Средства обращения и капитал.

(К вопросу о монистическом понимании денежного рынка.)

«Под знаменем марксизма», 1923, №8 – 9

Абрам Мендельсон

«Пока про­све­щен­ная эко­но­мия тол­ку­ет о «капи­та­ле» ex professo, она с вели­чай­шим пре­зре­ни­ем взи­ра­ет на золо­то и сереб­ро как на фор­му капи­та­ла, в дей­стви­тель­но­сти в выс­шей сте­пе­ни без­раз­лич­ную и бес­по­лез­ную. Как толь­ко она начи­на­ет гово­рить о бан­ко­вом деле, все это совер­шен­но изме­ня­ет­ся. и золо­то с сереб­ром ста­но­вят­ся вдруг капи­та­лом par excellence»…

|К. Маркс. «Капи­тал», т. III, ч. 2‑я изд. «Моск. Кни­го­из­дат.» 1908 г., стр. 110].

I.

Спор о сред­ствах обра­ще­ния и капи­та­ле тянет­ся свы­ше ста лет. В сво­ей кни­ге «Уче­ние о день­гах и кре­ди­те»[1] проф. Каце­не­лен­ба­ум сно­ва под­ни­ма­ет этот вопрос. Речь идет о том, сле­ду­ет ли раз­ли­чать при так назы­ва­е­мых кре­дит­ных сдел­ках ссу­ду денег (средств обра­ще­ния) и ссу­ду капи­та­ла, или же вся­кая ссу­да есть все­гда ссу­да капи­та­ла.

Маркс в свое вре­мя уде­лил это­му вопро­су мно­го вни­ма­ния. Все отно­ся­щи­е­ся к дан­ной кон­тро­вер­зе мате­ри­а­лы Энгельс сгруп­пи­ро­вал в V отде­ле тре­тье­го тома «Капи­та­ла».

Маркс вел борь­бу на два фрон­та: с одной сто­ро­ны он кри­ти­ко­вал точ­ку зре­ния Тука, Фул­лар­то­на и дру­гих, уста­нав­ли­вав­ших раз­ли­че­ние меж­ду сред­ства­ми обра­ще­ния и капи­та­лом, но уста­нав­ли­вав­ших его непра­виль­но[2]; с дру­гой сто­ро­ны – он вскры­вал оши­боч­ность точ­ки зре­ния вид­ных англий­ских бан­ко­вых прак­ти­ков, в част­но­сти г.г. Нор­ма­на и Овер­сто­на, утвер­ждав­ших, что при кре­дит­ных сдел­ках мы все­гда име­ем дело толь­ко с ссу­дой капи­та­ла, и вно­сив­ших вооб­ще чрез­вы­чай­ную пута­ни­цу в этот вопрос[3].

Проф. Каце­не­лен­ба­ум, при­ни­ма­ю­щий в основ­ном Марк­со­ву тео­рию кре­ди­та, в вопро­се о раз­ли­че­нии денег и капи­та­ла ста­но­вит­ся на ту точ­ку зре­ния, что при кре­дит­ных сдел­ках это­му раз­ли­че­нию не долж­но быть места, что в дан­ном слу­чае речь идет все­гда о ссу­де капи­та­ла и толь­ко капи­та­ла.

Раз­вер­нув доволь­но пол­но и подроб­но кри­ти­че­скую аргу­мен­та­цию, Маркс в то же вре­мя нигде не дал дог­ма­ти­че­ско­го изло­же­ния сво­ей точ­ки зре­ния. С пол­ной ясно­стью на этот счет выска­зал­ся лишь Энгельс в сво­их при­ме­ча­ни­ях, вкрап­лен­ных в самый текст «Капи­та­ла», при чем выска­зал­ся в том смыс­ле, что в зави­си­мо­сти от кон­крет­ных усло­вий сдел­ки нуж­но раз­ли­чать ссу­ду денег и ссу­ду капи­та­ла.

Воз­ни­ка­ет вопрос, явля­ет­ся ли точ­ка зре­ния Энгель­са в то же вре­мя и точ­кой зре­ния Марк­са, пра­виль­но ли раз­вил Энгельс мысль Марк­са[4]. И если б нам уда­лось уста­но­вить, что Энгельс не «извра­ща­ет» Марк­са, то все же оста­ет­ся основ­ной вопрос: кто же, в кон­це кон­цов, прав в этом спо­ре о день­гах и капи­та­ле, – те ли, кто утвер­жда­ет, что при кре­дит­ных сдел­ках может итти речь о полу­че­нии заем­щи­ком толь­ко капи­та­ла, или же те, кто раз­ли­ча­ет ссу­ду денег и ссу­ду капи­та­ла.

Речь при этом идет не толь­ко о боль­ших «тон­ко­стях» тео­рии. Тот или иной ответ на вопрос име­ет боль­шое прак­ти­че­ское зна­че­ние. Гово­ря о финан­со­вых ком­би­на­ци­ях Лоу, Макс Вирт в сво­ей «Исто­рии тор­го­вых кри­зи­сов» заме­ча­ет: «Он (Лоу. А. М.), сме­ши­вал день­ги с капи­та­лом, и эта ошиб­ка при­во­ди­ла создан­ные им пред­при­я­тия и опе­ра­ции, на зло совер­шен­но вер­ной мыс­ли, неред­ко лежав­шей в их осно­ва­нии, после кажу­щих­ся бли­ста­тель­ных успе­хов, к конеч­но­му кру­ше­нию, – неиз­беж­но­му след­ствию лож­но­го прин­ци­па. Итак, Лоу сме­ши­вал, как мы уже ска­за­ли, день­ги с капи­та­лом, и так как он по опы­ту знал, что бумаж­ные зна­ки через кре­дит во мно­гих слу­ча­ях совер­шен­но заме­ня­ют день­ги, то он думал, созда­вая бумаж­ные зна­ки, создать капи­тал, и через это про­стое сред­ство обо­га­тить стра­ну»[5].

Огром­ное зна­че­ние име­ет раз­ли­че­ние ссу­ды средств обра­ще­ния и ссу­ды капи­та­ла при ана­ли­зе конъ­юнк­тур. Проф. П. Момберт в сво­ем «Вве­де­нии в изу­че­ние конъ­юнк­тур» посвя­ща­ет это­му вопро­су спе­ци­аль­ную гла­ву «Der Kapital- und Geldmarkt»[6].

II.

В пер­вой части наше­го неболь­шо­го иссле­до­ва­ния мы ста­вим себе зада­чу про­ве­рить, пра­виль­но ли раз­вил Энгельс мысль Марк­са; дру­ги­ми сло­ва­ми, мы хотим выяс­нить, име­ет­ся ли у Марк­са раз­ли­че­ние денег и капи­та­ла при так назы­ва­е­мых кре­дит­ных сдел­ках.

По само­му харак­те­ру постав­лен­ной зада­чи нам при­дет­ся опе­ри­ро­вать с тек­стом «Капи­та­ла», и цита­ты, порой доволь­но длин­ные, при этом неиз­беж­ны. Но мы наде­ем­ся, что соот­вет­ствен­ные выдерж­ки из «Капи­та­ла» в зна­чи­тель­ной мере помо­гут нам уяс­нить вопрос и по суще­ству.

Мы нач­нем с цита­ты из того при­ме­ча­ния, в кото­ром Энгельс с ясно­стью, не остав­ля­ю­щей места ника­ким сомне­ни­ям, ста­вит и реша­ет вопрос о день­гах и капи­та­ле… «Это пред­став­ле­ние, пере­не­сен­ное из бан­кир­ской кон­то­ры в поли­ти­че­скую эко­но­мию, созда­ло спу­ты­ва­ю­щий спор­ный вопрос, явля­ет­ся ли то, что бан­кир налич­ны­ми день­га­ми предо­став­ля­ет в рас­по­ря­же­ние сво­е­го тор­го­во­го кли­ен­та, капи­та­лом, или же толь­ко день­га­ми, сред­ством обра­ще­ния, currency? Чтоб раз­ре­шить этот – по суще­ству про­стой – спор­ный вопрос, мы долж­ны стать на точ­ку зре­ния кли­ен­тов бан­ка. Все зави­сит от того, чего те тре­бу­ют и что полу­ча­ют.

Если банк согла­ша­ет­ся дать сво­е­му тор­го­во­му кли­ен­ту заем про­сто под лич­ный его кре­дит, без пред­став­ле­ния с его сто­ро­ны обес­пе­че­ния, то дело ясно. Кли­ен­ту без­услов­но аван­си­ру­ет­ся опре­де­лен­но­го раз­ме­ра сто­и­мость как допол­не­ние к его капи­та­лу, кото­рым он до сих пор рас­по­ла­гал. Он полу­ча­ет аванс в денеж­ной фор­ме, т.е. полу­ча­ет не толь­ко день­ги, но и денеж­ный капи­тал.

Если же он полу­ча­ет ссу­ду, выдан­ную под залог цен­ных бумаг и т. п; то это аванс в том смыс­ле, что ему дают­ся день­ги под усло­ви­ем их обрат­ной упла­ты. Но это не аван­си­ро­ва­ние капи­та­ла. Пото­му что цен­ные бума­ги тоже пред­став­ля­ют капи­тал и при­том на боль­шую сум­му, чем ссу­да. Сле­до­ва­тель­но, полу­ча­тель берет мень­шую сто­и­мость капи­та­ла, чем отда­ет в залог; такая опе­ра­ция отнюдь не пред­став­ля­ет для него при­об­ре­те­ния доба­воч­но­го капи­та­ла. Он совер­ша­ет сдел­ку не пото­му, что ему нужен капи­тал, – он уже име­ет его в сво­их цен­ных бума­гах, – а пото­му, что ему нуж­ны день­ги. Здесь, сле­до­ва­тель­но, перед нами ссу­да денег, а не капи­та­ла.

Если аванс выда­ет­ся под учет век­се­лей, тогда исче­за­ет и фор­ма аван­са. Нали­цо про­стая куп­ля-про­да­жа. Посред­ством пере­да­точ­ной над­пи­си век­сель пере­хо­дит в соб­ствен­ность бан­ка, а день­ги – в соб­ствен­ность кли­ен­та; о воз­вра­те их с его сто­ро­ны нет и речи. Если кли­ент поку­па­ет налич­ные деныи век­се­лем или дру­гим ору­ди­ем кре­ди­та, то это такой же аванс, не боль­ше, не мень­ше, как если бы он купил налич­ные день­ги каким-нибудь дру­гим това­ром, – хлоп­ком, желе­зом, хле­бом. И все­го мень­ше может быть тут речь об аван­си­ро­ва­нии капи­та­ла. Вся­кая куп­ля-про­да­жа меж­ду тор­гов­цем и тор­гов­цем есть пере­да­ча капи­та­ла. Ссу­да же име­ет место толь­ко там, где пере­да­ча капи­та­ла не явля­ет­ся вза­им­ной, а про­ис­хо­дит одно­сто­ронне и на срок. Поэто­му ссу­да капи­та­ла посред­ством уче­та век­се­лей может иметь место толь­ко там, где век­сель – брон­зо­вый век­сель, кото­рый отнюдь не пред­став­ля­ет про­дан­но­го това­ра и кото­ро­го не берет ни один бан­кир, раз он зна­ет, что это за век­сель; сле­до­ва­тель­но, в нор­маль­ной учет­ной сдел­ке кли­ент бан­ка не полу­ча­ет ника­ко­го аван­са ни капи­та­лом, ни день­га­ми; он полу­ча­ет день­ги за про­дан­ный товар.

Таким обра­зом слу­чаи, когда кли­ент тре­бу­ет у бан­ка и полу­ча­ет капи­тал, очень ясно отли­ча­ют­ся от тех, когда он полу­ча­ет в ссу­ду день­ги или поку­па­ет день­ги у бан­ка.[7]

На кон­крет­ном при­ме­ре, при помо­щи ана­ли­за соот­вет­ству­ю­щих форм кре­дит­ных сде­лок Энгельс уста­нав­ли­ва­ет раз­ли­чие меж­ду полу­че­ни­ем в ссу­ду денег и капи­та­ла.

Соот­вет­ству­ет ли это тому, что гово­рил Маркс?

В самом нача­ле V отде­ла III тома «Капи­та­ла», в гла­ве XXI, Маркс заяв­ля­ет: «Преж­де все­го мы рас­смот­рим свое­об­раз­ное обра­ще­ние капи­та­ла, при­но­ся­ще­го про­цен­ты. Затем, во вто­рую оче­редь, сле­ду­ет рас­смот­реть тот осо­бый спо­соб, каким он про­да­ет­ся как товар, имен­но как он ссу­жа­ет­ся, а не усту­па­ет­ся раз-на-все­гда.

Исход­ной точ­кой слу­жат день­ги, кото­рые А ссу­жа­ет В. Ссу­да может быть сде­ла­на под залог или без зало­га; одна­ко пер­вая фор­ма более древ­няя, если исклю­чить ссу­ды под това­ры или дол­го­вые обя­за­тель­ства, как-то: век­се­ля, акции и т. д. Эти осо­бые фор­мы нас здесь не инте­ре­су­ют. Мы име­ем здесь дело с капи­та­лом, при­но­ся­щим про­цен­ты, в его обыч­ной фор­ме»[8]. Отсю­да ясно, что, во-пер­вых, Маркс ста­вит себе зада­чу дать ана­лиз «капи­та­ла, при­но­ся­ще­го про­цен­ты» вооб­ще, выяс­нить сущ­ность кре­ди­та, как тако­во­го, и что, во-вто­рых, слу­чаи, рас­смот­рен­ные Энгель­сом под №2 и №3 (номе­ра­ми 1‑ый, 2‑ой и 3‑ий мы будем в даль­ней­шем обо­зна­чать для крат­ко­сти ана­ли­зи­ру­е­мые Энгель­сом слу­чаи блан­ко­во­го кре­ди­та, ссу­ды под залог и уче­та), Маркс счи­та­ет «осо­бы­ми фор­ма­ми», ана­ли­зом кото­рых он не соби­ра­ет­ся зани­мать­ся.

Но все же в даль­ней­шем ему при­хо­дит­ся касать­ся инте­ре­су­ю­ще­го нас вопро­са. Так, в част­но­сти он при­во­дит диа­лог меж­ду Овер­сто­ном и пред­ста­ви­те­лем пар­ла­мент­ской комис­сии (пар­ла­мент­ский отчет под №3758). «Сле­до­ва­тель­но, вы хоти­те ска­зать, что затруд­не­ния куп­цов здесь в стране в пери­о­ды недо­стат­ка в день­гах вслед­ствие высо­кой нор­мы уче­та состо­ят в том, что­бы полу­чить капи­тал, а не в том, что­бы полу­чить день­ги? – Вы сме­ши­ва­е­те две раз­ные вещи, кото­рых я в этой фор­ме не соеди­няю; труд­ность состо­ит в том, что­бы полу­чить капи­тал, и точ­но так же труд­но полу­чить день­ги… Труд­ность полу­чить день­ги и труд­ность полу­чить капи­тал одна и та же труд­ность, рас­смат­ри­ва­е­мая в два раз­лич­ных момен­та ее раз­ви­тия.[9] По пово­ду это­го диа­ло­га Маркс заме­ча­ет: «Здесь рыба сно­ва креп­ко попа­лась. Пер­вая труд­ность – учесть век­сель или полу­чить ссу­ду под залог това­ра. Труд­ность состо­ит в том, что­бы пре­вра­тить день­ги в капи­тал или тор­го­вый знак сто­и­мо­сти капи­та­ла. И эта труд­ность выра­жа­ет­ся, меж­ду про­чим, в высо­ком раз­ме­ре про­цен­та. Но раз день­ги уже полу­че­ны, в чем же тогда состо­ит вто­рая труд­ность? Если речь идет толь­ко о пла­те­же, раз­ве кто-нибудь най­дет труд­ность в том, что­бы осво­бо­дить­ся от сво­их денег? А если речь идет о куп­ле, раз­ве у кого бы то ни было встре­ча­лось когда-нибудь в эпо­ху кри­зи­са затруд­не­ние купить товар? И если даже допу­стить, что это каса­ет­ся осо­бо­го слу­чая вздо­ро­жа­ния хле­ба, хлоп­ка и т. д., то ведь труд­ность эта мог­ла бы выра­жать­ся не в сто­и­мо­сти денеж­но­го капи­та­ла, т. е. не в раз­ме­ре про­цен­та, а толь­ко в цене това­ра; и эта труд­ность ведь пре­одо­ле­ва­ет­ся тем, что у наше­го чело­ве­ка теперь име­ют­ся день­ги для куп­ли»[10].

Сно­ва воз­вра­ща­ет­ся Маркс к это­му вопро­су, кри­ти­куя пер­вый вари­ант туков­ско­го раз­ли­че­ния средств обра­ще­ния и капи­та­ла. «Если же гово­рят, что банк дает при этом в ссу­ду капи­тал, а не сред­ства обра­ще­ния, то это име­ет дво­я­кий смысл. Во-пер­вых, что он дает в ссу­ду не кре­дит, а дей­стви­тель­ную сто­и­мость, часть сво­е­го соб­ствен­но­го или поло­жен­но­го у него вкла­дом капи­та­ла. Во-вто­рых, что он дает в ссу­ду день­ги не для внут­рен­не­го, а для меж­ду­на­род­но­го обра­ще­ния, дает миро­вые день­ги; а для такой цели день­ги все­гда долж­ны нахо­дить­ся в сво­ей фор­ме сокро­ви­ща, в сво­ей метал­ли­че­ской телес­но­сти, в фор­ме, в кото­рой они не толь­ко пред­став­ля­ют фор­му сто­и­мо­сти, но сами рав­ны той сто­и­мо­сти, денеж­ной фор­мой кото­рой они явля­ют­ся. Хотя это золо­то как для бан­ка, так и для экс­пор­ти­ру­ю­ще­го тор­гов­ца золо­том пред­став­ля­ет капи­тал, бан­кир­ский капи­тал или купе­че­ский капи­тал, одна­ко спрос на него воз­ни­ка­ет не как спрос на капи­тал, а как на абсо­лют­ную фор­му денеж­но­го капи­та­ла. Он воз­ни­ка­ет имен­но в тот момент, когда ино­стран­ные рын­ки пере­пол­не­ны не нахо­дя­щим реа­ли­за­ции англий­ским товар­ным капи­та­лом. Сле­до­ва­тель­но, при этом тре­бу­ет­ся капи­тал не как капи­тал, а капи­тал, как день­ги, в фор­ме, в кото­рой день­ги суть общий товар миро­во­го рын­ка; а это – пер­во­на­чаль­ная фор­ма денег, бла­го­род­ный металл. Сле­до­ва­тель­но, отлив золо­та не a mere question of capital, не про­стой вопрос капи­та­ла, как гово­рят Фул­лар­тон, Тук и др., но a question of money, вопрос денег, хотя и в их спе­ци­фи­че­ской функ­ции. То обсто­я­тель­ство, что это не вопрос внут­рен­не­го обра­ще­ния, как утвер­жда­ют защит­ни­ки Currency-Theorie, конеч­но, не слу­жит дока­за­тель­ством того, что это толь­ко вопрос капи­та­ла (question of capital), как пола­га­ют Фул­лар­тон и дру­гие. Это вопрос денег (a question of money) в той фор­ме, в кото­рой день­ги слу­жат меж­ду­на­род­ным пла­теж­ным сред­ством»[11].

На стр. 440 – 441 Маркс при­во­дит два кон­крет­ных при­ме­ра, явно друг от от дру­га отли­ча­ю­щих­ся по сво­е­му содер­жа­нию – те «осо­бые фор­мы», о кото­рых он гово­рит в XXI гл., – и ста­вит затем вопрос: «В какой же мере мож­но рас­смат­ри­вать ссу­ду бан­ка лицу А, как ссу­ду капи­та­ла или про­сто как ссу­ду пла­теж­ных средств?».

На постав­лен­ный вопрос Маркс отве­та не дал. Энгельс же непо­сред­ствен­но вслед за этим вопро­сом поме­стил при­ме­ча­ние, в кото­ром повто­рил то, что гово­рил в цити­ро­ван­ном нами при­ме­ча­нии в XXVI гл.

Во вто­рой части тре­тье­го тома «Капи­та­ла» Маркс сно­ва воз­вра­ща­ет­ся к инте­ре­су­ю­ще­му нас вопро­су. «Един­ствен­ные труд­ные вопро­сы, к кото­рым мы теперь под­хо­дим в нашем иссле­до­ва­нии кре­ди­та, суть сле­ду­ю­щие: «и во-вто­рых: в какой сте­пе­ни денеж­ное стес­не­ние, т. е. недо­ста­ток в ссуд­ном капи­та­ле, выра­жа­ет собою недо­ста­ток в дей­стви­тель­ном капи­та­ле (товар­ном капи­та­ле и про­из­во­ди­тель­ном капи­та­ле?) В какой сте­пе­ни, с дру­гой сто­ро­ны, оно сов­па­да­ет с недо­стат­ком денег как тако­вых, с недо­стат­ком средств обра­ще­ния?»[12]

В гла­вах ХХХII и XXXIII – реша­ю­щие заме­ча­ния, на кото­рые ссы­ла­ет­ся Энгельс. «В пери­о­ды угне­те­ния спрос на ссуд­ный капи­тал есть спрос на пла­теж­ные сред­ства и ниче­го более… Посколь­ку куп­цы и про­из­во­ди­те­ли могут доста­вить надеж­ное обес­пе­че­ние, спрос на пла­теж­ные сред­ства есть про­сто спрос на сред­ства для того, что­бы пре­вра­тить капи­тал в день­ги; посколь­ку же это не име­ет места, сле­до­ва­тель­но, посколь­ку аванс пла­теж­ных средств достав­ля­ет капи­та­ли­стам не толь­ко денеж­ную фор­му, необ­хо­ди­мую для пла­те­жа, но так­же недо­ста­ю­щий для этой цели экви­ва­лент в какой бы то ни было фор­ме, постоль­ку спрос на пла­теж­ные сред­ства есть спрос на денеж­ный капи­тал».[13] «Раз­ли­чие меж­ду выпус­ком средств обра­ще­ния и ссу­дой капи­та­ла обна­ру­жи­ва­ет­ся луч­ше все­го в про­цес­се дей­стви­тель­но­го вос­про­из­вод­ства… При раз­ви­том кре­дит­ном деле, когда день­ги кон­цен­три­ру­ют­ся в руках бан­ков, эти послед­ние и явля­ют­ся, по край­ней мере номи­наль­но, той сто­ро­ной, кото­рая аван­си­ру­ет день­ги. Тако­го рода аван­си­ро­ва­ние каса­ет­ся лишь денег, нахо­дя­щих­ся в обра­ще­нии. Это аван­си­ро­ва­ние средств обра­ще­ния, а не аван­си­ро­ва­ние капи­та­лов, при­во­ди­мых бла­го­да­ря это­му в обра­ще­ние»[14].

И, нако­нец, сле­ду­ю­щее чрез­вы­чай­но харак­тер­ное заме­ча­ние, выяв­ля­ю­щее точ­ку зре­ния Марк­са: «Спрос и пред­ло­же­ние ссуд­но­го капи­та­ла были бы тож­де­ствен­ны со спро­сом и пред­ло­же­ни­ем капи­та­ла вооб­ще… лишь в том слу­чае, если бы вовсе не суще­ство­ва­ло денеж­ных заи­мо­дав­цев, а вме­сто них име­лись бы капи­та­ли­сты, вла­де­ю­щие маши­на­ми, сыры­ми мате­ри­а­ла­ми и т. п. и отда­ю­щие эту свою соб­ствен­ность в ссу­ду или в наем – подоб­но тому, как теперь сда­ют­ся дома, – про­мыш­лен­ным капи­та­ли­стам, кото­рые сами явля­ют­ся соб­ствен­ни­ка­ми части этих пред­ме­тов. При таких обсто­я­тель­ствах пред­ло­же­ние ссуд­но­го капи­та­ла было бы тож­де­ствен­но с пред­ло­же­ни­ем эле­мен­тов про­из­вод­ства про­мыш­лен­ным капи­та­ли­стам или това­ров куп­цам»[15].

Коли­че­ство цитат мож­но было бы уве­ли­чить; но, дума­ет­ся нам, и при­ве­ден­ных вполне доста­точ­но для того, что­бы мож­но было судить, прав ли был Энгельс, когда он, про­дол­жая мысль Марк­са, нахо­дил, что нель­зя сва­ли­вать в одну кучу все раз­ли­ча­ю­щи­е­ся по сво­е­му содер­жа­нию сдел­ки, фигу­ри­ру­ю­щие в оби­хо­де капи­та­ли­сти­че­ской прак­ти­ки под одним общим назва­ни­ем кре­дит­ных. Совер­шен­но ясно, что Энгельс в сво­их при­ме­ча­ни­ях лишь систе­ма­ти­зи­ро­вал отдель­ные выска­зы­ва­ния Марк­са и на кон­крет­ных при­ме­рах иллю­стри­ро­вал при­ме­не­ние общих прин­ци­пов абстракт­ной тео­рии.

III.

Посколь­ку уче­ние о кре­ди­те есть часть марк­со­вой эко­но­ми­че­ской систе­мы и посколь­ку в осно­ве всех эко­но­ми­че­ских постро­е­ний Марк­са лежит его тео­рия сто­и­мо­сти, постоль­ку нам кажет­ся пра­виль­ным, исхо­дя из поня­тия сто­и­мо­сти, как основ­но­го, про­ана­ли­зи­ро­вать сна­ча­ла сущ­ность кре­дит­ной сдел­ки как тако­вой, и затем те «осо­бые фор­мы», кото­рые рас­смат­ри­ва­ет Энгельс.

Кате­го­рии, с кото­ры­ми нам в даль­ней­шем при­дет­ся иметь дело, это – товар, день­ги, капи­тал. Не раз­вер­ты­вая пол­но­стью их харак­те­ри­сти­ки, мы уста­но­вим лишь их отли­чи­тель­ные при­зна­ки с точ­ки зре­ния сто­и­мо­сти и лишь в той мере, в какой это нам нуж­но в дан­ном кон­крет­ном слу­чае.

В то вре­мя как товар мы можем мыс­лить, как един­ство сто­и­мо­сти и потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, для харак­те­ри­сти­ки денег и капи­та­ла нуж­но вве­сти функ­ци­о­наль­ный при­знак. День­ги – это сто­и­мость, выпол­ня­ю­щая одну или одно­вре­мен­но несколь­ко из функ­ций: мери­ла сто­и­мо­сти, сред­ства обра­ще­ния, сред­ства пла­те­жа или сокро­ви­ща. Капи­тал – сто­и­мость, при­но­ся­щая при­ба­воч­ную сто­и­мость.

Све­ден­ные к сво­е­му пер­во­ис­точ­ни­ку – день­ги и капи­тал – пред­став­ля­ют по суще­ству раз­ные функ­ции одной и той же суб­стан­ции. Одна и та же суб­стан­ция – сто­и­мость-товар в зави­си­мо­сти от того, какую она выпол­ня­ет в дан­ное вре­мя функ­цию, может являть­ся либо день­га­ми, либо капи­та­лом.

Когда мы гово­рим о това­ре, день­гах и капи­та­ле, мы име­ет дело не с застыв­ши­ми, ока­ме­нев­ши­ми обра­зо­ва­ни­я­ми. Посколь­ку в осно­ве этих явле­ний лежит сто­и­мость, – товар, день­ги, капи­тал – подвиж­ные обще­ствен­ные отно­ше­ния, пере­хо­дя­щие одно в дру­гое, одно дру­гое сме­ня­ю­щие.

Этих мето­до­ло­ги­че­ских пред­по­сы­лок не сле­ду­ет забы­вать, когда мы при­сту­па­ем к ана­ли­зу, сущ­ность кото­ро­го состо­ит в том, что­бы уметь отли­чать эти с одной сто­ро­ны столь близ­ко сопри­ка­са­ю­щи­е­ся с дру­гой сто­ро­ны столь раз­лич­ные кате­го­рии.

Общая фор­му­ла дви­же­ния сто­и­мо­сти при кре­дит­ной сдел­ке име­ет сле­ду­ю­щий вид:[16] D⟹D⟹Т⟹D’⟹D2

D нахо­дит­ся в кас­се кре­ди­то­ра.

Это – стоимость=деньги, посколь­ку, нахо­дясь в кас­се, D выпол­ня­ет функ­цию сокро­ви­ща.

Кре­ди­тор ссу­жа­ет D заем­щи­ку.

Он ссу­жа­ет D, как D, кото­рое вер­нет­ся в виде D = Δ D, т. е. дает заем­щи­ку сто­и­мость в фор­ме денег с тем, что эта сто­и­мость не толь­ко вер­нет­ся к нему (кре­ди­то­ру), но при­не­сет еще некий при­рост Δ, новую сто­и­мость.

Для кре­ди­то­ра с пере­да­чей D в руки заем­щи­ка это D пре­вра­ща­ет­ся в сто­и­мость, функ­ция кото­рой состо­ит в про­из­вод­стве при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти; сле­до­ва­тель­но, стоимость=деньги с момен­та пере­хо­да от кре­ди­то­ра к заем­щи­ку пре­вра­ща­ет­ся для кре­ди­то­ра в стоимость=капитал.

Для заем­щи­ка – если мы возь­мем кре­дит­ную сдел­ку в чистом виде, не ослож­нен­ную зало­гом и не в спе­ци­фи­че­ской фор­ме уче­та – полу­чен­ное им от кре­ди­то­ра D долж­но так­же функ­ци­о­ни­ро­вать в каче­стве пре­вра­ща­ю­ще­го­ся в новое D’, чре­ва­тое при­ба­воч­ной сто­и­мо­стью, т..е. D для заем­щи­ка – сто­и­мость, кото­рая при­но­сит стоимость=капитал.

Одна и та же сто­и­мость Б явля­ет­ся сто­и­мо­стью – день­га­ми пока нахо­дит­ся в кас­се кре­ди­то­ра и пре­вра­ща­ет­ся в сто­и­мость = капи­тал после пере­да­чи ее в каче­стве ссу­ды заем­щи­ку.

Этот слу­чай, соот­вет­ству­ю­щий в ком­мер­че­ской прак­ти­ке блан­ко­во­му кре­ди­ту, рас­смот­рен Энгель­сом под № 1.

Посмот­рим, что про­ис­хо­дит, когда в обес­пе­че­ние ссу­ды вно­сит­ся залог – у Энгель­са казус № 2. Для упро­ще­ния пред­по­ло­жим, что, во-пер­вых, в залог вне­сен товар и что, во-вто­рых, ссу­да выда­на в раз­ме­ре зало­га (обыч­но она мень­ше).

Мож­но ли этот слу­чай под­ве­сти под общую фор­му­лу кре­дит­ной сдел­ки D⟹D⟹Т⟹D’⟹D2? – Отнюдь нет.

У кре­ди­то­ра – сто­и­мость-день­ги. У заем­щи­ка – сто­и­мость-товар. В резуль­та­те ссу­ды под залог сто­и­мо­сти и кре­ди­то­ра и заем­щи­ка остал­ся преж­ние; тот и дру­гой обме­ни­ва­ют­ся лишь потре­би­тель­ны­ми сто­и­мо­стя­ми: у кре­ди­то­ра сто­и­мость из фор­мы денег пре­вра­ща­ет­ся в фор­му това­ра, у заем­щи­ка – из фор­мы това­ра – в фор­му денег.

Пер­вая часть нашей фор­му­лы

D⟹D,

кото­рая отоб­ра­жа­ет пере­ме­ще­ние сто­и­мо­сти от кре­ди­то­ра к заем­щи­ку при блан­ко­вом кре­ди­те, теперь выгля­дит так:

D⇆D

При пред­по­ло­же­нии, что ссуда=залогу (в дей­стви­тель­но­сти она обыч­но мень­ше, и это лишь укреп­ля­ет нашу пози­цию) рав­но­ве­ли­кие сто­и­мо­сти про­де­лы­ва­ют пря­мо про­ти­во­по­лож­ные дви­же­ния. С точ­ки зре­ния пере­ме­ще­ния сто­и­мо­сти (а если мы гово­рим о ссу­де капи­та­ла, то речь идет имен­но о сто­и­мо­сти) после сдел­ки нет ника­ких изме­не­ний по срав­не­нию с тем, что было до сдел­ки.

В пред­при­я­тии заем­щи­ка функ­ци­о­ни­ру­ет в каче­стве капи­та­ла сто­и­мость, кото­рая была в пред­при­я­тии и до зай­ма (в фор­ме това­ра), кре­ди­тор полу­ча­ет про­цент за предо­став­ле­ние не сто­и­мо­сти, а потре­би­тель­ной сто­и­мо­сти, за пре­вра­ще­ние сто­и­мо­сти заем­щи­ка из одной фор­мы в дру­гую.

С точ­ки зре­ния тех авто­ров, кото­рые выдви­га­ют момент дове­рия, как основ­ной при­знак кре­ди­та, рав­но как и тех, кото­рые при­да­ют суще­ствен­ное зна­че­ние фор­маль­но­му юри­ди­че­ско­му при­зна­ку и счи­та­ют харак­тер­ным для кре­дит­ных сде­лок обра­ще­ние в пред­при­я­тии заем­щи­ка чужо­го капи­та­ла, ссу­да под залог не долж­на бы, соб­ствен­но, фигу­ри­ро­вать в чис­ле кре­дит­ных сде­лок.

Когда мы на осно­ва­нии ана­ли­за ссу­ды под залог утвер­жда­ем, что в дан­ном слу­чае дело идет о полу­че­нии заем­щи­ком от кре­ди­то­ра денег, а не капи­та­ла, то в такой общей фор­ме наше утвер­жде­ние име­ет силу лишь при так назы­ва­е­мых нор­маль­ных усло­ви­ях.

При диа­лек­ти­че­ском рас­смот­ре­нии явле­ний эко­но­ми­че­ской дей­стви­тель­но­сти мыс­ли­ма такая ком­би­на­ция усло­вий, когда ссу­да денег при нашей сдел­ке может пре­вра­тить­ся в ссу­ду капи­та­ла. Но тогда дело будет итти о моди­фи­ка­ции основ­но­го явле­ния.

Допу­стим, напри­мер, что заем сде­лан в момент бла­го­при­ят­ной конъ­юнк­ту­ры, и заем­щи­ку под залог 1.000 пуд. хле­ба, оце­нен­ных в 1000 руб., выда­ли ссу­ду в 750 руб. С нашей точ­ки зре­ния в дан­ном слу­чае име­ет место ссу­да денег. Через неко­то­рое вре­мя конъ­юнк­ту­ра рез­ко изме­ни­лась к худ­ше­му и зало­жен­ный хлеб оце­ни­ва­ет­ся теперь в 500 руб. Даль­ше, если допу­стить, что заем­щик не внес по тре­бо­ва­нию кре­ди­то­ра допол­ни­тель­но­го обес­пе­че­ния и что кре­ди­тор не успел вовре­мя реа­ли­зо­вать зало­жен­ный хлеб по доста­точ­но высо­кой цене, то созда­ет­ся такое поло­же­ние, что 250 р. (раз­ни­ца меж­ду ссу­дой и зало­гом) функ­ци­о­ни­ру­ют в пред­при­я­тии заем­щи­ка, как допол­ни­тель­ный капи­тал: из сто­и­мо­сти-денег, чем была ссу­да в момент заклю­че­ния сдел­ки, часть полу­чен­ной ссу­ды пре­вра­ти­лась в сто­и­мость-капи­тал.

Если при­нять во вни­ма­ние раз­лич­ные моди­фи­ка­ции, кото­рые могут иметь место, то воз­мо­жен и такой, каза­лось бы, пара­док­саль­ный слу­чай – пара­док­саль­ный с точ­ки зре­ния сто­рон­ни­ков взгля­да, что при сдел­ке № 2 все­гда ссу­жа­ет­ся допол­ни­тель­ный капи­тал – когда заем­щик не толь­ко не полу­ча­ет допол­ни­тель­но­го капи­та­ла, а, наобо­рот, капи­тал полу­ча­ет кре­ди­тор.

Мы не будем касать­ся ростов­щи­че­ских сде­лок. Но, если, сле­дуя проф. Каце­не­лен­ба­у­му, вклю­чим в чис­ло кре­дит­ных сде­лок и потре­би­тель­ски-кре­дит­ные сдел­ки, и про­ана­ли­зи­ру­ем лом­бард­ные опе­ра­ции, то, несо­мнен­но, обна­ру­жит­ся мас­са слу­ча­ев, когда в конеч­ном сче­те изли­шек сто­и­мо­сти оста­ет­ся в руках кре­ди­то­ра и функ­ци­о­ни­руя в каче­стве сто­и­мо­сти, при­но­ся­щей при­ба­воч­ную сто­и­мость, пре­вра­ща­ет­ся в капи­тал[17]. В то вре­мя как по внеш­ней сво­ей фор­ме эти сдел­ки в оби­хо­де житей­ской ком­мер­че­ской прак­ти­ки фигу­ри­ру­ют в каче­стве ссу­ды заем­щи­ку и с точ­ки зре­ния проф. Каце­не­лен­ба­у­ма явля­ют­ся ссу­дой капи­та­ла, на деле они явля­ют­ся даже не ссу­дой, а пол­ной пере­да­чей в соб­ствен­ность так назы­ва­е­мым заем­щи­кам так назы­ва­е­мо­му кре­ди­то­ру сто­и­мо­сти-капи­та­ла.

Внеш­няя фор­ма сдел­ки и внут­рен­нее содер­жа­ние ее нахо­дят­ся в дан­ном слу­чае в несо­мнен­ном про­ти­во­ре­чии.

С точ­ки зре­ния того, как явле­ние выгля­дит с внеш­ней сто­ро­ны и с чем мы име­ем дело в дей­стви­тель­но­сти, с точ­ки зре­ния раз­ли­че­ния фор­маль­но-юри­ди­че­ской внеш­но­сти и эко­но­ми­че­ской сущ­но­сти, кото­рую мож­но рас­по­знать исклю­чи­тель­но при помо­щи ана­ли­за сто­и­мост­ных отно­ше­ний, не пред­ста­вит труд­но­сти решить вопрос, если мы услож­ним наш при­мер пред­по­ло­же­ни­ем, что в залог вне­сен не товар, а цен­ные бума­ги, либо возь­мем сдел­ку, рас­смат­ри­ва­е­мую Энгель­сом под № 3.

IV.

Высту­пая сто­рон­ни­ком мони­сти­че­ско­го пони­ма­ния денеж­но­го рын­ка, дроф. Каце­не­лен­ба­ум не дает кри­ти­че­ско­го раз­бо­ра точ­ки зре­ния сто­рон­ни­ков раз­ли­че­ния денег и капи­та­ла. В отно­ше­нии упо­ми­на­е­мо­го им Тука это­го не нуж­но, посколь­ку взгля­ды послед­не­го в доста­точ­ной мере пол­но разо­бра­ны и опро­верг­ну­ты Марк­сом.

Не труд­но было так­же ему раз­де­лать­ся с точ­кой зре­ния авто­ров сбор­ни­ка «Рус­ские бир­же­вые цен­но­сти 1914 – 1915 г.г.»: нена­уч­ное раз­ли­че­ние денег и капи­та­ла не пред­став­ля­ет труд­но­сти для опро­вер­же­ния. Хотя нуж­но при­знать, что кри­ти­че­ские заме­ча­ния про­фес­со­ра с мето­до­ло­ги­че­ской точ­ки зре­ния непра­виль­ны.

При­зна­вая нена­уч­ным деле­ние сто­и­мо­сти на день­ги и капи­тал на осно­ва­нии коли­че­ствен­но­го при­зна­ка[18], мы все же долж­ны кон­ста­ти­ро­вать, что в осно­ве это­го деле­ния лежит совер­шен­но пра­виль­но вво­ди­мый в поня­тие капи­та­ла коли­че­ствен­ный момент. Посколь­ку капи­тал есть сто­и­мость, при­но­ся­щая при­ба­воч­ную сто­и­мость, а в усло­ви­ях капи­та­ли­сти­че­ской дей­стви­тель­но­сти сто­и­мость для того, что­бы при­но­сить при­ба­воч­ную сто­и­мость, долж­на иметь неко­то­рую вели­чи­ну, опре­де­ля­е­мую кон­крет­ны­ми усло­ви­я­ми каж­до­го отдель­но­го пред­при­я­тия, постоль­ку, по наше­му мне­нию, коли­че­ствен­ный момент вхо­дит в поня­тие капи­та­ла.

Мето­до­ло­ги­че­ски непра­виль­но опро­вер­гать точ­ку зре­ния авто­ров арни­ка предъ­яв­ле­ни­ем тре­бо­ва­ния уста­но­вить циф­ру, с кото­рой дан­ная сум­ма денег ста­но­вит­ся капи­та­лом. «Рань­ше все­го, что соб­ствен­но пред­став­ля­ют собою «день­ги, соеди­нен­ные в мас­сы» и в чем отли­чие этих денег от «денег про­сто»? Уста­но­вить здесь какую бы то ни было логи­че­скую грань не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным. Что такое «мас­са денег», кото­рой мож­но при­сво­ить назва­ние капи­та­ла, есть ли это 10, 100, 1.000 или мил­ли­он руб­лей? До како­го раз­ме­ра сум­ма денег пред­став­ля­ет­ся «день­га­ми про­сто» и с како­го раз­ме­ра она пре­вра­ща­ет­ся в мас­су?»[19]. – Тео­ре­ти­че­ская эко­но­мия не зани­ма­ет­ся состав­ле­ни­ем прейс­ку­ран­тов.

Ошиб­ка авто­ров состо­ит в том, что они хотят в осно­ву клас­си­фи­ка­ции поло­жить при­знак, име­ю­щий зна­че­ние лишь для части явле­ний, кото­рые под­ле­жат клас­си­фи­ка­ции – для капи­та­ла, и ника­ко­го зна­че­ния для дру­гой груп­пы явле­ний – для денег.

Упо­ми­на­ни­ем о Туке и опро­вер­же­ни­ем точ­ки зре­ния авто­ров сбор­ни­ка огра­ни­чи­ва­ет­ся кри­ти­че­ская часть отде­ла, посвя­щен­но­го кон­тро­вер­зе о день­гах и капи­та­ле. Стран­ным кажет­ся, что автор совер­шен­но обо­шел мол­ча­ни­ем Марк­са и Энгель­са, взгля­ды кото­рых — ему несо­мнен­но извест­ны, посколь­ку он при­ни­ма­ет марк­со­ву тео­рию кре­ди­та.

Пере­хо­дя к обос­но­ва­нию сво­ей точ­ки зре­ния, про­фес­сор Каце­не­лен­ба­ум ста­вит аль­тер­на­тив­ный вопрос: «Что сле­ду­ет пони­мать под тем «капи­та­лом», кото­рый пере­да­ет­ся в дан­ном слу­чае в чужое пред­при­я­тие для обра­ще­ния, надо ли под ним пони­мать капи­тал в вещ­ной фор­ме, в фор­ме всех раз­но­вид­но­стей вещ­но­го капи­та­ла, или же под ним сле­ду­ет пони­мать капи­тал в фор­ме денеж­ных зна­ков? Лежит ли в осно­ве кре­ди­та пере­да­ча чужо­му пред­при­я­тию зда­ний, ору­дий про­из­вод­ства, сырья или же в дан­ном слу­чае речь идет о пере­да­че в чужое пред­при­я­тие моне­ты?»[20].

Преж­де все­го на счет «моне­ты». «Моне­та» вме­сто «денег» пуще­на авто­ром в обо­рот, оче­вид­но, для вяще­го посрам­ле­ния про­тив­ни­ков: не нам, разу­ме­ет­ся, объ­яс­нять авто­ру двух­том­но­го «Уче­ния о день­гах», что меж­ду «моне­той» и «день­га­ми» – дистан­ция огром­но­го раз­ме­ра, что «день­га­ми» в нашем брен­ном мире инте­ре­су­ют­ся мно­гие, в том чис­ле часто и те, кто ищет так назы­ва­е­мо­го кре­ди­та, а для того, чтоб най­ти инте­ре­су­ю­щих­ся «моне­той», при­дет­ся, пожа­луй, обра­тить­ся к лите­ра­тур­ным образ­цам и занять­ся пси­хо­ло­ги­ей Ску­по­го рыца­ря и Плюш­ки­на.

На постав­лен­ный выше вопрос автор отве­ча­ет: «Не труд­но видеть, что в осно­ве кре­ди­та лежит пере­да­ча одни­ми лица­ми дру­гим для вре­мен­но­го обра­ще­ния в их пред­при­я­ти­ях вещ­но­го капи­та­ла, а отнюдь не моне­ты» (там же). Любо­пыт­но сопо­ста­вить это со взгля­дом, выска­зан­ным в свое вре­мя г. Нор­ма­ном, дирек­то­ром Англий­ско­го бан­ка, при опро­се его в пар­ла­мент­ской комис­сии. «Не угод­но ли будет вам пояс­нить, что разу­ме­е­те вы под капи­та­лом, поми­мо банк­нот и метал­ли­че­ских денег? – Я пола­гаю, что обык­но­вен­ное опре­де­ле­ние капи­та­ла тако­во: это това­ры или услу­ги, упо­треб­ля­е­мые в про­из­вод­стве 3636. – Все ли това­ры вы вклю­ча­е­те в сло­во капи­тал, когда гово­ри­те о про­цен­те? – Все това­ры, упо­треб­ля­е­мые в про­из­вод­стве 3637. – Все это вы разу­ме­е­те под сло­вом капи­тал, когда гово­ри­те о про­цен­те? – Да. Допу­стим, что хлоп­ча­то­бу­маж­но­му фаб­ри­кан­ту тре­бу­ет­ся хло­пок для сво­ей фаб­ри­ки; по всей веро­ят­но­сти, он раз­до­бу­дет его таким обра­зом, что возь­мет ссу­ду у сво­е­го бан­ки­ра н отпра­вит­ся с полу­чен­ны­ми таким обра­зом банк­но­та­ми в Ливер­пуль и купит хло­пок. Что ему дей­стви­тель­но тре­бу­ет­ся, так это хло­пок; банк­но­ты или золо­то ему тре­бу­ют­ся толь­ко как сред­ство полу­чить хло­пок. Или, напр., ему тре­бу­ют­ся сред­ства для рас­пла­ты с рабо­чи­ми; тогда он сно­ва зани­ма­ет банк­но­ты и упла­чи­ва­ет ими зара­бот­ную пла­ту сво­им рабо­чим; рабо­чим, в свою оче­редь, тре­бу­ет­ся пища и квар­ти­ра, и день­ги явля­ют­ся сред­ством для пла­те­жа за них»[21].

Вся­кий бес­при­страст­ный чита­тель заме­тит, что в поло­же­нии, выстав­лен­ном проф. Каце­не­лен­ба­у­мом, и в при­ве­ден­ных толь­ко что рас­суж­де­ни­ях о капи­та­ле и день­гах г‑на Нор­ма­на име­ет­ся чрез­вы­чай­но мно­го обще­го и в первую голо­ву то «…откры­тие, что банк­но­ты и золо­то явля­ют­ся сред­ством что-нибудь купить, что их берут взай­мы не ради их самих»[22].

В даль­ней­шем, в резуль­та­те ана­ли­за роли денег в кре­дит­ных сдел­ках, про­фес­сор в сле­ду­ю­щих сло­вах резю­ми­ру­ет свой вывод: «В совре­мен­ном хозяй­стве каж­дая кре­дит­ная сдел­ка явля­ет­ся по суще­ству пере­да­чей чужо­му пред­при­я­тию для вре­мен­но­го обра­ще­ния извест­ной доли наци­о­наль­но­го вещ­но­го капи­та­ла, а по фор­ме – пере­да­чей заем­щи­ку со сто­ро­ны кре­ди­то­ра извест­ной сум­мы денег» (цит. соч., 21 стр.).

Поло­же­ние без­услов­но пра­виль­ное, если б оно было отне­се­но не к «каж­дой кре­дит­ной сдел­ке», а толь­ко к тому типу их, кото­рый может быть под­ве­ден под кате­го­рию сде­лок блан­ко­во­го кре­ди­та. Посколь­ку же поня­ти­ем кре­дит­ные сдел­ки охва­ты­ва­ют­ся так­же и ссу­да под залог и учет – а проф. Каце­не­лен­ба­ум их не выде­ля­ет, сле­до­ва­тель­но, и к ним отно­сит свой вывод – постоль­ку это поло­же­ние, как мы наде­ем­ся, дока­за­ли выше, непра­виль­но.

Если автор, при­ни­мая уче­ние Марк­са о кре­ди­те, при­ни­ма­ет так­же его уче­ние о капи­та­ле – что было бы вполне есте­ствен­но, ибо у Марк­са все части его эко­но­ми­че­ской систе­мы нахо­дят­ся в орга­ни­че­ской свя­зи, – то нуж­но было бы дока­зать, где ошиб­ка в рас­суж­де­ни­ях Энгель­са и Марк­са, выде­ля­ю­щих ссу­ду под залог, как сдел­ку, в кото­рой мы име­ем дело с ссу­дой денег, а не капи­та­ла[23]. Если же у авто­ра име­ет­ся свое пони­ма­ние капи­та­ла, то нуж­но было бы позна­ко­мить с ним чита­те­ля, и тогда выяс­ни­лось бы, насколь­ко оно сов­ме­сти­мо с уче­ни­ем Марк­са о кре­ди­те.

Отсут­ствие ясно­го опре­де­ле­ния поня­тия «капи­тал» тем более досад­но, что по отдель­ным заме­ча­ни­ям, раз­бро­сан­ным в раз­ных местах кни­ги, может соста­вить­ся впе­чат­ле­ние, что автор слиш­ком «ове­ществ­ля­ет» капи­тал и в сво­ем пони­ма­нии при­бли­жа­ет­ся к трак­тов­ке капи­та­ла, как «това­ров, упо­треб­ля­е­мых в про­из­вод­стве», а такая трак­тов­ка идет враз­рез с марк­со­вым уче­ни­ем о капи­та­ле и вряд ли сов­ме­сти­ма с его уче­ни­ем о кре­ди­те.

Для учеб­ни­ка, быть может, и доста­точ­но тех аргу­мен­тов, кото­рые при­во­дит автор в защи­ту сво­е­го взгля­да, но для науч­но­го обос­но­ва­ния спор­но­го поло­же­ния их, разу­ме­ет­ся, мало. Поста­вив себе зада­чу дока­зать, что «все эти пред­по­ло­же­ния о суще­ство­ва­нии двух раз­но­вид­но­стей явле­ния кре­ди­та, кре­ди­та, как спро­са и пред­ло­же­ния денег, и кре­ди­та, как спро­са и пред­ло­же­ния капи­та­лов, осно­ва­ны на недо­ра­зу­ме­нии», автор выпол­нил лишь часть зада­чи: он дока­зал, что при кре­дит­ных сдел­ках речь идет вооб­ще об обра­ще­нии капи­та­ла, и скон­стру­и­ро­вал поня­тие кре­ди­та, соот­вет­ству­ю­щее одной груп­пе явле­ний – явле­ни­ям типа так назы­ва­е­мо­го блан­ко­во­го кре­ди­та. Проф. Каце­не­лен­ба­у­му несо­мнен­но не уда­лось опро­верг­нуть взгля­ды тех, кто раз­ли­ча­ет день­ги и капи­тал при кре­дит­ных сдел­ках и обос­но­вы­ва­ет свою точ­ку зре­ния тео­ре­ти­че­ски – не так, как это сде­ла­ли авто­ры ста­тей выше­упо­мя­ну­то­го сбор­ни­ка «Рус­ские бир­же­вые цен­но­сти 1914 — 1915г.г.» – в част­но­сти аргу­мен­та­ци­ей про­фес­со­ра совер­шен­но не заде­ты взгля­ды Марк­са и Энгель­са, а из более совре­мен­ных сто­рон­ни­ков раз­ли­че­ния средств обра­ще­ния и капи­та­ла – Р. Гиль­фер­дин­га[24].

Ошиб­ка проф. Каце­не­лен­ба­у­ма состо­ит в том, что он кон­стру­и­ру­ет общее поня­тие кре­ди­та, исхо­дя – созна­тель­но или бес­со­зна­тель­но – из слу­чая блан­ко­во­го кре­ди­та. Под создан­ное таким обра­зом поня­тие кре­ди­та автор меха­ни­че­ски под­во­дит затем все сдел­ки, фигу­ри­ру­ю­щие в хозяй­ствен­ном оби­хо­де под назва­ни­ем кре­дит­ных. Ана­ли­за «осо­бых форм» про­фес­сор не дает.

Если при­нять опре­де­ле­ние авто­ра, по кото­ро­му «кре­дит есть такая фор­ма меж­ду­хо­зяй­ствен­но­го обо­ро­та, при кото­рой капи­тал пере­да­ет­ся на вре­мя для обра­ще­ния в чужое пред­при­я­тие с целью извле­че­ния дохо­да» и при­знать, что эта фор­му­ла име­ет силу для всех так назы­ва­е­мых кре­дит­ных сде­лок, в том чис­ле и для. ссу­ды под залог, тогда при­дет­ся так­же при­знать, что в послед­нем слу­чае, как и в слу­чае блан­ко­во­го кре­ди­та, име­ет место пере­да­ча допол­ни­тель­но­го капи­та­ла в пред­при­я­тие заем­щи­ка. Или, пере­во­дя это на язык цифр, полу­чим: если в пред­при­я­тии было това­ра на 1.000 руб. и заем­щик зало­жил его – допу­стим для упро­ще­ния, что ссу­да рав­на зало­гу – за 1.000 руб., то теперь в пред­при­я­тии вме­сто одной – две тыся­чи руб­лей.

Выше, при помо­щи абстракт­но­го ана­ли­за, мы иссле­до­ва­ли явле­ния, име­ю­щие место в дан­ном слу­чае, и виде­ли, что такое утвер­жде­ние несо­сто­я­тель­но. Но и с эмпи­ри­че­ской точ­ки зре­ния мож­но убе­дить­ся в непра­виль­но­сти его. Уже про­стая бух­гал­тер­ская запись, име­ю­щая сво­ей зада­чей в первую голо­ву фото­гра­фи­ро­ва­ние про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щей в хозяй­стве, кон­ста­ти­ру­ет раз­ни­цу в при­ро­де сде­лок № 1 и № 2: в то вре­мя, как в пер­вом слу­чае она реги­стри­ру­ет одно дви­же­ние «веще­ствен­но­го» харак­те­ра от кре­ди­то­ра к заем­щи­ку и про­ти­во­по­лож­ное дви­же­ние «неве­ще­ствен­но­го» харак­те­ра (обя­за­тель­ство) от заем­щи­ка к кре­ди­то­ру, во вто­ром слу­чае реги­стри­ру­ют­ся два вза­им­но-про­ти­во­по­лож­ных дви­же­ния и оба «веще­ствен­но­го» харак­те­ра. Вполне реаль­ная ося­за­е­мая сущ­ность этих дви­же­ний сама за себя уже кое-что гово­рит.

Осо­бен­но нагляд­ной ста­нет оши­боч­ность утвер­жде­ния, что при ссу­де под залог в пред­при­я­тии заем­щи­ка нали­цо два капи­та­ла – соб­ствен­ный, отдан­ный в залог, и допол­ни­тель­ный, полу­чен­ный от кре­ди­то­ра – если взять тот слу­чай, когда «нор­маль­ное» тече­ние сдел­ки нару­ша­ет­ся. Пред­по­ло­жим, что заем­щик не может вер­нуть ссу­ды – пото­му ли, что его пред­при­я­тие убы­точ­но, пото­му ли, что ссу­да даже не «дошла» до пред­при­я­тия: заем­щик поте­рял, рас­тра­тил или т. п. день­ги, полу­чен­ные от кре­ди­то­ра. Какой «капи­тал» выбы­ва­ет в этом слу­чае из пред­при­я­тия – если решать вопрос не с фор­маль­ной точ­ки зре­ния, а по суще­ству, с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ско­го эффек­та – 1.000 или 2.000 руб.? – Вряд ли кто-либо затруд­нит­ся отве­тить.

Не спа­сут поло­же­ния так­же ссыл­ки на то, что посколь­ку весь риск в отно­ше­нии зало­га – вся при­быль и весь убы­ток – ложит­ся на пай­щи­ка, сле­до­ва­тель­но, зало­жен­ный заем­щи­ком товар, цен­ные бума­ги и т. п. нуж­но счи­тать его, заем­щи­ка, капи­та­лом наря­ду и одно­вре­мен­но с той сум­мой, кото­рая вхо­дит в пред­при­я­тие заем­щи­ка от кре­ди­то­ра. Нель­зя про­во­дить ана­ло­гию меж­ду тем поло­же­ни­ем, когда товар лежит на скла­де у буду­ще­го заем­щи­ка, и тем, когда тот же товар функ­ци­о­ни­ру­ет в каче­стве зало­га. Капи­тал в товар­ной фор­ме на скла­де у заем­щи­ка – потен­ци­аль­ный капи­тал для пред­при­я­тия, посколь­ку в любой момент его мож­но реа­ли­зо­вать, хотя бы даже и с убыт­ком, и заста­вить функ­ци­о­ни­ро­вать в истин­ной его роли – сто­и­мо­сти, при­но­ся­щей при­ба­воч­ную сто­и­мость. Если же допу­стить, что нель­зя реа­ли­зо­вать товар, то вряд ли он в таком слу­чае смо­жет быть исполь­зо­ван в каче­стве зало­га. Ссу­ды под залог выда­ют­ся лишь при том усло­вии, что залог име­ет какую-либо цену: ссу­да – обыч­но какая-то дробь зало­га.

Попа­дая к кре­ди­то­ру, товар-залог свя­зы­ва­ет­ся, и усло­ви­ем его осво­бож­де­ния явля­ет­ся воз­врат кре­ди­то­ру экви­ва­лен­та; при­быль и убы­ток в отно­ше­нии его не явля­ет­ся резуль­та­том его функ­ци­о­ни­ро­ва­ния в каче­стве капи­та­ла, как тако­во­го, в пред­при­я­тии заем­щи­ка. Повы­ше­ние и пони­же­ние его сто­и­мо­сти в свя­зи с изме­не­ни­ем конъ­юнк­ту­ры про­ис­хо­дит как бы «сами собой». Те явле­ния, кото­рые име­ют место при изме­не­нии сто­и­мо­сти зало­га, если не фети­ши­зи­ро­вать при­быль и убы­ток, лишь под­твер­жда­ют, спра­вед­ли­вость поло­же­ния, что в дан­ном слу­чае дело идет об одной сто­и­мо­сти – для пред­при­я­тия заем­щи­ка, – но в раз­ных фор­мах.

В самом деле, что зна­чит – полу­че­на при­быль на товар, нахо­дя­щий­ся у кре­ди­то­ра в каче­стве зало­га? Если про­ана­ли­зи­ро­вать, что при этом про­ис­хо­дит во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях заем­щи­ка и кре­ди­то­ра, то мы уви­дим, что это обо­зна­ча­ет воз­мож­ность уве­ли­че­ния, а обык­но­вен­но и фак­ти­че­ское уве­ли­че­ние ссу­ды в соот­вет­ствен­ной про­пор­ции. Обрат­но – в чем про­яв­ля­ет­ся убы­ток на това­ре, отдан­ном в залог? – Эко­но­ми­че­ский эффект убыт­ка – тре­бо­ва­ние допол­ни­тель­но­го обес­пе­че­ния, либо воз­вра­та ссу­ды. Наи­бо­лее ося­за­тель­но обна­ру­жи­ва­ет­ся связь меж­ду коле­ба­ни­я­ми вели­чи­ны обес­пе­че­ния и вели­чи­ны ссу­ды в так назы­ва­е­мых онколь­ных сче­тах.

В этом имен­но и заклю­ча­ет­ся не фор­маль­но-юри­ди­че­ская, а прин­ци­пи­аль­ная раз­ни­ца – раз­ни­ца в эко­но­ми­че­ской при­ро­де – меж­ду куп­лей-про­да­жей и ссу­дой под залог. В пер­вом слу­чае про­ис­хо­дит окон­ча­тель­ный обмен экви­ва­лен­та­ми; при ссу­де – услов­ный. Коле­ба­ния в сто­и­мо­сти зало­га – при­быль или убы­ток – непо­сред­ствен­но отра­жа­ют­ся на ссу­де: сто­и­мость-капи­тал в пред­при­я­тии заем­щи­ка после ссу­ды, как и до ссу­ды, одна. Ее изме­не­ния обна­ру­жи­ва­ют­ся, как созвуч­ные коле­ба­ния экви­ва­лен­тов.

Для уяс­не­ния при­ро­ды того или ино­го явле­ния сле­ду­ет изу­чать его не толь­ко в нор­маль­ных усло­ви­ях, но так­же и в усло­ви­ях нару­шен­но­го рав­но­ве­сия систе­мы. Сто­рон­ни­ки мони­сти­че­ско­го взгля­да на при­ро­ду кре­дит­ных сде­лок, как сде­лок, при кото­рых име­ет место все­гда толь­ко ссу­да капи­та­ла, долж­ны были бы взять на себя труд объ­яс­нить, в чем нуж­да­ют­ся фаб­ри­кан­ты, куп­цы и т. д. «в извест­ные момен­ты кри­зи­са, имен­но при пол­ном кру­ше­нии кре­ди­та, когда ста­но­вит­ся невоз­мож­ным не толь­ко про­да­вать това­ры и цен­ные бума­ги, но, и учи­ты­вать век­се­ля, и когда не оста­ет­ся ниче­го ино­го, как пла­теж налич­ны­ми или, как гово­рят куп­цы, кас­са?»[25]. В чем нуж­да тогда – в вещ­ном ли капи­та­ле, кото­рый име­ет­ся в изоби­лии, или в день­гах, как тако­вых, в их функ­ции пла­теж­но­го сред­ства?

Нет ниче­го уди­ви­тель­но­го в том, что англий­ские бан­ко­вые дель­цы не слиш­ком тон­ко раз­би­ра­лись в дета­лях тео­ре­ти­ко-эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за. Здо­ро­вый инстинкт прак­ти­ков и здра­вый смысл людей дела заме­ня­ли им тео­ре­ти­че­ские пред­по­сыл­ки в их «эко­но­ми­че­ской поли­ти­ке»… «В глу­бине души у него (Нор­ма­на. А. М.), Овер­сто­на и дру­гих про­ро­ков currency principle таит­ся нечи­стая совесть, так как они путем искус­ствен­но­го зако­но­да­тель­но­го вме­ша­тель­ства стре­ми­лись сде­лать капи­тал из сред­ства обра­ще­ния как тако­во­го и повы­сить про­цент»[26].

Тук про­ра­бо­тал колос­саль­ный кон­крет­ный мате­ри­ал для сво­ей «Исто­рии цен». Чутьем иссле­до­ва­те­ля-эмпи­ри­ка он нащу­пал пра­виль­ное реше­ние про­бле­мы – раз­ли­че­ние денег и капи­та­ла, но не смог его тео­ре­ти­че­ски обос­но­вать.

Маркс и Энгельс, руко­вод­ству­ясь мето­дом сто­и­мост­но­го рас­смот­ре­ния явле­ний капи­та­ли­сти­че­ско­го хозяй­ства, дали совер­шен­но опре­де­лен­ное и ясное реше­ние спор­но­го вопро­са. На тех же самых стра­ни­цах, на кото­рых Маркс раз­вер­ты­ва­ет свое пони­ма­ние кре­ди­та, он уста­нав­ли­ва­ет так­же раз­ли­че­ние средств обра­ще­ния и капи­та­ла. Проф. Каце­не­лен­ба­у­му, с одной сто­ро­ны при­ни­ма­ю­ще­му марк­со­ву тео­рию кре­ди­та, с дру­гой сто­ро­ны, высту­па­ю­ще­му сто­рон­ни­ком «мони­сти­че­ско­го» пони­ма­ния денеж­но­го рын­ка, нуж­но было либо дока­зать оши­боч­ность марк­со­ва реше­ния рас­смат­ри­ва­е­мой нами кон­тро­вер­зы, либо свое мони­сти­че­ское реше­ние доста­точ­но обос­но­вать и свя­зать с тео­ри­ей сто­и­мо­сти, на кото­рую опи­ра­ет­ся в конеч­ном сче­те тео­рия кре­ди­та. Ни того, ни дру­го­го мы в «Уче­нии о день­гах и кре­ди­те» не нахо­дим.

Примечания

[1] 3.С. Каце­не­лен­ба­ум. «Уче­ние о день­гах и кре­ди­те», ч. II.: «Кре­дит и кре­дит­ные учре­жде­ния», Яро­славль 1922 г., лек­ция 2‑я: «Денеж­ный рынок».

[2] Ср. два вари­ан­та тео­рии Тука. «Но при этом про­смат­ри­ва­ет­ся то, что толь­ко те экзем­пля­ры, кото­рые обра­зу­ют внут­рен­нее обра­ще­ние стра­ны, могут быть обо­зна­ча­е­мы назва­ни­ем денеж­но­го обра­ще­ния стра­ны, меж­ду тем как нече­ка­нен­ное золо­то сле­ду­ет рас­смат­ри­вать толь­ко как капи­тал. Раз­ли­чие меж­ду метал­лом как това­ром или капи­та­лом и моне­тою как день­га­ми или обра­ще­ни­ем стра­ны может быть пока­за­но в тех слу­ча­ях когда чекан­ка под­вер­га­ет­ся упла­те монет­но­го нало­га, или где, как в Гам­бур­ге, упо­тре­би­тель­ные в еже­днев­ных сооб­ще­ни­ях день­ги (Courant-geld) состо­ят глав­ным обра­зом из раз­лич­ных чужих сор­тов моне­ты, кото­рая по услов­ной цен­но­сти пере­хо­дит из рук в руки, меж­ду тем как все пла­те­жи в тор­го­вых делах про­из­во­дят­ся на бан­ко­вые день­ги (Banco-geld), т. е. через пере­вод капи­та­лов, кото­рые в виде чисто­го сереб­ра лежат в бан­ках». (Выдерж­ки из сочи­не­ния Тука «Исто­рия цен». – «Сочи­не­ния Дави­да Рикар­до». Пере­вод Н. Зибе­ра. С.-Петербург 1882 г., стр. 655 – 656.)
Совер­шен­но иной кри­те­рий пред­ла­га­ет Тук для раз­ли­че­ния средств обра­ще­ния и капи­та­ла в дру­гом месте сво­е­го тру­да. «Бан­кир­ское дело, остав­ляя в сто­роне выпуск банк­нот с пла­те­жом предъ­яви­те­лю, может быть раз­де­ле­но на две отрас­ли, отве­ча­ю­щие уста­нов­лен­но­му Ада­мом Сми­том деле­нию сде­лок меж­ду тор­гов­ца­ми и тор­гов­ца­ми и меж­ду тор­гов­ца­ми и потре­би­те­ля­ми. Одна отрасль бан­кир­ско­го дела состо­ит в том, что­бы соби­рать капи­тал с тех, кто не име­ет непо­сред­ствен­но­го поме­ще­ния для него, и рас­пре­де­лять его или пере­да­вать тем, кто име­ет для него поме­ще­ние. Дру­гая отрасль состо­ит в том. что­бы при­ни­мать вкла­ды из дохо­да сво­их кли­ен­тов и упла­чи­вать им сум­му, когда она им пона­до­бит­ся на пред­ме­ты потреб­ле­ния… Пер­вая есть обра­ще­ние капи­та­ла, послед­няя – обра­ще­ние средств обра­ще­ния». (Цит. по «Капи­та­лу», т. III, ч. 1‑я, изд. Гос. Изд. 1922 г., стр. 428, при­меч.) См. отно­ся­щи­е­ся к это­му взгля­ду Тука заме­ча­ния Марк­са в XXVIII гл. III т. 1‑й ч. «Капи­та­ла».

[3] Ср. «Капи­тал», т. III, ч. 1, гл. XXVI, и т. III, ч. 2, гл. XXXII.

[4] В таком имен­но смыс­ле был постав­лен вопрос проф. Каце­не­лен­ба­у­мом в семи­на­рии тео­ре­ти­че­ской эко­но­мии Инсти­ту­та Кра­сой Про­фес­су­ры. По мне­нию про­фес­со­ра, Энгельс непра­виль­но тол­ку­ет Марк­са в сво­их при­ме­ча­ни­ях: у Марк­са нет того раз­ли­че­ния денег и капи­та­ла, кото­рое про­во­дит Энгельс.
Не при­хо­дит­ся, разу­ме­ет­ся, гово­рить о том, какое зна­че­ние име­ло бы кон­ста­ти­ро­ва­ние фак­та непо­ни­ма­ния, – мало того, иска­же­ния Энгель­сом взгля­да Марк­са. Если бы уда­лось дока­зать это хотя бы в одном дан­ном кон­крет­ном слу­чае, – в спо­ре о день­гах и капи­та­ле – то тем самым постав­лен был бы вопрос вооб­ще об аутен­тич­но­сти II и III т.т. «Капи­та­ла» с тем, что напи­сал Маркс.

[5] Макс Вирт, «Исто­рия тор­го­вых кри­зи­сов в Евро­пе и Аме­ри­ке», перев. с немецк. С.-Петербург 1877 г., стр. 12.

[6] Dr. Paul Mombert, «Einführung in das Studium der Konjunktur», Leipzig 1921 г,. S. 93 – 131.

[7] «Капи­тал», т. III, ч. 1‑ая, стр. 414 – 415, Гос. Изд., 1922 г.

[8] Там же, стр. 324 – 325.

[9] Там же, стр. 417.

[10] Там же, стр. 417 – 418.

[11] Там же, стр. 438.

[12] «Капи­тал», т. III, ч. 2, изд. «Моск. Кни­го­из­дат.», 1908 г., стр. 13 – 14.

[13] Там же, стр. 53.

[14] Там же, стр. 69.

[15] Там же, стр. 56 – 57.

[16] Маркс дает фор­му­лу:
D⟹D⟹Т⟹D’⟹D
Вви­ду того, что D, воз­вра­ща­ю­ще­е­ся к заем­щи­ку из обо­ро­та, и D, попа­да­ю­щее от заем­щи­ка к кре­ди­то­ру, вели­чи­ны раз­ные, и пер­вое при «нор­маль­ных» усло­ви­ях все­гда боль­ше вто­ро­го – ина­че для заем­щи­ка ссу­да теря­ет смысл, – мы счи­та­ем более удоб­ным обо­зна­чить эти D раз­лич­но: D’ и D2.

[17] Вот что сооб­ща­ет нам автор, спе­ци­аль­но изу­чав­ший лом­бар­ды в Рос­сии: «Уме­рен­ная и осто­рож­ная оцен­ка при­ни­ма­е­мых в заклад вещей ведет к тому, что и вещи не про­дан­ные с аук­ци­о­на обыч­но в гро­мад­ном чис­ле про­да­ют­ся лом­бар­дом с при­бы­лью. Вот све­де­ния о про­да­же мос­ков­ским город­ским лом­бар­дом вещей, остав­ших­ся от аук­ци­о­на в 1916 г.
В тече­ние все­го 1916 года пред­ла­га­лось к про­да­же – 16.477 закла­дов.
Из них про­да­но с 1 тор­га.… .… .… .… .… . 16.621 закл.
« « « « « «со 2 тор­га.… .… .… .… .… 679 »
Оста­лось за лом­бар­дом.… .… .… .… .… . . 177 »
Из них лом­бар­дом про­да­но из мага­зи­на.… .… 164 »
Оста­лось непро­дан­ны­ми.… .… .… .… .… . 13 »
При этом из 164 закл. про­да­но с при­бы­лью.… . 128 »
« « « « « « « « « « « без при­бы­ли .… 26 »
« « « « « « « « « « « с убыт­ком.… … 10 »
В общем сле­ду­ет при­знать, что лом­бар­ды при опыт­ном веде­нии дела оцен­ки закла­дов обес­пе­че­ны вполне по сво­им ссу­дам». (И. А. Кирил­лов. Лом­бар­ды в Рос­сии. Н.К.Ф. Финанс.-Экон. Бюро. 1922 г., стр. 56- 57).

[18] Сле­ду­ю­щим обра­зом фор­му­ли­ру­ют свою точ­ку зре­ния авто­ры сбор­ни­ка: «Под денеж­ным рын­ком обыч­но пони­ма­ют соеди­не­ние двух рыв­ков – рын­ка крат­ко­сроч­ных поме­ще­ний и рын­ка капи­та­лов. Крат­ко­сроч­ный рынок снаб­жа­ет народ­ное хозяй­ство, глав­ным обра­зом тор­гов­лю и про­мыш­лен­ность, обо­рот­ны­ми сред­ства­ми… Капи­таль­ный рынок име­ет назна­че­ни­ем предо­став­ле­ние заем­щи­кам не про­сто денег, а денег, соеди­нен­ных в мас­сы, т. е. капи­та­лов» («Рус­ские бир­же­вые цен­но­сти 1914 — 15 г.», стр. 126).

[19] 3. С. Каце­не­лен­ба­ум, «Уче­ние о день­гах и кре­ди­те», ч. II, Яро­славль 1922 г., стр. 17.

[20] Там же, стр. 18.

[21] К. Маркс, «Капи­тал», т. III, ч. 1, стр. 403.

[22] Там же, стр. 404.

[23] С точ­ки зре­ния кре­ди­то­ра вся­кая ссу­да денег есть ссу­да капи­та­ла, посколь­ку она все­гда долж­на закан­чи­вать­ся для него полу­че­ни­ем про­цен­та. Но точ­ка зре­ния объ­ек­тив­ная, науч­ная, опи­ра­ю­ща­я­ся на сто­и­мост­ный ана­лиз, сов­па­да­ет с точ­кой зре­ния заем­щи­ка, раз­ли­ча­ю­ще­го ссу­ду денег и ссу­ду капи­та­ла.

[24] «День­ги все­гда ссу­жа­ют­ся под про­цент, сле­до­ва­тель­но для ссу­жа­ю­ще­го все­гда при­ни­ма­ют харак­тер капи­та­ла. Поэто­му, наобо­рот, вся­кие ссу­жа­е­мые день­ги, како­вы бы ни были потом их дей­стви­тель­ные функ­ции, будут ли эти день­ги исход­ным пунк­том ново­го про­из­во­ди­тель­но­го капи­та­ла, или же они обслу­жат лишь про­цес­сы обра­ще­ния уже суще­ству­ю­ще­го капи­та­ла, – во всех этих слу­ча­ях ссу­жа­е­мые день­ги рас­смат­ри­ва­ют­ся, как капи­тал, и спрос на день­ги, как пла­теж­ное сред­ство, сме­ши­ва­ет­ся со спро­сом на них, как на денеж­ный капи­тал» (кур­сив мой. А.М. (Р. Гиль­фер­динг, «Финан­со­вый капи­тал», Гос. Изд. 1922 г., стр. 80 при­меч.)

[25] К. Маркс, «Капи­тал», т. III, ч. I, стр. 445.

[26] К. Маркс, «Капи­тал», т. III, ч. I, стр. 405.

Scroll to top