дит­ной сдел­ки к обме­ну может на пер­вый взгляд пока­зать­ся сомни­тель­ным. Ведь А и В ниче­го не обме­ни­ва­ют. Каж­дый из них и полу­чил, и отда­ет одно и то же коли­че­ство ржи.

Но такое заклю­че­ние оши­боч­но.

Име­ет ли дан­ный слу­чай отно­ше­ние к обще­ствен­но­му обме­ну веществ или нет? Несо­мнен­но, име­ет. Потре­би­тель­ская сто­и­мость пере­но­сит­ся из тако­го пунк­та, где она не нуж­на, в такой пункт, где она нуж­на.

Соблю­да­ет­ся ли тут мено­вой прин­цип двух­сто­рон­но­сти акта обме­на веществ? Да, хотя и с харак­тер­ной для кре­дит­ной сдел­ки отсроч­кой вто­ро­го так­та.

А и тут отда­ет сто­и­мость, потре­би­тель­ная фор­ма кото­рой ему не нуж­на, что­бы полу­чить обрат­но сто­и­мость такой же вели­чи­ны в нуж­ной фор­ме. Прав­да, потре­би­тель­ская сто­и­мость воз­вра­ща­е­мой ржи ста­но­вит­ся нуж­ной А толь­ко вслед­ствие отсроч­ки. Но то же явле­ние воз­мож­но и при обмене ржи на рыбу. Рыба может быть совер­шен­но не нуж­ной вла­дель­цу ржи в дан­ный момент, и он отда­ет рожь, что­бы полу­чить рыбу впо­след­ствии.

Кре­дит в дан­ном слу­чае созда­ет воз­мож­ность тако­го мено­во­го акта Т – Т, где оба Т стре­мят­ся к равен­ству не толь­ко, как сто­и­мо­сти. но и как потре­би­тель­ные сто­и­мо­сти. Пер­вая часть тако­го мено­во­го акта назы­ва­ет­ся выда­чей ссу­ды или ссу­же­ни­ем.

Насто­я­щее свое раз­ви­тие ссу­да в част­но­сти, как и кре­дит вооб­ще, полу­ча­ет в денеж­ном хозяй­стве (денеж­ная ссу­да).

На осо­бом месте сто­ит слу­чай одал­жи­ва­ния вещи с усло­ви­ем иден­тич­но­го воз­вра­та.

Кре­дит – кате­го­рия мено­во­го обще­ства. Где нет обме­на, нет кре­ди­та.

Когда А одал­жи­ва­ет В теле­гу с тем, что­бы ее полу­чить обрат­но, воз­мож­ны сле­ду­ю­щие слу­чаи:

1) Теле­га дает­ся про­сто, по-сосед­ски. Тут слу­чай даре­ния изна­ши­ва­е­мой части теле­ги. Даре­ние – акт вне­ме­но­вой.

2) Слу­чай упла­ты про­ка­та. В, ска­жем, дает А за поль­зо­ва­ние теле­гой пяток дынь. Посколь­ку речь идет об усло­ви­ях про­сто­го, бес­при­быль­но­го обме­на, перед нами обмен изна­ши­ва­е­мой части теле­ги на дыни. Если про­кат упла­чи­ва­ет­ся по окон­ча­нии поль­зо­ва­ния, то это зна­чит, что изна­ши­ва­ние кре­ди­ту­ет­ся.

Но если мы оста­вим в сто­роне вопрос об изна­ши­ва­е­мой части одол­жен­ной вещи, то самый пере­ход вещи от А к В с усло­ви­ем ее иден­тич­но­го воз­вра­та еще не есть акт кре­ди­то­ва­ния, так как это вооб­ще не мено­вой, хотя и меж­хо­зяй­ствен­ный акт. Перед нами слу­чай даре­ния, огра­ни­чен­но­го извест­ным сро­ком.

Дру­гое дело, когда вещь ссу­жа­ет­ся, как капи­тал, как само­воз­рас­та­ю­щая сто­и­мость. Сда­ча в арен­ду фаб­ри­ки, заво­да, дома, авто­мо­би­ля есть, как мы уже гово­ри­ли выше, несо­мнен­но, част­ный слу­чай капи­та­ли­сти­че­ско­го кре­ди­та. Тут мено­вой акт 2‑го поряд­ка. С одной сто­ро­ны – капи­тал. С дру­гой сто­ро­ны – цена его – про­цент. Поэто­му в капи­та­ли­сти­че­скую арен­ду, кро­ме рен­ты и воз­ме­ще­ния сна­ши­ва­ния, вхо­дит про­цент на капи­тал.

Само собой разу­ме­ет­ся, что бес­про­цент­ный кре­дит про­ти­во­сто­ит ростов­щи­че­ско­му не исто­ри­че­ски, а толь­ко логи­че­ски (См. К. Маркс, «Капи­тал», т. III, гл. 36).

Противоречие кредита.

Про­ти­во­ре­чие кре­ди­та так глу­бо­ко, что оно про­яв­ля­ет­ся в его эмбри­о­наль­ной фор­ме.

Комор­жин­ский видит в кре­ди­те раз­ре­ше­ние про­ти­во­ре­чия обме­на. В дей­стви­тель­но­сти кре­дит, делая обмен более эла­стич­ным, не толь­ко не уни­что­жа­ет его про­ти­во­ре­чий, но, наобо­рот, еще более их уси­ли­ва­ет. Про­ти­во­ре­чие обме­на состо­ит в том, что один полюс това­ра, потре­би­тель­ная сто­и­мость, обоб­ществ­ля­ет­ся, отчуж­да­ясь от вла­дель­ца това­ра, меж­ду тем, как вто­рой полюс – полюс сто­и­мо­сти, при­креп­лен к вла­дель­цу, состав­ляя его част­ную соб­ствен­ность. Про­стое дви­же­ние соков в обще­ствен­ном орга­низ­ме поэто­му невоз­мож­но. Дви­же­ние одной пита­тель­ной части­цы воз­мож­но толь­ко в том слу­чае, если в обмен и навстре­чу ей может дви­нуть­ся вто­рая части­ца.

Кре­дит, отсро­чи­вая встреч­ное дви­же­ние, дела­ет его про­бле­ма­тич­ным, не уни­что­жая его обя­за­тель­но­сти. Объ­ект для воз­вра­та может в свое вре­мя, и быть, и не быть. Воз­врат же необ­хо­дим. Далее, к анар­хии обме­на кре­дит предъ­яв­ля­ет тре­бо­ва­ние кален­дар­но­сти. Про­ти­во­ре­чие про­бле­ма­ти­ки и апок­де­ти­ки, анар­хии и кален­дар­но­го пла­на нахо­дит свое выра­же­ние в банк­рот­стве, кото­рое в ран­ние эпо­хи кон­ча­лось тем, что для долж­ни­ка мено­вая связь с обще­ством заме­ня­лась дру­гой фор­мой свя­зи – раб­ством.

Стен­ки част­ной соб­ствен­но­сти, раз­ре­зы­ва­ю­щие еди­ное обще­ствен­ное хозяй­ство на отдель­ные част­но-хозяй­ствен­ные клет­ки, не толь­ко не уни­что­жа­ют­ся кре­ди­том, но, наобо­рот, они, бла­го­да­ря кре­ди­ту, при­об­ре­та­ют новую спо­соб­ность, спо­соб­ность дей­ство­вать как бы на рас­сто­я­нии.

Раз­ви­тие про­ти­во­ре­чия обме­на дает покуп­ку и про­да­жу рабо­чей силы. Раз­ви­тие про­ти­во­ре­чия кре­ди­та дает, как мы уви­дим ниже, покуп­ку и про­да­жу «рабо­чей силы» капи­та­ла, т. е. про­да­жу спо­соб­но­сти капи­та­ла при­сва­и­вать при­ба­воч­ную сто­и­мость. Воз­врат взя­то­го пере­хо­дит в воз­врат взя­то­го плюс невзя­тое.

III.

Кредит при обмене типа Т – Д – Т.

Толь­ко в денеж­ном хозяй­стве, где обмен при­ни­ма­ет спе­ци­фи­че­скую фор­му про­да­жи-куп­ли, кре­дит про­яв­ля­ет в доста­точ­ной мере свои основ­ные свой­ства. Преж­де все­го здесь высту­па­ет функ­ция денег, как мери­ла сто­и­мо­сти. Так как эту свою функ­цию день­ги испол­ня­ют не в реаль­ном, а иде­аль­ном виде, то с точ­ки зре­ния этой функ­ции совер­шен­но нет раз­ни­цы меж­ду слу­ча­я­ми про­да­жи в кре­дит и на налич­ные день­ги. Сто­и­мость това­ра нахо­дит выра­же­ние в его цене. Но та цена, кото­рую пишет на това­ре дей­стви­тель­но или мыс­лен­но про­да­вец, есть толь­ко про­ект цены. Этот про­ект дол­жен еще полу­чить санк­цию поку­па­те­ля, что­бы стать дей­стви­тель­ной ценой. И вот это санк­ци­о­ни­ро­ва­ние цены поку­па­те­лем име­ет оди­на­ко­во место, как в слу­чае про­да­жи на налич­ные, так и в слу­чае про­да­жи в кре­дит. Полу­че­ны ли день­ги или нет, но товар про­дан. Достиг­ну­ты сра­зу две вещи. Во-пер­вых, точ­но уста­нов­ле­ны раз­ме­ры денеж­ной мас­сы, фор­му кото­рой долж­на при­нять сто­и­мость това­ра (стра­хо­ва­ние цены). Во-вто­рых, точ­но опре­де­ле­ны то вре­мя и та клет­ка хао­ти­че­ско­го обще­ствен­но­го хозяй­ства, когда и где пере­оде­ва­ние сто­и­мо­сти из товар­ной фор­мы в денеж­ную долж­но про­изой­ти.

Товар, сто­я­щий в оче­ре­ди, в ожи­да­нии пре­вра­ще­ния в день­ги, осво­бож­да­ет­ся от этой сто­ян­ки, оста­вив вме­сто себя в оче­ре­ди обя­за­тель­ство. Товар еще не достиг пре­вра­ще­ния в денеж­ную фор­му, но уже вышел из товар­ной оче­ре­ди. Заняв­шее его место обя­за­тель­ство: тоже ждет, но уже по-дру­го­му. Товар ждет денег, не зная их коли­че­ства, ни вре­ме­ни, ни места их при­бы­тия. Обя­за­тель­ство же зна­ет и то, и дру­гое. День­ги явля­ют­ся тут не для того, что­бы толк­нуть товар в путь. Это дело сде­ла­но пер­спек­ти­вой их полу­че­ния. Они явля­ют­ся толь­ко для того, что­бы эту пер­спек­ти­ву оправ­дать. Посколь­ку сред­ством обра­ще­ния ста­но­вят­ся пер­спек­тив­ные день­ги, постоль­ку день­ги ста­но­вят­ся сред­ством пла­те­жа. Про­да­жа в кре­дит есть заме­на това­ра пер­спек­тив­ны­ми день­га­ми, пла­теж есть заме­на пер­спек­тив­ных денег насто­я­щи­ми день­га­ми. Еди­ный про­цесс пере­оде­ва­ния сто­и­мо­сти в денеж­ную фор­му рас­щеп­ля­ет­ся на две части, как женить­ба рас­щеп­ля­ет­ся на помолв­ку и сва­дьбу. Мета­мор­фоз Т – Д рас­щеп­ля­ет­ся на части товар – пер­спек­тив­ные день­ги пер­спек­тив­ные день­ги – день­ги.

Фор­маль­но про­дав­цу нет дела до судь­бы кре­ди­то­ван­ной сто­и­мо­сти в тече­ние сро­ка кре­ди­то­ва­ния. На самом же деле она не может не инте­ре­со­вать его, ибо от того, что слу­чит­ся со сто­и­мо­стью в пери­од ее отлуч­ки, часто зави­сит вопрос, воз­вра­тит­ся ли она к сво­е­му исход­но­му пунк­ту.

Посколь­ку речь идет о денеж­ном хозяй­стве, тот факт, что сто­и­мость сохра­ни­лась у долж­ни­ка (слу­чай про­из­во­ди­тель­но­го кре­ди­та), еще сам по себе не обес­пе­чи­ва­ет объ­ек­тив­ной воз­мож­но­сти лик­ви­да­ции кре­дит­но­го отно­ше­ния. Долж­ни­ку пред­сто­ит еще зада­ча пере­одеть при­над­ле­жа­щую ему сто­и­мость в денеж­ную фор­му. Меж­ду тем, это опе­ра­ция, кото­рая может или совсем не удать­ся, или удать­ся с боль­шим изъ­я­ном для сто­и­мо­сти. Самое береж­ное отно­ше­ние долж­ни­ка к кре­ди­то­ван­ной ему сто­и­мо­сти не избав­ля­ет выра­же­ния послед­ней, т. е. цены, от коле­ба­ний конъ­юнк­ту­ры, а самой сто­и­мо­сти от пере­мен в про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да. Вопрос о воз­мож­но­сти лик­ви­да­ции обя­за­тель­ства уже зави­сит не от того, что про­ис­хо­дит в пре­де­лах хозяй­ства долж­ни­ка, а от фак­то­ров обще­го харак­те­ра. Паде­ние цен сжи­ма­ет пла­теж­ные ресур­сы, не умень­шая соот­вет­ству­ю­ще­го обя­за­тель­ства. Денеж­ная фор­ма обя­за­тель­ства уве­ли­чи­ва­ет сте­пень обще­ствен­ной обу­слов­лен­но­сти его лик­ви­да­ции.

Эко­но­мия налич­ных денег, бла­го­да­ря вза­им­ным рас­че­там, воз­мож­на и при бес­кре­дит­ных покуп­ках (А дает В желе­за на 100р., В дает С угля на 100 р., С дает А на 100 р. муки). Но насто­я­щее само­раз­ви­тие вза­им­ные рас­че­ты могут полу­чить лишь при кре­ди­те, так как тут фак­ти­че­ская встре­ча людей и това­ров заме­ня­ет­ся встре­чей обя­за­тельств. Чем боль­ше раз­ви­ва­ют­ся вза­им­ные рас­че­ты, там боль­ше упла­та дол­га пре­вра­ща­ет­ся в упла­ту раз­ни­цы (ср. clearing). Функ­цию свою, как сред­ства пла­те­жа, день­ги поэто­му чем даль­ше, тем чаще испол­ня­ют в иде­аль­ной фор­ме. Про­да­жа в кре­дит, может быть, пло­хая про­да­жа, но она все же про­да­жа. Пре­вра­тив свой товар в пер­спек­тив­ные день­ги, про­да­вец может эти самые пер­спек­тив­ные день­ги сно­ва пре­вра­тить в товар, т. е. само­му где-нибудь кре­ди­то­вать­ся в рас­че­те на эти день­ги. При этом, посколь­ку пред­сто­ит вза­им­ное пога­ше­ние пла­те­жей, кре­ди­тор фак­ти­че­ски полу­ча­ет экви­ва­лент сво­е­го това­ра в тот момент, когда он на такую же сум­му ста­но­вит­ся долж­ни­ком.

Кре­дит, кото­рый есть жаж­да денег, тут всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие с сво­ей соб­ствен­ной тен­ден­ци­ей мак­си­маль­но­го устра­не­ния денег, как жено­лю­бие мона­ха всту­па­ет в про­ти­во­ре­чие с его аске­ти­че­ски­ми устрем­ле­ни­я­ми.

«Функ­ция денег, как пла­теж­но­го сред­ства, заклю­ча­ет в себе рез­кое, ничем не смяг­чен­ное про­ти­во­ре­чие. Посколь­ку пла­те­жи урав­но­ве­ши­ва­ют­ся, день­ги функ­ци­о­ни­ру­ют лишь иде­аль­но, как счет­ные день­ги или мера цен­но­сти. Для дей­стви­тель­но­го же совер­ше­ния пла­те­жей день­ги явля­ют­ся не как сред­ство обра­ще­ния, не как пере­хо­дя­щая лишь и посред­ству­ю­щая фор­ма обме­на веществ, но как инди­ви­ду­аль­ное вопло­ще­ние обще­ствен­но­го тру­да, как само­сто­я­тель­ное бытие мено­вой цен­но­сти, как абсо­лют­ный товар. Про­ти­во­ре­чие это обна­ру­жи­ва­ет­ся в тот момент про­мыш­лен­ных и тор­го­вых кри­зи­сов, кото­рый назы­ва­ет­ся денеж­ным кри­зи­сом» (Карл Маркс, «Капи­тал», том 1, стр. 77 – 78).

Ссуда.

Пред­ме­том кре­ди­то­ва­ния могут быть самые день­ги. В этом слу­чае мы име­ем дело с денеж­ной ссу­дой.

Если в слу­чае покуп­ки това­ров в кре­дит день­ги в пер­спек­ти­ве непо­сред­ствен­но слу­жат сред­ством обра­ще­ния, то в слу­чае денеж­ной ссу­ды про­це­ду­ра полу­че­ния долж­ни­ком нуж­но­го ему това­ра ста­но­вит­ся более слож­ной. Дву­член­ная фор­му­ла Дп (день­ги в пер­спек­ти­ве) – товар, заме­ня­ет­ся трех­член­ной: Дп – Д – Т. С точ­ки зре­ния кре­ди­то­ра, мы здесь име­ем Д – Дп, обмен налич­ных денег на день­ги в пер­спек­ти­ве. Сто­и­мость уже кре­ди­ту­ет­ся не в част­ной фор­ме того или ино­го това­ра, а в все­об­щей фор­ме, в фор­ме денег.

Транс­фор­ма­ция това­ра в день­ги, пере­ме­на част­ной товар­ной фор­мы сто­и­мо­сти на все­об­щую денеж­ную фор­му явля­ет­ся вели­чай­шим шагом това­ра после про­из­вод­ства. Для това­ра про­да­жа – 2‑ое рож­де­ние. Сто­и­мость всех това­ров долж­на прой­ти через фор­му одно­го това­ра – денег. Уже одно то, что сум­ма денег, име­ю­щих­ся на рын­ке, обыч­но, гораз­до мень­ше сум­мы сто­и­мо­сти дру­гих това­ров, долж­но создать дав­ку у две­рей денеж­ной купе­ли, тем более, что счаст­лив­цы, успев­шие ее занять, вовсе не торо­пят­ся осво­бо­дить место для дру­гих, сто­я­щих в оче­ре­ди (сокро­ви­ще). Дать денеж­ную ссу­ду – зна­чит кре­ди­то­вать сто­и­мо­стью, достиг­шей куль­ми­на­ци­он­ной точ­ки, сто­и­мо­стью в обез­ли­чен­ной денеж­ной фор­ме.

Выго­ды, выте­ка­ю­щие из кре­ди­та как тако­во­го, для кре­ди­то­ра уже тут отпа­да­ют. Тут не может быть речи о стра­хо­ва­нии цены, ибо день­ги сами – цена. Если при кре­ди­то­ва­нии това­ра дело воз­ве­де­ния сто­и­мо­сти в сте­пень денег пада­ет на долж­ни­ка, то тут яич­ко ему пода­ет­ся облуп­лен­ным. Денеж­ный товар в раз­ви­том мено­вом хозяй­стве не боит­ся ни моли, ни ржав­чи­ны. Поэто­му, если и смот­реть на ссу­ду, как на спо­соб кон­сер­ва­ции сто­и­мо­сти, то раз­ве толь­ко в смыс­ле обес­пе­че­ния от воров, но и эта выго­да в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ней­тра­ли­зу­ет­ся тем, что вором может ока­зать­ся либо сам долж­ник, либо фиск, пере­пол­ня­ю­щий обра­ще­ние пор­чен­ной моне­той или бума­гой, при­чем инфля­ция разо­ря­ет преж­де все­го кре­ди­то­ров.

Вот поче­му денеж­ная ссу­да по самой сво­ей при­ро­де явля­ет­ся воз­мезд­ной. В фор­му­ле Д – Дп вто­рой член ста­но­вит­ся боль­ше пер­во­го. Кре­дит ста­но­вит­ся про­воз­вест­ни­ком капи­та­ли­сти­че­ской экс­плу­а­та­ции. Капи­тал рож­да­ет­ся в фор­ме ростов­щи­че­ско­го капи­та­ла.

IV.

Кредит в капиталистическом хозяйстве.

Если кре­дит, рас­смат­ри­ва­е­мый с точ­ки зре­ния про­сто­го мено­во­го обще­ства, есть извест­ная фор­ма отно­ше­ний меж­ду вла­дель­ца­ми сто­и­мо­сти, то капи­та­ли­сти­че­ский кре­дит есть отно­ше­ние меж­ду при­сва­и­ва­те­ля­ми при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. В про­стом мено­вом обще­стве сто­и­мость берет­ся в кре­дит ради свя­зан­ной с ней потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти. В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве сто­и­мость берет­ся в кре­дит ради ее спо­соб­но­сти при­сва­и­вать при­ба­воч­ную сто­и­мость, воз­рас­тать. Ина­че гово­ря, сто­и­мость здесь уже кре­ди­ту­ет­ся как капи­тал, как ору­дие, спо­соб­ное в извест­ных усло­ви­ях (при­со­сав­шись непо­сред­ствен­но или посред­ствен­но к источ­ни­ку сто­и­мо­сти, живо­му тру­ду) быть насо­сом для выка­чи­ва­ния при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти.

Пред­ме­том кре­ди­то­ва­ния тут может быть либо капи­тал, – все рав­но в фор­ме това­ра или денег, – либо толь­ко спе­ци­фи­че­ски денеж­ная фор­ма капи­та­ла. В пер­вом слу­чае мы име­ем дело с капи­таль­ным кре­ди­том. Во вто­ром слу­чае – с кре­ди­том денеж­ным.

«Если банк согла­ша­ет­ся дать сво­е­му тор­го­во­му кли­ен­ту заем про­сто под лич­ный его кре­дит, без пред­став­ле­ния с его сто­ро­ны обес­пе­че­ния, то дело ясно. Кли­ен­ту без­услов­но аван­си­ру­ет­ся опре­де­лен­но­го раз­ме­ра сто­и­мость, как допол­не­ние к его капи­та­лу, кото­рым он до сих пор рас­по­ла­гал. Он полу­ча­ет аванс в денеж­ной фор­ме, т. е. полу­ча­ет не толь­ко день­ги, но и денеж­ный капи­тал.

Если же он полу­ча­ет ссу­ду, выдан­ную под за тог цен­ных бумаг и т. п , то это аванс в том смыс­ле, что ему дают­ся день­ги под усло­ви­ем их обрат­ной упла­ты. Но это не аван­си­ро­ва­ние капи­та­ла. Пото­му что цен­ные бума­ги тоже пред­став­ля­ют капи­тал и при­том на боль­шую сум­му, чем ссу­да. Сле­до­ва­тель­но, полу­ча­тель берет мень­шую сто­и­мость капи­та­ла, чем отда­ет в залог; такая опе­ра­ция отнюдь не пред­став­ля­ет для него при­об­ре­те­ния доба­воч­но­го капи­та­ла. Он совер­ша­ет сдел­ку не пото­му, что ему нужен капи­тал, – он уже име­ет его в сво­их цен­ных бума­гах, – а пото­му, что ему нуж­ны день­ги. Здесь, сле­до­ва­тель­но, перед нами ссу­да денег, а нека­пи­тал» («Капи­тал», т. III, изд. 1923 г., стр.414).

Капи­та­лист-кре­ди­тор может высту­пать либо как ран­тье, либо как актив­ный капи­та­лист. Как ран­тье он высту­па­ет тогда, когда пред­ме­том кре­ди­то­ва­ния слу­жит празд­ный капи­тал. При этом воз­мож­ны два слу­чая: 1) празд­ность денег обу­слов­ли­ва­ет­ся празд­но­стью их вла­дель­ца; 2) празд­ность денег обу­слов­ли­ва­ет­ся несо­вер­шен­ства­ми кру­го­обо­ро­та капи­та­ла[4].

В пер­вом слу­чае перед нами осо­бая раз­но­вид­ность клас­са капи­та­ли­стов – под­класс ран­тье. В послед­нем слу­чае актив­ный капи­та­лист явля­ет­ся ран­тье по сов­ме­сти­тель­ству, как ран­тье может являть­ся по сов­ме­сти­тель­ству актив­ным капи­та­ли­стом, купив, напри­мер, на часть сво­их капи­та­лов доход­ный дом. Так или ина­че, капи­та­лы, осво­бож­де­ние кото­рых обу­слов­ли­ва­ет­ся празд­но­стью их вла­дель­ца, мы будем назы­вать рент­ны­ми. Празд­ные части капи­та­ла, высво­бож­да­е­мые кру­го­во­ро­том актив­но­го капи­та­ла, мы будем назы­вать резерв­ны­ми. Кре­дит тут явля­ет­ся опре­де­лен­ным отно­ше­ни­ем меж­ду ран­тье и актив­ным капи­та­ли­стом.

Но кре­дит­ный акт может вызы­вать­ся потреб­но­стя­ми само­го кру­го­обо­ро­та капи­та­ла. Путь това­ра от сфе­ры про­из­вод­ства до сфе­ры потреб­ле­ния изви­лист и тер­нист. Где для его про­дви­же­ния по это­му пути не хва­та­ет золо­тых колес, он при­нуж­ден дви­гать­ся на коле­сах кре­ди­та. Про­из­во­ди­тель сырья, напри­мер, кре­ди­ту­ет фаб­ри­кан­та, послед­ний – опто­ви­ка, а тот – роз­нич­но­го тор­гов­ца.

Кре­дит тут высту­па­ет, как отно­ше­ние меж­ду актив­ны­ми капи­та­ли­ста­ми, пред­при­я­тия кото­рых лежат по пути дви­же­ния одно­го и того же това­ра как в сфе­ре про­из­вод­ства, так и в сфе­ре обра­ще­ния. Посколь­ку речь идет о сфе­ре обра­ще­ния, эта фор­ма кре­ди­та, кре­ди­то­ва­ние това­ра, при­бли­жа­ет­ся к отда­че това­ра на комис­сию. Раз­ни­ца, конеч­но, та, что таин­ство про­да­жи в дан­ном слу­чае уже совер­ша­ет­ся при пере­да­че това­ра, чего нет в слу­чае отда­чи его в комис­сию. Комис­сия не гаран­ти­ру­ет сро­ка пре­вра­ще­ния това­ра в день­ги, меж­ду тем как долж­ник ука­зы­ва­ет опре­де­лен­ный срок упла­ты. Но фак­ти­че­ски испол­не­ние долж­ни­ком сво­их обя­за­тельств зави­сит в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни от реа­ли­за­ции това­ра. Когда нере­а­ли­за­ция при­ни­ма­ет мас­со­вый харак­тер, такой же харак­тер при­ни­ма­ет банк­рот­ство раз­лич­ных тор­гов­цев, явное или замас­ки­ро­ван­ное про­лон­га­ци­ей.

В дей­стви­тель­но­сти перед нами в этой фор­ме кре­ди­та спе­ци­фи­че­ски сугу­бо про­ти­во­ре­чи­вый спо­соб пре­бы­ва­ния капи­та­ла в сфе­ре обра­ще­ния. Пред­ста­вим себе кусок сук­на, кото­рый лежал на скла­де фаб­ри­кан­та А в ожи­да­нии поку­па­те­ля с 1‑го по 31 янва­ря. 1‑го фев­ра­ля он был про­дан в кре­дит тор­гов­цу В под трех­ме­сяч­ный век­сель. 1 мая век­сель был опла­чен. Часть капи­та­ла А, кото­рая заклю­ча­лась в кус­ке сук­на, была в сфе­ре обра­ще­ния 4 меся­ца. Но меж­ду пер­вым меся­цем ее пре­бы­ва­ния в сфе­ре обра­ще­ния (лежа­ние на скла­де) и послед­ни­ми тре­мя суще­ству­ет раз­ни­ца. В пер­вый месяц она была сво­бод­на. Она мог­ла быть пре­вра­ще­на в налич­ные день­ги каж­дую мину­ту, но мог­ла остать­ся на скла­де на веки веч­ные. 1‑го фев­ра­ля этой сво­бо­де насту­пил конец. Вре­мя и место ее пре­вра­ще­ния в день­ги были точ­но озна­че­ны (дру­гой вопрос, осу­ще­ствит­ся ли назна­чен­ное), но самое это пре­вра­ще­ние отсро­че­но на З меся­ца. Если подой­ти к вопро­су с точ­ки зре­ния «рас­пре­де­ле­ния» при­бы­ли, стре­мя­щей­ся к сред­ней нор­ме, перед нами ока­жет­ся загад­ка. Кому она «при­чи­та­ет­ся» за вре­мя с 1 фев­ра­ля по 1 мая. С одной сто­ро­ны, все это вре­мя в сфе­ре обра­ще­ния дежу­рил капи­тал одно­го А. Прав­да, В, по всей веро­ят­но­сти, купил неко­то­рую часть това­ра у А и за налич­ные день­ги, что боль­шею частью необ­хо­ди­мо для того, что­бы полу­чить товар в кре­дит, поэта часть покуп­ки выра­зи­лась в осо­бых товар­ных долях, о кото­рых мы здесь не гово­рим. Тут мог­ла бы еще быть речь о капи­та­ле, потра­чен­ном В на содер­жа­ние мага­зи­нов, наем при­каз­чи­ков и т. п., но и это отпа­да­ет, если мы себе пред­ста­вим тор­гов­лю в чистом виде путем пере­да­чи скла­доч­ных сви­де­тельств. Сле­до­ва­тель­но, вся при­быль «при­чи­та­ет­ся» А. Но, с дру­гой сто­ро­ны, если В полу­чит при­быль толь­ко от той части сук­на, кото­рую он купил за налич­ный рас­чет, то ради чьих пре­крас­ных глаз он берет допол­ни­тель­но товар в кре­дит? Ясно, что волей нево­лей А дол­жен уде­лить часть сво­ей пред­при­ни­ма­тель­ской при­бы­ли[5] В в виде уступ­ки с цены това­ра. Если В опто­вик и если он в свою оче­редь про­даст ука­зан­ный выше кусок сук­на роз­нич­но­му тор­гов­цу С, он дол­жен часть полу­чен­ной скид­ки пере­усту­пить послед­не­му. Далее мы уви­дим, что пред­при­ни­ма­тель­ская при­быль при­сва­и­ва­ет­ся капи­та­ли­стом в силу того, что он акти­ви­зи­ру­ет эту сто­и­мость, пре­вра­тил ее в капи­тал, при­том пре­вра­тил ее не как слу­жа­щий, а как капи­та­лист, обла­да­ю­щий дей­стви­тель­ным или мни­мым фон­дом уже капи­та­ли­зи­ро­ван­ной при­бы­ли, кото­рая долж­на пой­ти в пищу капи­та­лу (т. е. на упла­ту %%), на слу­чай неуда­чи воз­рас­та­ния капи­та­ла путем улов­ле­ния новой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. В силу это­го чью бы соб­ствен­ность капи­тал ни состав­лял, он функ­ци­о­наль­но явля­ет­ся капи­та­лом пред­при­ни­ма­те­ля. Это бро­са­ет свет и на отно­ше­ния А с его контр­аген­том. Послед­ние 1) высту­па­ют его сотруд­ни­ка­ми по акти­ви­за­ции капи­та­ла, 2) дела­ют это, как капи­та­ли­сты, име­ю­щие дей­стви­тель­ный или мни­мый капи­таль­ный фонд для капи­та­ла на слу­чай его неуда­чи в при­сво­е­нии при­бы­ли. Это дает им воз­мож­ность участ­во­вать в деле­же функ­ци­о­наль­ной при­бы­ли.

Если сто­и­мость кус­ки, сук­на оста­ва­лась в сфе­ре обра­ще­на с 1 фев­ра­ля по 31 апре­ля, то уже не исклю­чи­тель­но как капи­тал А, а (функ­ци­о­наль­но) как общий капи­тал той груп­пы капи­та­ли­стов, пред­при­я­тия кото­рых рас­по­ло­же­ны по доро­ге дви­же­ния това­ра.

Этот кре­дит есть фор­ма вза­и­мо­от­но­ше­ний актив­ных капи­та­ли­стов, как тако­вых. Отли­чи­тель­ным его при­зна­ком явля­ет­ся то, что часть при­бы­ли тут уде­ля­ет­ся кре­ди­ту­ю­щим кре­ди­ту­е­мо­му. Пред­ме­том кре­ди­то­ва­ния тут явля­ет­ся сто­и­мость уже функ­ци­о­ни­ру­ю­щая, как капи­тал. Это есть осо­бая фор­ма дви­же­ния капи­та­ла внут­ри сфе­ры обра­ще­ния. Эту фор­му кре­ди­та мы, при­дер­жи­ва­ясь тер­ми­но­ло­гии Марк­са, будем назы­вать ком­мер­че­ским кре­ди­том.

Из самой сущ­но­сти ком­мер­че­ско­го кре­ди­та выте­ка­ет, что он предо­став­ля­ет­ся в товар­ной фор­ме, в фор­ме това­ра, совер­ша­ю­ще­го свой путь к транс­фор­ма­ции в день­ги.

В силу того, что кре­ди­ту­е­мый полу­ча­ет часть пред­при­ни­ма­тель­ской при­бы­ли, создан­ной дежур­ством в сфе­ре обра­ще­ния капи­та­ла кре­ди­то­ра, ком­мер­че­ский кре­дит дол­жен был бы нару­шить для пер­во­го и послед­не­го зве­на кре­дит­ной цепи тен­ден­цию урав­не­ния при­бы­ли. Пер­вое зве­но недо­по­лу­ча­ет части нор­маль­ной при­бы­ли, послед­нее полу­ча­ет сверх­при­быль. Мы гово­рим о пер­вом и послед­нем звене пото­му, что для посред­ству­ю­щих зве­ньев уде­лен­ная им сверх­при­быль урав­но­ве­ши­ва­ет­ся даль­ней­шим уде­ле­ни­ем ими при­бы­ли по нис­хо­дя­щей линии. Но на самом деле дви­же­ние ком­мер­че­ско­го кре­ди­та не пря­мо­ли­ней­ное, а кру­го­вое. Пер­во­го чле­на цепи нет, посколь­ку нет ни одно­го капи­та­ли­ста, кото­рый толь­ко про­да­вал бы, но не поку­пал. В виде каса­тель­ной к кру­гу оста­ет­ся роз­ни­ца, но и она кре­ди­ту­ет потре­би­те­ля. Если послед­ний – рабо­чий, кре­ди­ту­ю­щий капи­та­ли­ста рабо­чей силой, то и роз­ни­ца вклю­ча­ет­ся в круг. В тех же отрас­лях роз­ни­цы, кото­рые не зна­ют кре­ди­то­ва­ния потре­би­те­ля, кон­ку­рен­ция роз­нич­ных тор­гов­цев долж­на пони­жать общую мас­су полу­ча­е­мой ими при­бы­ли до уров­ня, соот­вет­ству­ю­ще­го их капи­та­лам.

Вер­нем­ся к тому слу­чаю, когда кре­ди­тор высту­па­ет как ран­тье, когда пред­ме­том кре­ди­то­ва­ния ста­но­вит­ся празд­ный капи­тал, капи­тал в потен­ции, при­няв­ший вре­мен­но фор­му сокро­ви­ща. Целью кре­ди­то­ва­ния тут явля­ет­ся пре­вра­ще­ние потен­ци­аль­но­го капи­та­ла в дей­стви­тель­ный. Когда кре­дит пере­во­дит сто­и­мость из сфе­ры сокро­вищ, в сфе­ру функ­ци­о­ни­ру­ю­ще­го капи­та­ла, т. е. в сфе­ру про­из­вод­ства или обра­ще­ния (когда он ссу­жа­ет­ся тор­гов­цу). Эту фор­му кре­ди­та мы будем назы­вать ссуд­ным кре­ди­том, а пред­мет кре­ди­то­ва­ния ссуд­ным капи­та­лом. Посколь­ку типич­ной фор­мой сокро­ви­ща явля­ют­ся день­ги, постоль­ку типич­ной фор­мой ссуд­но­го кре­ди­та явля­ет­ся ссу­да денег, хотя в слу­чае сда­чи пред­при­я­тия в арен­ду, как мы виде­ли выше, фор­му ссуд­но­го капи­та­ла при­ни­ма­ют зда­ния, маши­ны и т. д. Если тор­го­вый кре­дит есть часть мета­мор­фо­за Т – Д, то ссуд­ный кре­дит есть по пре­иму­ще­ству часть мета­мор­фо­за Д – Т.

Ссуд­ный кре­дит пре­вра­ща­ет потен­ци­аль­ный капи­тал в дей­стви­тель­ный. День­ги, отдан­ные в ссу­ду, при­сва­и­ва­ют при­ба­воч­ную сто­и­мость, пре­вра­щен­ную в при­быль. Доля при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти, уде­ля­е­мая соб­ствен­ни­ку капи­та­ла его акти­ви­за­то­ром, назы­ва­ет­ся про­цен­том.

Ран­тье нуж­но, во-пер­вых, что­бы при­сво­е­ние при­бы­ли не было сопря­же­но ни с каки­ми хло­по­та­ми, во-вто­рых, что­бы при­быль посту­па­ла по кар­точ­ке зара­нее опре­де­лен­ны­ми пор­ци­я­ми. Сре­ди сти­хии общей борь­бы за при­быль, ран­тье стре­мит­ся создать для сво­их дохо­дов мате­ма­ти­че­скую опре­де­лен­ность и кален­дар­ную регу­ляр­ность.

Но имен­но эта анар­хия капи­та­ли­сти­че­ской эко­но­ми­ки, эта гада­тель­ность дей­стви­тель­но­го при­сво­е­ния дан­ным капи­та­лом какой бы то ни было при­бы­ли (воз­мож­на гибель и само­го капи­та­ла) и слу­жит при­чи­ной того, что акти­ви­за­ция капи­та­ла дове­ря­ет­ся толь­ко капи­та­ли­сту, т. е. обла­да­те­лю тако­го фон­да, кото­рый на слу­чай неуда­чи в деле при­сво­е­ния новой при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти мог бы питать полу­чен­ный капи­тал ста­рой, преж­де при­сво­ен­ной при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью.

Уве­рен­ность капи­та­ла в полу­че­нии бес­хло­пот­но­го и регу­ляр­но­го пита­ния тем боль­ше, чем солид­нее ссу­до­по­лу­ча­тель, т. е. чем тол­ще у него слой уже накоп­лен­но­го жира («Пока жир­ный поху­де­ет – худой подох­нет» – гово­рит поль­ская посло­ви­ца).

Кре­ди­то­по­лу­ча­те­ли поэто­му отли­ча­ют­ся друг от дру­га по сте­пе­ни кре­ди­то­спо­соб­но­сти, но послед­няя в сущ­но­сти есть боль­ше объ­ек­тив­ное свой­ство той части обще­ствен­но­го хозяй­ства, кото­рая зажа­та в кулак кре­ди­то­по­лу­ча­те­ля, чем субъ­ек­тив­ное свой­ство послед­не­го. Кре­ди­ту­ет­ся в сущ­но­сти не пред­при­ни­ма­тель, а пред­при­я­тие Кре­ди­то­спо­соб­ность зави­сит: 1) от при­быль­но­сти кре­ди­ту­е­мо­го пред­при­я­тия, 2) от нор­мы накоп­ле­ния, 3) от лик­ви­да­ци­он­ной сто­и­мо­сти пред­при­я­тия. (Мы не гово­рим отдель­но о сто­и­мо­сти на ходу, ибо эта сто­и­мость, как мы уви­дим ниже, есть функ­ция при­быль­но­сти). Вот поче­му при вся­ком дан­ном состо­я­нии денеж­но­го рын­ка высо­та про­цен­та раз­лич­на для раз­ных ссу­до­по­лу­ча­те­лей. Абсо­лют­но кре­ди­то­спо­соб­но­го ссу­до­по­лу­ча­те­ля быть не может, но иде­аль­но он под­ра­зу­ме­ва­ет­ся. Мож­но поэто­му гово­рить об основ­ном ядре про­цен­та (про­цент, кото­рый пла­тил бы этот иде­аль­ный абсо­лют­но кре­ди­то­спо­соб­ный кре­ди­тор), кото­рое мы назы­ва­ли бы абсо­лют­ным про­цен­том и о доба­воч­ной стра­хо­вой части. Послед­няя вполне оправ­ды­ва­ет свое назва­ние — для каж­до­го ран­тье лишь в том слу­чае, когда у него боль­шая кли­ен­ту­ра и когда банк­рот­ство одних кли­ен­тов воз­ме­ща­ет­ся высо­ки­ми про­цен­та­ми, кото­рые упла­чи­ва­ют дру­гие. Но с точ­ки зре­ния все­го под­клас­са ран­тье, доба­воч­ная часть про­цен­та все­гда явля­ет­ся стра­хо­вой.

Высо­та про­цен­та меня­ет­ся в зави­си­мо­сти от сро­ка ссу­ды. Абсо­лют­ность кре­дит­но­го акта под­ра­зу­ме­ва­ет два обсто­я­тель­ства: 1) абсо­лют­ное дове­рие кре­ди­то­ра к долж­ни­ку, 2) абсо­лют­ную ненуж­ность капи­та­ла само­му кре­ди­то­ру. Абсо­лют­ный % поэто­му есть %, рент­ный (бир­же­вой). При крат­ко­сроч­ных опе­ра­ци­ях при про­чих рав­ных усло­ви­ях про­цент­ная став­ка долж­на быть несколь­ко мень­ше. Из абсо­лют­но­го про­цен­та дела­ет­ся как бы вычет за крат­ко­сроч­ность.

Более подроб­но о нор­ме % мы будем гово­рить в после­ду­ю­щем, в осо­бой гла­ве.

Заме­няя для кре­ди­то­ра при­быль про­цен­том, деби­тор этим самым уве­ли­чи­ва­ет нор­му при­бы­ли для сво­е­го капи­та­ла. Кро­ме непо­сред­ствен­ной спо­соб­но­сти при­сва­и­вать при­быль, капи­тал в руках пред­при­ни­ма­те­ля при­об­ре­та­ет спо­соб­ность при­вле­кать ссуд­ный капи­тал, достав­ля­ю­щий чисто пред­при­ни­ма­тель­скую при­быль. К соб­ствен­но­му капи­та­лу пред­при­ни­ма­те­ля при­со­еди­ня­ет­ся капи­тал при­вле­чен­ный.

Эта спо­соб­ность актив­но­го капи­та­ла очень важ­на вви­ду тен­ден­ции нор­мы при­бы­ли к паде­нию. Одна часть капи­та­ла[6] все­го клас­са капи­та­ли­стов доб­ро­воль­но пере­хо­дит па веге­та­ри­ан­ский стол, что­бы обес­пе­чить дру­гой актив­ной части обиль­ное пита­ние.

При­тя­га­тель­ная сила вся­ко­го маг­ни­та име­ет опре­де­лен­ные гра­ни­цы. Маг­ни­том в дюйм вели­чи­ной нель­зя при­тя­нуть 10-ти пудо­вой бол­ван­ки. Меж­ду вели­чи­ной соб­ствен­но­го капи­та­ла пред­при­ни­ма­те­ля и капи­та­ла при­вле­чен­но­го несо­мнен­но суще­ству­ет извест­ная зави­си­мость. При про­чих рав­ных усло­ви­ях боль­ший капи­тал при­вле­ка­ет боль­ше капи­та­ла.

Уста­вы бан­ков пря­мо нор­ми­ру­ют соот­но­ше­ние при­вле­чен­но­го капи­та­ла к соб­ствен­но­му. Одна­ко необ­хо­ди­мость при­вле­ка­ю­ще­го капи­та­ла отпа­да­ет совер­шен­но тогда, когда самое пред­при­я­тие явля­ет­ся кре­а­ту­рой кре­ди­та, т. е. при акци­о­ни­ро­ва­нии.

Капи­тал инте­ре­су­ет­ся коли­че­ством сво­ей пищи, но не ее про­ис­хож­де­ни­ем. Поэто­му капи­тал пере­хо­дит на квар­ти­ру и стол не толь­ко к при­сва­и­ва­те­лям при­бы­ли, но ко вся­ко­му полу­ча­те­лю нетру­до­во­го дохо­да. Капи­тал не брез­гу­ет про­цен­та­ми, кото­рые явля­ют­ся не частью при­бы­ли, а частью рен­ты или нало­гов. Кре­дит, это – зер­ка­ло, гото­вое отра­зить вся­кие пер­спек­тив­ные сто­и­мо­сти в виде сто­и­мо­стей налич­ных.

Одна­ко меж­ду теми слу­ча­я­ми, когда деби­то­ром высту­па­ет полу­ча­тель при­бы­ли и когда тако­вым высту­па­ет полу­ча­тель дру­го­го нетру­до­во­го дохо­да, суще­ству­ет глу­бо­кая раз­ни­ца.

Уже в пер­вом слу­чае воз­мож­но мас­ки­ро­ва­ние исчез­но­ве­ния капи­та­ла, путем исправ­ной выпла­ты про­цен­тов и пога­ше­ния одно­го обя­за­тель­ства день­га­ми, полу­чен­ны­ми по дру­го­му обя­за­тель­ству, и т. д. Но такое мас­ки­ро­ва­ние не может иметь дли­тель­но­го харак­те­ра. Капи­тал уни­что­жа­ет­ся выпла­той про­цен­тов за счет его.

Дру­гое дело, если источ­ни­ком про­цен­та дол­жен слу­жить какой- либо дру­гой доход, кро­ме при­бы­ли. Тут исчез­но­ве­ние капи­та­ла само по себе еще не озна­ча­ет исчез­но­ве­ния источ­ни­ка дохо­да, за счет кото­ро­го упла­чи­ва­ют­ся про­цен­ты. Капи­тал может исчез­нуть, а про­цен­ты все же будут исправ­но упла­чи­вать­ся за счет рен­ты или нало­гов.

Отсю­да осо­бен­ность госу­дар­ствен­но­го кре­ди­та, как кре­ди­та, при кото­ром ссу­жен­ный капи­тал, как пра­ви­ло, осуж­ден на смерть, после кото­рой для него начи­на­ет­ся новая уже чисто иллю­зор­ная жизнь в виде фик­тив­но­го капи­та­ла.

Посколь­ку рас­щеп­ля­ет­ся класс капи­та­ли­стов, постоль­ку рас­щеп­ля­ет­ся и при­быль на про­цент и пред­при­ни­ма­тель­ский доход. Поэто­му в обще­ствен­ном мас­шта­бе мож­но гово­рить о деле­же при­бы­ли меж­ду про­цен­том и пред­при­ни­ма­тель­ским дохо­дом.

Дру­гое дело, когда мы под­хо­дим к вопро­су с точ­ки зре­ния каж­дой пары капи­та­ли­стов (соб­ствен­ник и акти­ви­за­тор), дого­ва­ри­ва­ю­щих­ся о кре­ди­те. Тут уже перед нами не дележ. Дележ в какой бы то ни было про­пор­ции все­гда пред­по­ла­га­ет полу­че­ние каж­дой сто­ро­ной боль­шей или мень­шей поло­жи­тель­ной части дели­мо­го. В дан­ном слу­чае это­го нет. Если в обще­ствен­ном мас­шта­бе про­цент не может про­гло­тить всей при­бы­ли, вслед­ствие чего мож­но дей­стви­тель­но гово­рить о деле­же при­бы­ли меж­ду под­клас­сом соб­ствен­ни­ков и под­клас­сом пред­при­ни­ма­те­лей, то в мас­шта­бе нашей пары мы име­ем дело не с деле­жом, а с вычи­та­ни­ем. Деле­ние поло­жи­тель­но­го чис­ла на поло­жи­тель­ное все­гда дает чис­ло поло­жи­тель­ное. Вычи­та­ние поло­жи­тель­но­го чис­ла из поло­жи­тель­но­го может дать и отри­ца­тель­ное. У отдель­но­го капи­та­ли­ста про­цент может погло­тить не толь­ко всю при­быль, но и соб­ствен­ный капи­тал. Неда­ром Лютер в сво­ей про­по­ве­ди про­тив ростов­щи­че­ства так горя­чо реко­мен­ду­ет делёж при­бы­ли меж­ду долж­ни­ком и кре­ди­то­ром в фик­си­ро­ван­ной про­пор­ции вме­сто взи­ма­ния фик­си­ро­ван­но­го про­цен­та с капи­та­ла.

Вот поче­му отно­ше­ния меж­ду долж­ни­ком и кре­ди­то­ром, рас­смат­ри­ва­е­мые, как тако­вые, при­ни­ма­ют харак­тер свое­об­раз­ной куп­ли и про­да­жи. Това­ром явля­ют­ся «день­ги», но не в про­стом, а в спе­ци­фи­че­ском смыс­ле.

«Бла­го­да­ря это­му сво­е­му свой­ству воз­мож­но­го капи­та­ла, сред­ства для про­из­вод­ства при­бы­ли, день­ги ста­но­вят­ся това­ром, но това­ром sui generis. Или, что сво­дит­ся к тому же, капи­тал, как тако­вой, ста­но­вит­ся това­ром» («Капи­тал», т. III, кн. I, изд. 1922 г., стр. 323).

Самые день­ги не про­да­ют­ся, так как через извест­ный срок они долж­ны быть воз­вра­ще­ны. Про­да­ет­ся поль­зо­ва­ние день­га­ми, про­да­ют­ся «пло­ды», кото­рые день­ги в «нор­маль­ных» капи­та­ли­сти­че­ских усло­ви­ях спо­соб­ны при­об­ресть. При­не­сут ли они в самом деле пло­ды или, наобо­рот, тол­кот­ня в сфе­ре про­из­вод­ства или обра­ще­ния их так помнет, что еще пона­до­бят­ся изыс­ка­ния сумм со сто­ро­ны для их попол­не­ния, – кре­ди­то­ру фор­маль­но нет дела. Он про­дал извест­ный товар. До того, что поку­па­тель не сумел или что ему не посчаст­ли­ви­лось исполь­зо­вать потре­би­тель­ную сто­и­мость это­го това­ра, про­дав­цу так же мало дела, как мало дела хозя­и­ну ресто­ра­на до того, что посе­ти­тель не уме­ет есть затре­бо­ван­ных им уст­риц. «Ценой наше­го свое­об­раз­но­го това­ра явля­ет­ся про­цент. Про­цент, рас­смат­ри­ва­е­мый с точ­ки зре­ния отно­ше­ний поку­па­те­ля и про­дав­ца, есть цена „денег“». Как цена вся­ко­го това­ра, про­цент поэто­му дол­жен, как пра­ви­ло, упла­чи­вать­ся до потреб­ле­ния, или, про­ще, вычи­ты­ва­ет­ся из ссу­жа­е­мой сум­мы.

Фиктивная стоимость и фиктивный капитал.

Совер­шив акт кре­ди­то­ва­ния, рас­став­шись с налич­ной сто­и­мо­стью, кре­ди­тор оста­ет­ся при пер­спек­ти­ве на день­ги, кото­рую мы для про­сто­ты будем назы­вать пер­спек­тив­ны­ми день­га­ми. Юри­ди­че­ской фор­мой послед­них явля­ет­ся обя­за­тель­ство. Пер­спек­тив­ные день­ги обла­да­ют пере­да­ва­е­мо­стью. Пере­да­ча пер­спек­тив­ных денег при­ни­ма­ет юри­ди­че­скую фор­му цес­сии, уступ­ки обя­за­тель­ства. Пере­да­ва­е­мость пер­спек­тив­ных денег тех­ни­че­ски облег­ча­ет­ся, когда они вопло­ща­ют­ся в фор­му доку­мен­та. Вто­рой шаг в сто­ро­ну тех­ни­че­ско­го облег­че­ния пере­да­ва­е­мо­сти пер­спек­тив­ных денег – воз­ник­но­ве­ние век­се­ля – это­го если мож­но так выра­зить­ся, обя­за­тель­ствен­но­го доку­мен­та на роли­ках. Тут пере­да­ва­е­мость пере­хо­дит в цир­ку­ля­тор­ность.

День­ги в пер­спек­ти­ве, пер­спек­тив­ные день­ги явля­ют­ся одним из видов фик­тив­ной сто­и­мо­сти, а имен­но фик­тив­ны­ми день­га­ми.

С фик­тив­ной сто­и­мо­стью мы встре­ча­ем­ся вся­кий раз, когда товар­ную пере­да­ва­е­мость при­об­ре­та­ет пред­мет, кото­рый сам по себе лишен тру­до­вой сто­и­мо­сти, но зато явля­ет­ся клю­чом, обла­да­ние кото­рым обес­пе­чи­ва­ет полу­че­ние сто­и­мо­сти. В таких слу­ча­ях цена чех сто­и­мо­стей, кото­рые сто­ят за клю­чом, пре­вра­ща­ет­ся в цену само­го клю­ча. Такой фик­тив­ной сто­и­мо­стью будет, напри­мер, скла­доч­ное сви­де­тель­ство на товар.

Част­ным слу­ча­ем фик­тив­ной сто­и­мо­сти явля­ют­ся фик­тив­ные день­ги. Фик­тив­ная сто­и­мость явля­ет­ся фик­тив­ны­ми день­га­ми тогда, когда реаль­ная сто­и­мость, сто­я­щая за нею, име­ет денеж­ную фор­му.

Фик­тив­ные день­ги могут иметь цир­ку­ля­тор­ную спо­соб­ность, кото­рая есть отра­же­ние такой же спо­соб­но­сти реаль­ных денег.

Как толь­ко устра­ня­ют­ся тех­ни­че­ские пре­пят­ствия, меша­ю­щие фик­тив­ным день­гам пере­хо­дить из рук в руки, они ста­но­вят­ся сред­ством обра­ще­ния.

Если отбро­сить вся­кие логи­че­ски воз­мож­ные, но фак­ти­че­ски ред­ко встре­ча­ю­щи­е­ся казу­сы, фик­тив­ные день­ги, явля­ю­щи­е­ся клю­чом к реаль­ным день­гам, все­гда, за ука­зан­ным далее исклю­че­ни­ем, кре­дит­но­го про­ис­хож­де­ния. Их про­то­тип – век­сель (исклю­че­ние состав­ля­ют каз­на­чей­ские бумаж­ные день­ги. Они тоже обла­да­ют фик­тив­ной сто­и­мо­стью, но послед­няя не пер­спек­тив­но­го, а ретро­спек­тив­но­го харак­те­ра. Бумаж­ные день­ги отра­жа­ют сто­и­мость не реаль­ных денег, кото­рые мож­но вза­мен их полу­чить, а тех, кото­рые вытес­не­ны ими из обра­ще­ния. Опре­де­лен­ная часть име­ю­щих­ся в обра­ще­нии реаль­ных денег нико­гда из обра­ще­ния не выхо­дит, сле­до­ва­тель­но нико­гда не может реа­ли­зо­вать свою потре­би­тель­ную сто­и­мость[7], подоб­но обре­чен­ным на сто­я­ние в вит­рине бутыл­кам вина. Функ­ци­о­ни­ру­ет в обра­ще­нии толь­ко сто­и­мость реаль­ных денег. Посколь­ку вели­чи­на сто­и­мо­сти вос­при­ни­ма­ет­ся меха­низ­мом рын­ка в виде сте­пе­ни труд­но­сти полу­че­ния того или ино­го нуж­но­го обще­ству объ­ек­та, – искус­ствен­но создан­ная труд­ность полу­че­ния (огра­ни­че­ние эмис­сии) дает бумаж­ным день­гам воз­мож­ность заме­нить в обра­ще­нии реаль­ные день­ги, подоб­но тому, как вино в вит­рине может быть заме­не­но и заме­ня­ет­ся под­кра­шен­ной водой, а сыры и вет­чи­на – дере­вян­ны­ми моде­ля­ми).

В капи­та­ли­сти­че­ском обще­стве мы, кро­ме фик­тив­ной сто­и­мо­сти и фик­тив­ных денег, встре­ча­ем­ся с фик­тив­ным капи­та­лом. Послед­ний есть нетру­до­вой доход в пер­спек­ти­ве, про­ек­ция дохо­да, ина­че гово­ря, фик­тив­ный капи­тал есть цена нетру­до­во­го дохо­да, посколь­ку послед­ний ста­но­вит­ся пред­ме­том куп­ли-про­да­жи. Все виды нетру­до­во­го дохо­да могут капи­та­ли­зи­ро­вать­ся, т. е. дать в про­ек­ции фик­тив­ный капи­тал. Капи­та­ли­зи­ро­ван­ная рен­та назы­ва­ет­ся ценою зем­ли, капи­та­ли­зи­ро­ван­ная акци­о­нер­ная при­быль при­ни­ма­ет фор­му цены акций[8]. Но наи­бо­лее типич­ной фор­мой фик­тив­но­го капи­та­ла явля­ет­ся капи­та­ли­зи­ро­ван­ный про­цент на капи­тал.

Вслед­ствие того: 1) что про­цент, как нетру­до­вой доход, обу­слов­ли­ва­ет­ся обла­да­ни­ем дей­стви­тель­ным капи­та­лом, и 2) что поня­тие «нор­маль­ный %» более реаль­но, чем поня­тие «нор­маль­ная при­быль» или «нор­маль­ная рен­та»[9].

Капи­та­ли­зи­ро­ван­ный про­цент «сти­хий­но выдви­нут» из сре­ды всех форм фик­тив­но­го капи­та­ла, как мера послед­не­го.

Вся­кий источ­ник дохо­да капи­та­ли­зи­ру­ет­ся путем деле­ния годо­вой кво­ты на нор­му %[10].

Про­цесс пре­вра­ще­ния в фик­тив­ный капи­тал про­де­лы­ва­ют по одно­му и тому же спо­со­бу и рен­та, и %. Но все же меж­ду обо­и­ми слу­ча­я­ми име­ет­ся суще­ствен­ное раз­ли­чие. Фик­тив­ная сто­и­мость дохо­да с капи­та­ла может быть мень­ше, рав­на и боль­ше само­го капи­та­ла. Отсю­да воз­мож­ность осо­бой диф­фе­рен­ции, раз­но­сти меж­ду фик­тив­ным капи­та­лом и дей­стви­тель­ным. В учре­ди­тель­ной при­бы­ли диф­фе­рен­ция пре­вра­ща­ет­ся в осо­бую эко­но­ми­че­скую кате­го­рию.

По отно­ше­нию же к рен­те ни о какой диф­фе­рен­ции речи быть не может.

Раз­ни­ца меж­ду фик­тив­ной сто­и­мо­стью и день­га­ми, с одной сто­ро­ны, и фик­тив­ным капи­та­лом – с дру­гой, тако­ва. Цен­ность фик­тив­ной сто­и­мо­сти или денег есть учтен­ное[11] отра­же­ние тех сто­и­мо­стей, кото­рые мож­но полу­чить вза­мен их. Цен­ность фик­тив­ных капи­та­лов есть учтен­ное отра­же­ние тех сто­и­мо­стей, кото­рые мож­но полу­чить по ним, не рас­ста­ва­ясь с ними.

Возь­мем источ­ник еже­год­но­го дохо­да в а руб. Будь это уча­сток зем­ли или обли­га­ция – дело от это­го не меня­ет­ся. Меха­низм пре­вра­ще­ния дохо­да в фик­тив­ный капи­тал таков. Через год я полу­чу а руб.; а руб­лей, име­ю­щих быть полу­чен­ны­ми через год, при нор­ме дис­кон­та в r, сто­ят теперь \bold{\frac{а}{1 + r}}, а сро­ком на 2 года сто­ят теперь \bold{\frac{а}{(1 + r)^2}}, а сро­ком на 3 года сто­ят теперь \bold{\frac{а}{(1 + r)^3}} и т. д. Полу­ча­ет­ся бес­ко­неч­но убы­ва­ю­щая гео­мет­ри­че­ская про­грес­сия, зна­ме­на­тель кото­рой равен \bold{\frac{1}{1 + r}}; сум­ма такой про­грес­сии рав­на пер­во­му чис­лу, делен­но­му на еди­ни­цу минус зна­ме­на­тель, в дан­ном слу­чае \bold{\frac{а}{r}}.

Посколь­ку и дей­стви­тель­ная сто­и­мость в свою оче­редь есть толь­ко отра­же­ние, а имен­но отра­же­ние обще­ствен­ных отно­ше­ний чле­нов мено­во­го обще­ства, постоль­ку фик­тив­ная сто­и­мость (и день­ги и капи­тал) явля­ет­ся уже отра­же­ни­ем отра­же­ния, фик­ци­ей, так ска­зать, вто­рой сте­пе­ни.

Марк­со­ва тео­рия фик­тив­но­го капи­та­ла кла­дет конец всей пута­ни­це, суще­ству­ю­щей в бур­жу­аз­ной эко­но­ми­че­ской лите­ра­ту­ре по вопро­су об отно­ше­нии меж­ду капи­та­лом в смыс­ле част­но-хозяй­ствен­ном и народ­но-хозяй­ствен­ном. Посколь­ку капи­та­лом наравне с зда­ни­я­ми, маши­на­ми и сырьем счи­та­ют­ся и акции, обли­га­ции, век­се­ля и т. д., – не может быть речи о равен­стве меж­ду сум­мой част­но-хозяй­ствен­ных капи­та­лов и сум­мой обще­ствен­но­го капи­та­ла. Этим самым затем­ня­ет­ся суб­стан­ци­о­наль­ная иден­тич­ность част­но-хозяй­ствен­но­го и народ­но хозяй­ствен­но­го капи­та­ла. Толь­ко отбро­сив от сум­мы част­но-хозяй­ствен­ных капи­та­лов капи­та­лы фик­тив­ные, мы полу­чим ука­зан­ное выше равен­ство.

Тео­рия учре­ди­тель­ской при­бы­ли, даю­щая ключ к пони­ма­нию финан­со­во­го капи­та­ла, бази­ру­ет­ся все­це­ло на тео­рии фик­тив­но­го капи­та­ла.

Кредит, как замена стоимости фиктивною стоимостью.

В резуль­та­те кре­дит­но­го акта воз­ни­ка­ет обя­за­тель­ство. Послед­нее пред­став­ля­ет собою сто­и­мость в пер­спек­ти­ве и пере­да­ва­е­мо. Сле­до­ва­тель­но, оно обла­да­ет все­ми при­зна­ка­ми фик­тив­ной сто­и­мо­сти. Поэто­му кре­ди­то­ва­ние мож­но рас­смат­ри­вать, как заме­ну сто­и­мо­сти фик­тив­ной сто­и­мо­стью. Отвер­стие, зия­ю­щее в хозяй­стве кре­ди­то­ра, заты­ка­ет­ся фик­тив­ной сто­и­мо­стью.

Наи­бо­лее типич­ная фор­ма фик­тив­ной сто­и­мо­сти, заты­ка­ю­щей отвер­стие, обра­зо­ван­ное ухо­дом това­ра – век­сель.

«При про­да­же отда­ет­ся товар, а не его сто­и­мость, кото­рая воз­вра­ща­ет­ся в фор­ме денег или в фор­ме век­се­ля, дол­го­вой рас­пис­ки, обя­за­тель­ства упла­тить, что явля­ет­ся здесь лишь иной фор­мой денег. При куп­ле отда­ют­ся день­ги, а не их сто­и­мость, кото­рая воз­ме­ща­ет­ся в фор­ме това­ра. В про­дол­же­ние все­го про­цес­са про­из­вод­ства про­мыш­лен­ный капи­та­лист сохра­ня­ет в сво­их руках одну и ту же сто­и­мость (остав­ляя в сто­роне при­ба­воч­ную сто­и­мость) толь­ко в раз­лич­ных фор­мах» («Капи­тал», т. III, кн. I, стр. 330).

О цир­ку­ля­тор­ных свой­ствах век­се­ля мы гово­ри­ли выше. Так как вся­кий пере­ход това­ра из рук в руки может поро­дить век­сель и так как товар может пере­хо­дить из рук в руки неогра­ни­чен­ное чис­ло раз, то одна и та же еди­ни­ца това­ра может создать неогра­ни­чен­ное чис­ло век­се­лей. Более того, товар может опи­сать круг и вер­нуть­ся к сво­е­му пер­во­на­чаль­но­му вла­дель­цу, создан­ные же этим дви­же­ни­ем век­се­ля про­дол­жа­ют суще­ство­вать до сро­ка пла­те­жа.

Логи­че­ская воз­мож­ность порож­де­ния бес­ко­неч­но боль­шо­го коли­че­ства век­се­лей одной и той же товар­ной еди­ни­цей в дей­стви­тель­но­сти нахо­дит свое огра­ни­че­ние в фак­то­рах, о кото­рых мы будем гово­рить ниже (см. учет век­се­лей)

V.

Банки.

Мобилизационная деятельность банков.

Банк, преж­де все­го, есть моби­ли­за­тор ссуд­ных капи­та­лов. Эго резер­ву­ар, куда, с одной сто­ро­ны, сте­ка­ют­ся как резерв­ные (вре­мен­но празд­ные), так и рент­ные капи­та­лы, и куда, с дру­гой сто­ро­ны, обра­ща­ют­ся все нуж­да­ю­щи­е­ся в ссуд­ном кре­ди­те.

В допол­не­ние к это­му бан­ки, по выра­же­нию Макле­о­да, явля­ют­ся фаб­ри­ка­ми кре­ди­та (банк­нот­ная эмис­сия, акцепт­ный кре­дит и т. д.). Одна­ко фаб­ри­ка­ция кре­ди­та явля­ет­ся над­строй­кой по отно­ше­нию к основ­ной дея­тель­но­сти бан­ков – моби­ли­за­ции ссуд­ных капи­та­лов. Мы поэто­му под­вер­га­ем в первую оче­редь ана­ли­зу базис – моби­ли­за­ци­он­ную дея­тель­ность бан­ков (Nahn) счи­та­ет базис над­строй­кой п над­строй­ку бази­сом. Раз­бор его тео­рии мы дадим поз­же).

Вклады.

Банк поль­зу­ет­ся капи­таль­ным кре­ди­том в виде вкла­дов (или, что то же самое, взно­сов на теку­щий счет). Послед­ний вид вкла­дов отли­ча­ет­ся толь­ко тем: 1) что типич­ным мате­ри­а­лом для него слу­жит вре­мен­но празд­ный капи­тал; 2) что, воз­ла­гая на банк веде­ние кас­сы кли­ен­та, эта опе­ра­ция дает бан­ку повод умень­шить про­цент­ную став­ку, т. е. вычи­ты­вать в свою поль­зу денеж­но — тор­го­вую при­быль.

Хра­ни­тель сокро­вищ, это – чело­век кото­рый для сохра­не­ния сво­е­го выгод­но­го поло­же­ния обла­да­те­ля сто­и­мо­сти в денеж­ной фор­ме, выры­ва­ет из обра­ще­ния извест­ную сум­му налич­ных денег, тезав­ри­ру­ет их. Хозяй­ствен­ный орга­низм мено­во­го обще­ства при­спо­саб­ли­ва­ет­ся к этим утеч­кам цир­ку­ля­ци­он­ных средств дво­я­ко: 1) без­де­неж­ным пере­хо­дом това­ров из рук в руки (ком­мер­че­ский кре­ди­тор), т. е. пре­вра­ще­ни­ем денег из сред­ства обра­ще­ния в сред­ство пла­те­жа с воз­мож­но­стью вза­им­но­го пога­ше­ния пла­те­жей; 2) ссуд­ным кре­ди­том. Тут сокро­ви­ще для сво­е­го обла­да­ния из мате­ри­аль­но­го пре­вра­ща­ет­ся в пер­спек­тив­ное. В руках обла­да­те­ля сокро­ви­ща оста­ет­ся толь­ко фик­тив­ная обо­лоч­ка послед­не­го в виде депо­зит­но­го сви­де­тель­ства или дру­го­го кре­дит­но­го доку­мен­та, обла­да­ю­ще­го боль­шей или мень­шей сте­пе­нью пере­да­ва­е­мо­сти. Дей­стви­тель­ное тело денег ускольз­ну­ло из его рук и сно­ва кину­лось в обо­рот непо­сред­ствен­но или прой­дя через бан­ко­вый резер­ву­ар. В пер­вом слу­чае (непо­сред­ствен­но­го пере­хо­да денег в обо­рот) обла­да­тель сокро­ви­ща пре­вра­ща­ет­ся в ростов­щи­ка, во вто­ром слу­чае – во вклад­чи­ка. Раз­ви­тие бан­ко­вой систе­мы есть рас­щеп­ле­ние ростов­щи­че­ства (всей сово­куп­но­сти ростов­щи­ков) на вклад­чи­ков и бан­ки­ров (физи­че­ских или юри­ди­че­ских). Такое «раз­де­ле­ние тру­да» дает воз­мож­ность при­об­щить­ся к ростов­щи­че­ству вся­ким слу­чай­ным эле­мен­там, до рабо­чих вклю­чи­тель­но. Вкла­ды рабо­чих тоже про­цен­ти­ру­ют­ся, уго­щая глот­ком при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти тех самых людей, из кото­рых она выжи­ма­ет­ся.

Вкладообразовательная способность единицы денег.

«Одна и та же сум­ма может слу­жить в каче­стве ору­дия для про­из­воль­но­го чис­ла вкла­дов» («Капи­тал», т. III, кн. II, 1923 г., стр. 11).

«Одна и та же сум­ма денеж­но­го капи­та­ла может быть отда­на взай­мы посред­ством само­го раз­лич­но­го коли­че­ства средств обра­ще­ния» («Капи­тал», т. III, кн. I, 1922 г., стр. 407).

Что­бы дан­ный сво­бод­ный ссуд­ный капи­тал мог вто­рич­но быть в той же роли, необ­хо­дим по мень­шей мере один поку­па­тель­ный или пла­теж­ный акт[12]. А полу­чил ссу­ду в 1000 руб­лей и купил на них товар у В. В отда­ет день­ги в ссу­ду С; С пла­тит по век­се­лю Д. Д дает ссу­ду Е и т. д. Когда кре­ди­то­ва­ние про­ис­хо­дит через посред­ство бан­ков, одна и та же 1000 руб­лей может создать вкла­дов на n тысяч и задол­жен­ность одно­го и того же лица на такую же сум­му.

Нали­чие в стране к опре­де­лен­но­му момен­ту боль­ших капи­та­лов в денеж­ной фор­ме, при­над­ле­жа­щих ран­тье, не может еще само по себе быть при­чи­ной цве­ту­ще­го состо­я­ния вклад­ной опе­ра­ции в стране. Ибо это обсто­я­тель­ство может толь­ко дать один пласт вкла­дов, мощ­ность кото­ро­го долж­на быть гораз­до мень­ше сум­мы денег, име­ю­щих­ся в стране. Дру­гое дело, если мы при­мем во вни­ма­ние быст­ро­ту повтор­но­го воз­вра­ще­ния одной и той же сум­мы в виде вкла­да в банк.

Мы здесь име­ем дело с после­до­ва­тель­но откла­ды­ва­ю­щи­ми­ся пла­ста­ми. Общая сум­ма вкла­дов будет тем выше, чем чаще денеж­ная еди­ни­ца про­де­лы­ва­ет путь: вклад­чик – банк, или банк – кли­ент – вклад­чик – банк и, чем реже про­де­лы­ва­ет путь: банк – вклад­чик.

Коэф­фи­ци­ент вкла­до­об­ра­зо­ва­тель­ной спо­соб­но­сти каж­дой денеж­ной еди­ни­цы в стране будет равен \bold{\frac{а — b}{s}}, где а = чис­лу еди­ниц, совер­шив­ших пер­вый путь, b = чис­лу еди­ниц, совер­шив­ших вто­рой путь, а s = чис­лу денеж­ных еди­ниц, име­ю­щих­ся в стране.

Мы видим, что одна и та же тыся­ча руб­лей и один и тот же вклад­чик могут создать сум­му вкла­дов в n тысяч. Для того, что­бы одна и та же тыся­ча мог­ла совер­шить кру­го­обо­рот вклад­чик – банк – кли­ент – (про­да­вец, долж­ник) вклад­чик – банк, нали­цо дол­жен быть какой-нибудь дей­стви­тель­ный или мни­мый товар или же обя­за­тель­ство, для покуп­ки или пога­ше­ния кото­рых кли­ент упо­треб­ля­ет полу­чен­ную из бан­ка 1000 руб­лей.

Может ли один и тот же товар ценою в тыся­чу при одной и той же тыся­че денег сво­им дви­же­ни­ем выде­лить вкла­ды в несколь­ко тысяч?

Отве­тить при­хо­дит­ся отри­ца­тель­но. С пер­во­го взгля­да, прав­да, созда­ет­ся иллю­зия, что повтор­ное выде­ле­ние вкла­да одним и тем же това­ром воз­мож­но. Пред­ставь­те себе цепь какой угод­но дли­ны из людей, высту­па­ю­щих то поку­па­те­ля­ми, то про­дав­ца­ми. Пусть по этой цепи дви­жет­ся один и тот же товар, ценою в тыся­чу руб­лей. Допу­стим, что в этой цепи n чело­век. Для про­сто­ты допу­стим, что товар пере­хо­дит из рук в руки без при­бы­ли. Если они не будут обра­щать­ся к помо­щи кре­ди­та, каж­дый из них, кро­ме 1‑го, дол­жен иметь 1.000 руб­лей, кото­рую он упла­чи­ва­ет сво­е­му Vormann’у и кото­рую он потом полу­ча­ет у сво­е­го Nachmann‘а. Допу­стим теперь, что у 3, 5, 7 и сле­ду­ю­щих нечет­ных чле­нов денег не было. Пер­вый член цепи, про­дав товар, внес свою 1.000 руб­лей в банк вкла­дом, З‑ий член, кли­ент бан­ка, полу­чил эту тыся­чу в виде ссу­ды и отдал ее 2‑ому в упла­ту за товар. 2‑ой внес ее вкла­дом в банк, кото­рый ссу­дил ее 5‑ому, и т.д. Полу­ча­ет­ся впе­чат­ле­ние, что одна и та же тыся­ча при одном и том же това­ре, дви­га­ясь по цепи из n чле­нов, может выде­лить \bold{\frac{n — 1}{2}} вкла­дов (из n мы вычи­та­ем еди­ни­цу, посколь­ку пер­во­му зве­ну денег не нуж­но; n – 1 мы делим на два пото­му, что из каж­дых двух чле­нов цепи поку­па­те­лей и про­дав­цов вклад­чи­ком при одной и той же тыся­че может высту­пить толь­ко один).

На самом деле это не так. Вклад­чи­ка­ми в нашем при­ме­ре высту­пи­ли 2‑ой, 4‑ый и сле­ду­ю­щие чет­ные зве­нья цепи, но они в сущ­но­сти депо­ни­ро­ва­ли свои соб­ствен­ные день­ги, кото­рые у них были и до того, как до них дошел товар.

В спо­соб­но­сти одной денеж­ной еди­ни­цы напло­дить неогра­ни­чен­ное коли­че­ство вкла­дов ска­зы­ва­ет­ся вся про­ти­во­ре­чи­вость кре­ди­та[13]. Тре­бо­ва­ния, остав­лен­ные в наслед­ство ссуд­ны­ми капи­та­лов раз­лич­ных пери­о­дов высво­бож­де­ния, могут быть предъ­яв­ле­ны к опла­те все вме­сте. В созда­нии всей сум­мы вкла­дов участ­ву­ют не про­сто день­ги, а день­ги, взя­тые в сво­ей спо­соб­но­сти быст­ро шны­рять с пунк­та на пункт, вся­кий раз пере­дви­гая това­ры или лик­ви­ди­руя обя­за­тель­ства на всю свою вели­чи­ну.

Акту­аль­ная сила денег = аb, где а – коли­че­ство денег и b – быст­ро­та обра­ще­ния. Для лик­ви­да­ции всей сум­мы вкла­дов в луч­шем слу­чае обес­пе­че­но а, но отнюдь не b. Денеж­ная игол­ка, про­та­щив­шая кре­дит­ную нит­ку через ряд стеж­ков, вовсе не обя­за­на тер­пе­ли­во про­де­лать обрат­ный путь. Это ска­зы­ва­ет­ся не толь­ко в пери­од кри­зи­сов, но и в так назы­ва­е­мые тяже­лые сро­ки, когда а долж­но быть уве­ли­че­но, пото­му что b необ­хо­ди­мо умень­ша­ет­ся вслед­ствие тес­но­ты сро­ка.

«В каж­дой стране уста­нав­ли­ва­ют­ся опре­де­лен­ные все­об­щие пла­теж­ные сро­ки… Для всех пери­о­ди­че­ских пла­те­жей, каков бы ни был их источ­ник, необ­хо­ди­мая мас­са пла­теж­ных средств обрат­но-про­пор­ци­о­наль­на про­дол­жи­тель­но­сти пла­теж­ных пери­о­дов» («Капи­тал», т. I, стр. 80 – 81).

Оста­вив даже в сто­роне фик­тив­ные вкла­ды, мы можем ска­зать, что сум­ма вкла­дов того или ино­го бан­ка, или же сум­ма вкла­дов всех бан­ков, взя­тых вме­сте, есть как бы про­ек­ция на одной плос­ко­сти линий, нахо­дя­щих­ся на раз­лич­ных плос­ко­стях. При кри­зи­сах или при тяже­лых сро­ках к этой про­ек­ции предъ­яв­ля­ет­ся тре­бо­ва­ние, как к реаль­но­сти. Обла­да­тель сокро­ви­ща, выпу­стив­ший послед­нее из рук в виде вкла­да, как бы пола­га­ет, что день­ги все вре­мя будут по суще­ству оста­вать­ся его день­га­ми, совер­шен­но так же, как соло­мо­рез­ка, напри­мер, пущен­ная кре­стья­ни­ном гулять по сосе­дям, все вре­мя оста­ет­ся его соло­мо­рез­кой, кото­рую он и толь­ко он может вся­кое вре­мя истре­бо­вать на пра­вах соб­ствен­но­сти. День­ги тоже мог­ли бы все вре­мя оста­вать­ся соб­ствен­но­стью одно­го хозя­и­на, пере­хо­дя из рук в руки, если бы они пере­хо­ди­ли, как пред­ме­ты част­но­го поль­зо­ва­ния, как мони­ста, напри­мер, или как игруш­ки. Обез­ли­чен­ность, фун­ги­бель­ность денег это­му не меша­ла бы. Если бы хозя­ин денег не был уве­рен в полу­че­нии имен­но тех экзем­пля­ров, кото­рые он выпу­стил из рук, он был бы уве­рен в полу­че­нии дру­гих рав­но­цен­ных экзем­пля­ров. Пол­ная поте­ря выпу­щен­ных из рук денег мог­ла бы быть след­стви­ем либо чьей-либо недоб­ро­со­вест­но­сти, либо несчаст­но­го слу­чая.

Но день­ги пере­хо­дят из рук в руки, как обще­ствен­ное ору­дие, обла­да­ю­щее спе­ци­фи­че­ской обще­ствен­ной потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью. Если толь­ко день­ги не поло­же­ны в сейф, если они кре­ди­то­ва­ны, то есть если они пуще­ны на обще­ствен­ную рабо­ту, они, пере­хо­дя из рук в руки, могут при­об­ре­сти себе сколь­ко угод­но хозя­ев, вклад­чи­ков, из кото­рых каж­дый будет себя счи­тать их един­ствен­ным хозя­и­ном. Если все они предъ­яв­ля­ют свои суве­рен­ные пра­ва одно­вре­мен­но, разо­ча­ро­ва­ние так же неиз­беж­но, как оно неиз­беж­но при встре­че в одном аль­ко­ве 10 любов­ни­ков, из кото­рых каж­дый счи­тал себя един­ствен­ным. Сек­рет в том, что отдать день­ги, хотя бы путем кре­ди­то­ва­ния, зна­чит сде­лать хозяй­ствен­но шаг назад. Мы видим выше, что пре­вра­ще­ние денег из сред­ства обра­ще­ния в сред­ство пла­те­жа рас­щеп­ля­ет мета­мор­фоз Т – Д на две части: Т – О (обя­за­тель­ство) и О – Д. Таким обра­зом обла­да­те­ли сто­и­мо­сти быва­ют трех родов: обла­да­те­ли сто­и­мо­сти в виде Т, в виде О и в виде Д. Т, О, Д (нере­а­ли­зо­ван­ная сто­и­мость, полу­ре­а­ли­зо­ван­ная и реа­ли­зо­ван­ная) – это сту­пе­ни все сужи­ва­ю­щей­ся лест­ни­цы. Осо­бен­но узка верх­няя сту­пень­ка, сту­пень­ка денег, мас­са кото­рых все­гда во мно­го раз мень­ше мас­сы това­ров, кото­рые поэто­му долж­ны ста­но­вить­ся перед денеж­ной сту­пень­кой в оче­редь. На сту­пень­ке О та же длин­ная оче­редь, толь­ко тут в оче­ре­ди сто­ят уже не това­ры, у них не хва­та­ло тер­пе­ния, и они бро­си­лись в обра­ще­ние, минуя денеж­ную сту­пень и оста­вив вме­сто себя в оче­ре­ди обя­за­тель­ства.

Вклад­чик может вооб­ра­жать, что и после вне­се­ния вкла­да он оста­ет­ся на той же денеж­ной сту­пень­ке, на кото­рой он был, но в самом деле это не так. Он опу­стил­ся сту­пень­кой ниже. Из обла­да­те­ля денег он доб­ро­воль­но пре­вра­тил­ся в обла­да­те­ля обя­за­тель­ства.

Что такое сво­бод­ный ссуд­ный капи­тал с точ­ки зре­ния чисто моби­ли­за­ци­он­ной дея­тель­но­сти бан­ков?

С этой точ­ки зре­ния поня­тие сво­бод­но­го ссуд­но­го капи­та­ла для вся­кой дан­ной точ­ки вре­ме­ни отли­ча­ет­ся боль­шою ясно­стью. Эго сово­куп­ность потен­ци­аль­ных капи­та­лов, все рав­но резерв­ных или рент­ных, жду­щих пре­вра­ще­ния в дей­стви­тель­ный капи­тал. Если мы оста­вим в сто­роне вне­бан­ко­вый кре­дит, то с точ­ки зре­ния всех бан­ков, взя­тых вме­сте, сво­бод­ный, ссуд­ный капи­тал во вся­кий дан­ный момент будет пред­став­лять кас­со­вая налич­ность минус мини­мум, необ­хо­ди­мый для теку­щих пла­те­жей вклад­чи­кам не бан­ки­рам[14].

Само собой разу­ме­ет­ся, что сум­ма этих денег для вся­ко­го дан­но­го момен­та есть толь­ко часть денег, име­ю­щих­ся в рас­по­ря­же­нии обще­ства.

Гораз­до более слож­но поня­тие сво­бод­но­го ссуд­но­го капи­та­ла, если вопрос взять по отно­ше­нию не к точ­ке вре­ме­ни – момен­ту, а к опре­де­лен­но­му про­ме­жут­ку вре­ме­ни.

Но, все же, пока­мест мы име­ем в виду лишь чисто моби­ли­за­ци­он­ную дея­тель­ность бан­ков, чис­ло фак­то­ров, с кото­ры­ми при­хо­дит­ся счи­тать­ся, при рас­смот­ре­нии это­го вопро­са, огра­ни­че­но. Ибо тут еще отсут­ству­ет мас­со­вое порож­де­ние средств обра­ще­ния и пла­те­жа нуж­дою в них. Если мы остав­ля­ем в сто­роне банк­нот­ную эмис­сию и вся­кие дру­гие виды средств обра­ще­ния и пла­те­жа, состав­ля­ю­щие эма­на­цию товар­но­го обра­ще­ния, если к тому же оста­вить в сто­роне и бумаж­ные день­ги, погло­ща­е­мость кото­рых уве­ли­чи­ва­ет­ся и умень­ша­ет­ся с рас­ши­ре­ни­ем и с суже­ни­ем товар­ной мас­сы, если для про­сто­ты допу­стить, что вся­кое сокро­ви­ще немед­лен­но после сво­е­го выде­ле­ния пре­вра­ща­ет­ся во вклад и если, нако­нец, гово­рить о всех бан­ках, как о еди­ном бан­ке, то фак­то­ра­ми уве­ли­че­ния коли­че­ства сво­бод­ных ссуд­ных капи­та­лов будут: 1) выде­ле­ние новых рент­ных капи­та­лов, 2) выде­ле­ние новых резерв­ных капи­та­лов, 3) умень­ше­ние задол­жен­но­сти кли­ен­ту­ры, т. е. поступ­ле­ние пла­те­жей, кото­рые не дуб­ли­ру­ют­ся тут же новы­ми актив­ны­ми опе­ра­ци­я­ми, 4) умень­ше­ние необ­хо­ди­мо­го мини­му­ма кас­со­во­го остат­ка.

Все эти фак­то­ры, за исклю­че­ни­ем 4‑го, содер­жат в себе не толь­ко эле­мент суб­стан­ци­о­наль­ный, но и функ­ци­о­наль­ный. Каж­дый из этих фак­то­ров есть в свою оче­редь функ­ция не толь­ко вели­чи­ны той денеж­ной мас­сы, кото­рая фак­ти­че­ски дви­жет­ся по кру­гу вклад­чик – банк – кли­ент – вклад­чик – банк, но и быст­ро­ты это­го дви­же­ния.

Но тут быст­ро­ту сле­ду­ет пони­мать не толь­ко в смыс­ле крат­ко­сроч­но­сти ссуд, бла­го­да­ря кото­рой ссу­жен­ные день­ги быст­ро воз­вра­ща­ют­ся в банк. Эта крат­ко­сроч­ность, взя­тая сама по себе, содей­ству­ет толь­ко измен­чи­во­сти соста­ва кли­ен­ту­ры, но не дает еще воз­мож­но­сти воз­рас­та­ния общей ее задол­жен­но­сти. Эта быст­ро­та долж­на еще допол­нять­ся быст­ро­той воз­вра­та денег в банк дру­гим путем, путем вкла­дов. Дей­стви­тель­ное рас­ши­ре­ние воз­мож­но­сти кре­ди­то­ва­ния дает быст­рый воз­врат денег, выдан­ных отде­лом ссуд в отдел вкла­дов и теку­щих сче­тов. Если день­ги быст­ро и исправ­но про­дол­жа­ют этот путь, то банк, опе­ри­руя тыся­чей, может полу­чить вкла­дов и выдать ссуд на мно­го тысяч. Таким обра­зом, если воз­рас­та­ние коли­че­ства сво­бод­ных ссуд­ных капи­та­лов есть пока­за­тель отно­ше­ния меж­ду пред­ло­же­ни­ем ссуд­ных капи­та­лов и спро­сом на них, то самое пред­ло­же­ние есть функ­ция как вели­чи­ны денеж­ной мас­сы, кото­рой опе­ри­ру­ет банк, так и быст­ро­ты, с кото­рой эта мас­са тезав­ри­ру­ет­ся и депо­ни­ру­ет­ся, что­бы затем опять бро­сить­ся в кру­го­обо­рот.

Вопро­са о хозяй­ствен­ных фак­то­рах, сто­я­щих поза­ди как этой быст­ро­ты тезав­ри­ро­ва­ния, так и изме­не­ния спро­са на ссуд­ный капи­тал, мы пока­мест не затра­ги­ва­ем. Отме­тим лишь то, что дея­тель­ность бан­ка про­ти­во­по­став­ля­ет кол­лек­тив­но­го кре­ди­то­ра, т. е. сово­куп­ность всех вклад­чи­ков, плюс сам банк, кол­лек­тив­но­му же деби­то­ру, то есть сово­куп­ность всех кли­ен­тов. Если мы оста­вим в сто­роне без­эк­ви­ва­лент­ное полу­че­ние денег[15] и потре­би­тель­ский кре­дит, то кол­лек­тив­ный кре­ди­тор – это быв­ший вла­де­лец това­ров, экви­ва­лент кото­рых ему не был нужен, а кол­лек­тив­ный деби­тор – это насто­я­щий вла­де­лец това­ров, полу­чен­ных без экви­ва­лен­та[16]. Но кре­ди­тор депо­ни­ро­вал не товар; послед­ний он про­дал, то есть облек его сто­и­мость в денеж­ную фор­му, и депо­ни­ро­вал день­ги, т. е. выме­нял день­ги на обя­за­тель­ство вме­сто того, что­бы тезав­ри­ро­вать их и таким обра­зом ото­рвать их от их обще­ствен­ной функ­ции. Мы выяс­ни­ли выше, что один и тот же товар может послу­жить осно­вой для воз­ник­но­ве­ния вкла­да толь­ко один раз. Но это не зна­чит еще, что вклад порож­да­ет­ся това­ром, как тако­вым. Вклад может быть не про­сто това­ром, а това­ром, сто­и­мость кото­ро­го про­ник­ла через денеж­ную фор­му. Оби­лие вкла­дов есть след­ствие не толь­ко оби­лия това­ров, но и лег­ко­сти реа­ли­за­ции. Таким обра­зом даже в пре­де­лах чисто метал­ли­че­ско­го обра­ще­ния и чисто моби­ли­за­ци­он­ной дея­тель­но­сти бан­ков высо­кая конъ­юнк­ту­ра, созда­ю­щая недо­ста­ток сво­бод­ных ссуд­ных капи­та­лов (повы­ше­ние спро­са на капи­тал, пере­ход колеб­лю­щих­ся капи­та­лов от празд­но­сти к дея­тель­но­сти), дает извест­ное про­ти­во­ядие в виде облег­че­ния реа­ли­за­ции, явля­ю­щей­ся необ­хо­ди­мой пред­по­сыл­кой депо­ни­ро­ва­ния.

Активные операции банков.

Поль­зу­ясь капи­таль­ным кре­ди­том, бан­ки ока­зы­ва­ют, как пра­ви­ло, (если не счи­тать меж­бан­ко­вых отно­ше­ний), денеж­ный кре­дит. Как пра­ви­ло, актив­ные опе­ра­ции обес­пе­чи­ва­ют­ся либо учи­ты­ва­е­мы­ми обя­за­тель­ства­ми, либо лом­бар­ди­ро­ва­ни­ем фик­тив­ных или реаль­ных цен­но­стей. Актив­ные опе­ра­ции бан­ка, как пра­ви­ло, явля­ют­ся услов­ной реа­ли­за­ци­ей сто­и­мо­сти. Услов­ная реа­ли­за­ция быва­ет дво­я­кая: анти­ци­па­ци­он­ная, пред­вос­хи­ща­ю­щая насто­я­щую реа­ли­за­цию, и вре­мен­ная. Анти­ци­па­ци­он­ная реа­ли­за­ция име­ет место, когда объ­ект, слу­жа­щий обес­пе­че­ни­ем, пред­на­зна­чен для реа­ли­за­ции (под­то­вар­ный, под­век­сель­ный кре­дит). Вре­мен­ная реа­ли­за­ция име­ет место в обрат­ном слу­чае (кре­дит под фон­ды и цен­но­сти, не назна­чен­ные для про­да­жи)[17].

Учет векселей.

Из актив­ных опе­ра­ций бан­ков боль­шой тео­ре­ти­че­ский инте­рес пред­став­ля­ет учет век­се­лей (тор­го­вых). Это – смыч­ка ком­мер­че­ско­го кре­ди­та с ссуд­ным.

Капи­та­лист, ока­зав­ший дру­го­му капи­та­ли­сту кре­дит и полу­чив­ший век­сель, пере­ва­ли­ва­ет этот кре­дит на пле­чи бан­ка, учтя век­сель. Но банк, как тако­вой, может ока­зать толь­ко ссуд­ный кре­дит. Сле­до­ва­тель­но, учет век­се­лей есть пре­тво­ре­ние кре­ди­та ком­мер­че­ско­го в ссуд­ный денеж­ный кре­дит. Век­сель пре­вра­ща­ет­ся в учет­ный мате­ри­ал. Про­да­вец дей­стви­тель­но кре­ди­ту­ет поку­па­те­ля лишь тогда, когда сум­ма ока­зан­но­го им кре­ди­та пре­вы­ша­ет сум­му учет­но­го кре­ди­та, кото­рым он, про­да­вец, поль­зу­ет­ся в бан­ке и когда, бла­го­да­ря это­му, век­сель оста­ет­ся в порт­фе­ле про­дав­ца, не пре­вра­ща­ясь в учет­ный мате­ри­ал. Посколь­ку учет­ный кре­дит у про­дав­ца не запол­нен, для него про­дать на век­сель, зна­чит про­дать за налич­ные день­ги за выче­том дис­кон­та. Таким обра­зом учет век­се­лей сокра­ща­ет вре­мя обо­ро­та капи­та­ла, уве­ли­чи­вая нор­му при­бы­ли про­дав­ца, меж­ду тем как для поку­па­те­ля все рав­но пла­тить ли по век­се­лю про­дав­цу или бан­ку.

В общем и целом учет век­се­лей уни­фи­ци­ру­ет кре­дит, пре­вра­щу его в ссуд­ный par excelence.

Слу­чай «коопе­ра­ции» бан­ка и век­се­ле­по­лу­ча­те­ля пред­став­ля­ет собой под­век­сель­ная ссу­да или под­век­сель­ный on call, когда век­се­ле­по­лу­ча­тель пере­ла­га­ет на банк не весь ока­зан­ный им век­се­ле­да­те­лю кре­дит, а толь­ко часть его.

Впро­чем, под­век­сель­ный кре­дит фор­маль­но отно­сит­ся уже не к уче­ту век­се­лей, а к лом­бард­но­му кре­ди­ту.

Учет век­се­лей, будучи по суще­ству, как мы уже гово­ри­ли, пре­тво­ре­ни­ем ком­мер­че­ско­го кре­ди­та в ссуд­ный денеж­ный, явля­ет­ся по фор­ме актом куп­ли-про­да­жи.

Пла­теж, на кото­рый рас­счи­ты­ва­ет учет век­се­ля (пла­теж по век­се­лю), дол­жен состо­ять­ся не в силу учет­ной опе­ра­ции, а в силу сдел­ки, имев­шей место ранее. Век­се­ле­да­тель дол­жен пла­тить по век­се­лю неза­ви­си­мо от того, учтен ли век­сель или нет. Век­се­ле­да­тель про­да­ет свое пра­во на этот пла­теж бан­ку. Век­сель по фор­ме высту­па­ет таким же това­ром, конеч­но, фик­тив­ным, каким на фон­до­вой бир­же явля­ет­ся обли­га­ция. Но толь­ко по фор­ме. Индос­са­мент не есть толь­ко цес­сия, он может быть обра­щен остри­ем про­тив про­дав­ца. Меж­ду тем, как обли­га­ция про­сто пере­да­ет­ся из рук в руки. Если же она имен­ная, то пере­да­точ­ная под­пись на ней име­ет толь­ко харак­тер цес­сии. При уче­те век­се­лей в первую оче­редь рас­смат­ри­ва­ет­ся кре­ди­то­спо­соб­ность век­се­ле­предъ­яви­те­ля, а затем уже век­се­ле­да­те­ля. При покуп­ке обли­га­ций – толь­ко кре­ди­то­спо­соб­ность долж­ни­ка. «Про­да­жа» век­се­лей огра­ни­че­на раз­ме­ра­ми учет­но­го кре­ди­та век­се­ле­предъ­яви­те­ля. Про­да­жа обли­га­ций ничем не огра­ни­че­на.

Прав­да, воз­мож­на точ­ка зре­ния на учет век­се­лей, как на акт куп­ли-про­да­жи и по суще­ству. Индос­са­мент мож­но рас­смат­ри­вать про­сто как гаран­тию извест­но­го каче­ства про­да­ва­е­мо­го това­ра. Такая гаран­тия потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти това­ра име­ет ино­гда место и при про­да­же дру­гих това­ров. Вы може­те купить в мага­зине рези­но­вую шину, с усло­ви­ем воз­вра­та денег, если она будет про­пус­кать воз­дух. В дан­ном слу­чае поку­па­тель обес­пе­чи­ва­ет себе извест­ную потре­би­тель­ную сто­и­мость това­ра, цену кото­ро­го он упла­чи­ва­ет. Совер­шен так­же индос­са­мент гаран­ти­ру­ет (постоль­ку-посколь­ку) банк от непо­лу­че­ния пла­те­жа, от банк­рот­ства век­се­ле­да­те­ля.

Но в наше вре­мя, когда учет век­се­лей явля­ет­ся глав­ной фор­мой кре­ди­то­ва­ния ком­мер­че­ски­ми бан­ка­ми про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ли, рас­смат­ри­ва­ние уче­та век­се­лей вне рамок кре­ди­та долж­но счи­тать­ся во вся­ком слу­чае уста­рев­шим и поте­ряв­шим свою акту­аль­ность.

Выше мы виде­ли, что один и тот же товар может поро­дить неогра­ни­чен­ное чис­ло век­се­лей. Поэто­му невер­но пред­став­ле­ние, буд­то каж­до­му «доб­ро­ка­че­ствен­но­му» век­се­лю обя­за­тель­но соот­вет­ство­ва­ла опре­де­лен­ная товар­ная сто­и­мость и что каж­дый такой век­сель име­ет как бы 100% товар­ное покры­тие. «Доб­ро­ка­че­ствен­ность» век­се­ля гаран­ти­ру­ет лишь то: 1) что % «товар­но­го покры­тия» бли­зок к сред­не­му про­цен­ту покры­тия век­се­лей. Этот про­цент полу­чит­ся от деле­ния сто­и­мо­сти под­век­сель­ной товар­ной мас­сы на сум­му век­се­лей, порож­ден­ных этой мас­сой. Еди­ни­ца това­ра, став­шая пред­ме­том спе­ку­ля­ции, может напло­дить очень мно­го век­се­лей, каж­дый из послед­них тогда име­ет про­цент «товар­но­го покры­тия» ниже сред­не­го, 2) что пла­теж, име­ю­щий полу­чить­ся в кон­це того кана­ла, кото­рый как бы создан дви­же­ни­ем това­ра из рук в руки, дей­стви­тель­но под­ни­мет­ся вверх по кана­лу, пога­шая попут­но все создан­ные на про­тя­же­нии это­го кана­ла век­се­ля.

Ломбардные операции.

В отли­чие от уче­та век­се­лей лом­бард­ная опе­ра­ция явля­ет­ся кре­дит­ной, не толь­ко по суще­ству, но и во фор­ме. Пла­теж, на кото­рый она рас­счи­ты­ва­ет, воз­ни­ка­ет вслед­ствие этой самой опе­ра­ции. За исклю­че­ни­ем того слу­чая, когда лом­бар­ди­ру­ет­ся обя­за­тель­ство, пла­теж обес­пе­чи­ва­ет­ся воз­мож­но­стью реа­ли­за­ции пере­хо­дя­щих фак­ти­че­ски или юри­ди­че­ски в рас­по­ря­же­ние бан­ка дей­стви­тель­но­го или мни­мо­го това­ра. При этом товар, как мы уже ука­за­ли выше, может быть нужен заклад­чи­ку, как сто­и­мость и пото­му дей­стви­тель­но пред­на­зна­чен для реа­ли­за­ции (под­то­вар­ный кре­дит), или же заклад­чи­ку он нужен, как потре­би­тель­ная сто­и­мость (брил­ли­ан­ты, цен­ные бума­ги, потре­би­тель­ская сто­и­мость кото­рых заклю­ча­ет­ся в доход­но­сти).

Из двух видов обес­пе­че­ния ссу­ды – путем уче­та или зало­га век­се­лей и путем зало­га това­ра – век­сель­ное обес­пе­че­ние, как пра­ви­ло, более вер­но, чем товар­ное. При­чи­на та, что век­сель­ный кре­дит пред­вос­хи­ща­ет день­ги, как пла­теж­ное сред­ство, меж­ду тем как под­то­вар­ный кре­дит пред­вос­хи­ща­ет их, как сред­ство обра­ще­ния. В осно­ве обес­пе­че­ния век­се­ля лежит товар, напо­ло­ви­ну уже реа­ли­зо­ван­ный. В под­то­вар­ном кре­ди­те обес­пе­че­ни­ем слу­жит товар, у кото­ро­го реа­ли­за­ция еще вся впе­ре­ди. Более того, под­то­вар­ный кре­дит может даже ухуд­шить шан­сы на реа­ли­за­цию. И не толь­ко пото­му, что товар зааре­сто­вы­ва­ет­ся (бан­ков­ская тех­ни­ка обхо­дит это затруд­не­ние), но и пото­му, что, давая закла­ды­ва­те­лю това­ра пере­дыш­ку, под товар­ный кре­дит, так ска­зать, ослаб­ля­ет пери­сталь­ти­ку товар­но­го обра­ще­ния, ослаб­ля­ет импульс к про­да­же. Вслед­ствие это­го под­то­вар­ный кре­дит явля­ет­ся цено­по­вы­ша­ю­щим фак­то­ром.

Банковая прибыль мобилизационная.

При­быль бан­ка, акти­вы кото­ро­го непо­сред­ствен­но осно­ва­ны на пас­си­вах, состав­ля­ет­ся из сле­ду­ю­щих частей:

  1. При­быль денеж­но-тор­го­вая. Она высту­па­ет в виде комис­си­он­но­го воз­на­граж­де­ния отча­сти по чисто­ко­мис­си­он­ным опе­ра­ци­ям (инкас­со, пере­во­дам) и в виде выче­та из % по теку­щим сче­там.
  2. %% на соб­ствен­ный капи­тал бан­ка.
  3. Раз­ни­ца меж­ду актив­ным и пас­сив­ным % по капи­та­лам при­вле­чен­ным.
  4. Минус тор­го­вые рас­хо­ды бан­ка.
  5. Минус %% по сред­ней высо­те кас­сы.

Сум­ма ука­зан­ных сла­га­е­мых дает для фор­му­лы при­бы­ли дели­мое. Дели­те­лем же явля­ет­ся соб­ствен­ный капи­тал бан­ка.

По отно­ше­нию к высо­те при­бы­ли банк нель­зя срав­нить с дру­гим пред­при­я­ти­ем, рабо­та­ю­щим на капи­тал соб­ствен­ный и при­вле­чен­ный. В то вре­мя, когда послед­нее уже на соб­ствен­ный капи­тал полу­ча­ет при­быль, банк на соб­ствен­ный капи­тал, посколь­ку он не явля­ет­ся денеж­но-тор­го­вым капи­та­лом, полу­ча­ет толь­ко %. Если, оста­вив в сто­роне для про­сто­ты пунк­ты 1, 4, 5 (допу­стим, что они вза­им­но покры­ва­ют­ся), мы обо­зна­чим через p’ сред­нюю нор­му при­бы­ли, через Za – нор­му про­цен­та по актив­ным опе­ра­ци­ям, через Zp – по пас­сив­ным опе­ра­ци­ям, то для того, что­бы дать бан­ку при­быль по сред­ней нор­ме на его соб­ствен­ный капи­тал, сум­ма при­вле­чен­ных капи­та­лов при соб­ствен­ном капи­та­ле бан­ка, рав­ном 1, долж­на рав­нять­ся \bold{\frac{p’ — Z_p}{Z_p — Z_​p}}.

Пример:

Соб­ствен­ный капи­тал бан­ка равен 1 мил­ли­о­ну, p’ = 10, Za = 5, Zp = 4.

Вме­сто сред­ней при­бы­ли в 100.000 банк непо­сред­ствен­но полу­ча­ет на соб­ствен­ный капи­тал толь­ко 50.000. Недо­ста­ю­щие 50.000 он дол­жен покрыть раз­ни­цей меж­ду Za и Zp – по при­вле­чен­ным капи­та­лом, в дан­ном слу­чае одним про­цен­том. Ясно, что он дол­жен для этой цели при­влечь 5 мил­ли­о­нов. И толь­ко 6‑й мил­ли­он уже начи­на­ет давать бан­ку сверх­при­быль за счет менее счаст­ли­вых сопер­ни­ков, не могу­щих при­влечь так мно­го чужих капи­та­лов, или за счет дру­гих отрас­лей при­ме­не­ния капи­та­ла, нор­ма при­бы­ли кото­рых в сво­ем стрем­ле­нии к сред­ней нахо­дит­ся в дан­ное вре­мя ниже сред­ней.

Примечания.

[1] Пере­ход­но­го пери­о­да в усло­ви­ях соци­а­ли­сти­че­ско­го сою­за кре­стьян­ских стран, не попол­нен­но­го еще стра­на­ми инду­стри­аль­ны­ми.

[2] «Раз толь­ко вооб­ще про­ис­хо­дят про­цес­сы обме­на, объ­ект дей­стви­тель­но отда­ет­ся, Пра­во соб­ствен­но­сти на про­да­ва­е­мый пред­мет каж­дый раз усту­па­ет­ся. Но сто­и­мость при этом не усту­па­ет­ся» («Капи­тал», т. III, кн. 1, стр. 330).

[3] В капи­та­ли­сти­че­ских усло­ви­ях тезав­ри­ро­ва­ние, как пра­ви­ло, пре­вра­ща­ет­ся в кре­дит­ную опе­ра­цию.

[4] 1) Слу­чай, если пери­од обра­ще­ния не кра­тен пери­о­ду про­из­вод­ства; 2) посте­пен­ное накоп­ле­ние сто­и­мо­сти изна­ши­ва­е­мо­го основ­но­го капи­та­ла; 3) сезон­ные про­из­вод­ства; 4) накоп­ле­ние капи­та­ла, нуж­но­го для рас­ши­ре­ния про­из­вод­ства до дости­же­ния им извест­но­го мини­му­ма; 5) повы­ше­ние цены про­дук­та без соот­вет­ству­ю­ще­го повы­ше­ния средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы.

[5] Из про­цен­тов он ниче­го не может усту­пить, так как воз­мож­но, что они уже спол­на им упла­че­ны кому сле­ду­ет.

[6] Но не капи­та­ли­стов. Ибо для капи­та­ли­ста, как лич­но­сти, низ­кая нор­ма может ком­пен­си­ро­вать­ся боль­ши­ми раз­ме­ра­ми капи­та­ла. Кон­цен­тра­ция соб­ствен­но­сти вполне обес­пе­чи­ва­ет эту ком­пен­са­цию.

[7] Мы гово­рим о товар­ной потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти. День­ги, как тако­вые, обла­да­ют спе­ци­фи­че­ской обще­ствен­ной потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью, так ска­зать, потре­би­тель­ной сто­и­мо­стью вто­рой сте­пе­ни.

[8] В неак­ци­о­нер­ных пред­при­я­ти­ях фик­тив­ный капи­тал, обыч­но, обра­зу­ет­ся сверх­при­бы­лью. Тут фик­тив­ный капи­тал при­ни­ма­ет вид цены «фир­мы», патен­тов, сек­ре­тов.

[9] «Die allgemeine Profitrate ungleich weniger als ein handgreifliches festes Factum erscheint, wie die Zinsrate oder der Zinsfuss» (К. Мarx, Тheorien, III В., S. 534).

[10] Капи­та­ли­за­цию мож­но рас­смат­ри­вать, как учет всех квот дохо­да на бес­ко­неч­ное чис­ло пери­о­дов.

[11] Т. е. с выче­том про­цен­тов, если сто­и­мость не может быть полу­че­на сей­час.

[12] Отвле­ка­ясь от тех слу­ча­ев, когда полу­ча­тель ссу­ды вре­мен­но депо­ни­ру­ет часть ее. Необ­хо­ди­мость таких слу­ча­ев упразд­ня­ет­ся, когда ссу­да заме­ня­ет­ся откры­ти­ем спе­ци­аль­но­го теку­ще­го сче­та.

[13] «В том фак­те, что даже накоп­ле­ние дол­гов может являть­ся как бы накоп­ле­ни­ем капи­та­ла, со всей пол­но­той обна­ру­жи­ва­ет­ся то извра­ще­ние реаль­ных отно­ше­ний, кото­рое совер­ша­ет­ся в систе­ме кре­ди­та» («Капи­тал», т. III, кн. II, 1922 г., стр. 15).

[14] Прав­да, каж­дый банк в отдель­но­сти рас­смат­ри­ва­ет, как сво­бод­ный – ссуд­ный капи­тал, еще свои теку­щие сче­та в дру­гих бан­ках, но этот допол­ни­тель­ный источ­ник отпа­да­ет, посколь­ку речь идет о всех бан­ках, взя­тых вме­сте.

[15] Гра­беж, полу­че­ние рен­ты, взя­ток, нало­гов, наслед­ства и т. д.

[16] И поми­мо ком­мер­че­ско­го кре­ди­та.

[17] Нали­чие обес­пе­че­ния не уни­что­жа­ет эле­мен­та рис­ка и стра­хо­ва­ния. Век­се­ля могут быть про­те­сто­ва­ны, фон­ды и реаль­ные цен­но­сти – пони­зить­ся в цене, осо­бен­но в момент мас­со­во­го их дав­ле­ния на рынок.

Scroll to top