Ответ тов. Е. Преображенскому

«Под знаменем марксизма», 1922, № 9 – 10

Материалист

Если бы я хотел после­до­вать при­ме­ру тов. Пре­об­ра­жен­ско­го, то дол­жен был бы, во-пер­вых, оза­гла­вить свой ответ как-нибудь едко (вро­де, ска­жем, «санов­ная амби­ция» или что-либо подоб­ное), а во-вто­рых, вести весь спор в высо­ком «шти­ле» бла­го­род­но­го него­до­ва­ния. Но я это­го не делаю по двум сооб­ра­же­ни­ям: во-пер­вых, пото­му, что я боль­ше, чем он, заин­те­ре­со­ван в выяс­не­нии исти­ны, а во-вто­рых, вопро­сы, кото­рые он, кста­ти или некста­ти — дру­гое дело, под­нял в сво­ей малень­кой замет­ке, име­ют боль­шой прин­ци­пи­аль­ный инте­рес.

В чем заклю­ча­лась суть мое­го «Запро­са»? В утвер­жде­нии, что, во-пер­вых, «нель­зя кано­ни­зи­ро­вать — изда­вать от име­ни пар­тий­но­го изда­тель­ства — даже луч­шие тру­ды быв­ших марк­си­стов», не гово­ря уже о Фор­лен­де­ре, а во-вто­рых, что при изда­нии неком­му­ни­сти­че­ских тру­дов над­ле­жит выби­рать самые талант­ли­вые, а не «тру­ды» огра­ни­чен­ных посред­ствен­но­стей.

Мне каза­лось, что эти оба поло­же­ния столь про­сты и азбуч­ны, что было бы оскорб­ле­ни­ем для наших чита­те­лей даль­ней­шие разъ­яс­не­ния по пово­ду этих утвер­жде­ний, и поэто­му я их не сопро­во­дил ника­ки­ми ком­мен­та­ри­я­ми.

Теперь я вижу, как я жесто­ко ошиб­ся. Я упу­стил из виду, что быва­ют вполне обра­зо­ван­ные люди, кото­рым иная азбу­ка кажет­ся аз-мукой.

Тов. Е. Пре­об­ра­жен­ский взял на себя бла­го­род­ную зада­чу защи­ты «все­рос­сий­ско­го рабо­че­го» от опе­ки «класс­ных дам от марк­сиз­ма» (он упо­треб­ля­ет это выра­же­ние по мое­му адре­су, как наи­е­хид­ней­шее из всех выра­же­ний, ему извест­ных, — мало же ему извест­но оных ехидств!), кото­рые, яко­бы, пре­пят­ству­ют «нашей моло­де­жи полу­чить воз­мож­ность кри­ти­че­ски читать про­тив­ни­ков». Это пря­мо невер­но. Речь идет совсем не об этом, а о том, сле­ду­ет ли Мос­ков­ско­му Коми­те­ту РКП про­па­ган­ди­ро­вать мате­ри­а­лизм через К. Фор­лен­де­ра, т. е., еще про­ще, поз­во­ли­тель­но ли Мос­ков­ско­му Коми­те­ту дове­сти чле­нов РКП до пони­ма­ния «Пле­ха­но­ва и Энгель­са» через К. Фор­лен­де­ра?

Нам каза­лось, наобо­рот, что кри­ти­че­ское отно­ше­ние к про­тив­ни­кам при­об­ре­та­ет­ся в резуль­та­те извест­но­го и доволь­но дли­тель­но­го вос­пи­та­ния, каза­лось так­же, что сти­хий­ный при­рож­ден­ный мате­ри­а­лизм рабо­че­го мало даст для кри­ти­ки про­тив­ни­ков на той сту­пе­ни, когда он еще не дорос до «пони­ма­ния Энгель­са и Пле­ха­но­ва». Тов. Е. Пре­об­ра­жен­ский сам чув­ству­ет, сколь зыб­ки осно­вы его новой тео­рии, он гово­рит: «иде­а­ли­сти­че­ских или эклек­ти­че­ских вве­де­ний в фило­со­фию это­му чита­те­лю реко­мен­до­вать нель­зя». Поче­му нель­зя? Пото­му, веро­ят­но, что они не дадут ясной и точ­ной, соот­вет­ству­ю­щей истине, кар­ти­ны раз­ви­тия фило­соф­ских идей; они отра­жа­ют фило­со­фию, как кри­вое зер­ка­ло.

На этом же самом осно­ва­нии нель­зя рабо­че­му, жела­ю­ще­му под­нять­ся до Энгель­са и Пле­ха­но­ва, под­ста­вить такие лест­ни­цы, как Фор­лен­дер.

«Опас­ность для рабо­че­го клас­са зара­зить­ся иде­а­ли­сти­че­ской фило­со­фи­ей мини­маль­на, если она вооб­ще суще­ству­ет.» — Это утвер­жде­ние в ребя­че­ской наив­но­сти сво­ей спо­соб­но вызвать уми­ле­ние не у одно­го чита­те­ля, но вряд ли кого в чем убе­дит.

Во-пер­вых, рабо­чий класс и рабо­чий это не одно и то же, и не под­вер­же­ны одним и тем же зако­нам. То, что невоз­мож­но для клас­са, ста­но­вит­ся воз­мож­ным для лиц. Так, напри­мер, не было еще в исто­рии слу­чая, что­бы рабо­чий класс пере­хо­дил в сто­ро­ну бур­жу­а­зии, да это и логи­че­ски немыс­ли­мо, в то вре­мя, как т. Е. Пре­об­ра­жен­ско­му извест­но не менее мое­го слу­ча­ев пре­да­ния рабо­чи­ми сво­е­го клас­са.

И в обла­сти идео­ло­гии мы име­ем мас­су дока­за­тельств про­тив т. Пре­об­ра­жен­ско­го. Бог­да­нов­щи­на — несо­мнен­но, иде­а­ли­сти­че­ское уче­ние (может быть, это не несо­мнен­но для т. Пре­об­ра­жен­ско­го?), а мало ли сре­ди наших ком­му­ни­стов-рабо­чих бог­да­нов­цев? Огром­ное боль­шин­ство про­лет­куль­тов­ских питом­цев — несо­мнен­но, очень созна­тель­ных — сто­рон­ни­ки иде­а­ли­сти­че­ской Бог­да­нов­ской фило­со­фии. Отку­да же это полу­чи­лось? Это небезыз­вест­но и тов. Пре­об­ра­жен­ско­му: этим рабо­чим, рву­щим­ся к зна­нию, но не дорос­шим до пони­ма­ния Пле­ха­но­ва и Энгель­са, услуж­ли­вые раде­те­ли под­став­ля­ли… бог­да­нов­скую лест­ни­цу, кото­рая при­ве­ла их не к Пле­ха­но­ву и Энгель­су, а к само­му несо­мнен­но­му иде­а­лиз­му. Мало ли мы иска­ле­чи­ли про­ле­та­ри­ев, с самым несо­мнен­ным сти­хий­ным мате­ри­а­лиз­мом, в наших сов­парт­шко­лах таким мане­ром?

Боюсь, что тов. Пре­об­ра­жен­ский из это­го сде­ла­ет вывод, буд­то я при­дер­жи­ва­юсь той точ­ки зре­ния, что идео­ло­гия клас­са зави­сит от его вос­пи­та­ния. Это была бы дей­стви­тель­но точ­ка зре­ния класс­ной дамы. Не это выте­ка­ет из моих преды­ду­щих рас­суж­де­ний, а то, что поли­ти­че­ская пар­тия про­ле­та­ри­а­та, кото­рая сто­ит у вла­сти, не может упо­вать на «сти­хий­ный мате­ри­а­лизм», на инстинк­ты сво­е­го клас­са, а обя­за­на, если хочет иметь достой­ную себе сме­ну, — инстинкт и сти­хию сде­лать созна­ни­ем, как она это дела­ет в поли­ти­ке, и что это­го нель­зя сде­лать через иде­а­ли­стов, эклек­ти­ков и т. д., а мож­но достичь лишь в после­до­ва­тель­ном раз­ви­тии после­до­ва­тель­но-клас­со­вой точ­ки зре­ния.

Я не оби­жа­юсь, когда т. Пре­об­ра­жен­ский пыта­ет­ся кив­нуть в сто­ро­ну моей «интел­ли­гент­ской пси­хо­ло­гии». Но, пра­во же, из пись­ма т. Пре­об­ра­жен­ско­го так и брыз­жет интел­ли­гент­ское сла­бо­во­лие, рас­хля­бан­ность и упо­ва­ние на «инстинкт и сти­хию клас­са» — раз­ве сама собой не напра­ши­ва­ет­ся ана­ло­гия с подоб­ны­ми же рас­суж­де­ни­я­ми интел­ли­ген­тов в нача­ле 900 годов по отно­ше­нию к поли­ти­че­ским зада­чам про­ле­та­ри­а­та?

Теперь два сло­ва о кни­ге Фор­лен­де­ра. Пере­чис­ляя ее досто­ин­ства, т. Пре­об­ра­жен­ский пишет, что их три: «1) она самая попу­ляр­ная из всех исто­рий; 2) автор пыта­ет­ся в ряде слу­ча­ев свя­зы­вать воз­ник­но­ве­ние тех или иных тео­рий с соци­аль­ны­ми усло­ви­я­ми сво­е­го вре­ме­ни; 3) он доволь­но вни­ма­тель­но про­сле­жи­ва­ет исто­рию соци­а­ли­сти­че­ской мыс­ли». — С подроб­ной кри­ти­кой книж­ки подо­ждем, пока она будет у чита­те­ля на руках, — теперь же я дол­жен отме­тить сле­ду­ю­щее: она не может быть самой попу­ляр­ной, ибо пред­став­ля­ет собою сокра­ще­ние двух­том­ни­ка в сво­ей огром­ной части. Фор­лен­дер так же справ­ля­ет­ся с исто­ри­че­ским мате­ри­а­лиз­мом при объ­яс­не­нии про­ис­хож­де­ния «тех или иных идей», как мед­ведь в извест­ной басне Кры­ло­ва — с дугой. Исто­рию соци­а­ли­сти­че­ской мыс­ли он дей­стви­тель­но «про­сле­жи­ва­ет» в том же самом смыс­ле, в каком Еван­ге­лие Мат­фея «про­сле­жи­ва­ет» родо­сло­вие Иису­са: „Абра­ам родил Иса­а­ка, Иса­ак родил Иако­ва, Иаков родил Иуду и т.д.» Но зато он так без­об­раз­но про­сле­жи­ва­ет исто­рию мате­ри­а­лиз­ма, что после чте­ния кни­ги Фор­лен­де­ра про­сто­душ­ный ком­му­нист-чита­тель, веро­ят­но, толь­ко раз­ве­дет рука­ми. Далее тов. Пре­об­ра­жен­ский гово­рит: «В про­ле­тар­ской пси­хо­ло­гии, как пра­ви­ло, нет пре­ем­ни­ков для иде­а­ли­сти­че­ско­го пони­ма­ния мира: все же рас­суж­де­ния ста­рич­ка Фор­лен­де­ра насчет „высо­ко­го нрав­ствен­но­го иде­а­лиз­ма“ будут отска­ки­вать от созна­ния рабо­че­го чита­те­ля, как от сте­ны горох, если не вызо­вут про­сто смех»… Толь­ко чрез­вы­чай­но весе­лый нрав не поз­во­лил, оче­вид­но, т. Пре­об­ра­жен­ско­му заме­тить, что речь идет совсем не об этом. Раз­ве иде­а­лизм Фор­лен­де­ра выра­зил­ся лишь в этих невин­ных рас­суж­де­ни­ях «ста­рич­ка»? Раз­ве нео­кан­ти­ан­ская исто­рия отли­ча­ет­ся от при­ем­ле­мой для нас исто­рии толь­ко таки­ми невин­ны­ми рас­суж­де­ни­я­ми?[1] Но, повто­ряю, на кни­ге и ее содер­жа­нии мы оста­но­вим­ся по ее выхо­де.

Еще два сло­ва о нашем вто­ром тре­бо­ва­нии. Т. Пре­об­ра­жен­ский дума­ет, что я не логи­чен: «Если от иде­а­ли­сти­че­ской исто­рии фило­со­фии вред так велик, как пред­став­ля­ет­ся авто­ру пись­ма, то, надо пола­гать, этот вред будет боль­ше от такой иде­а­ли­сти­че­ской исто­рии фило­со­фии, кото­рая напи­са­на более талант­ли­во, сле­до­ва­тель­но, более убе­ди­тель­ная для чита­те­ля».

Так выхо­дит, по-ваше­му, что, чем посред­ствен­нее «труд», тем без­вред­нее? Бога вы не бои­тесь, тов. Е. Пре­об­ра­жен­ский!

Я толь­ко теперь начи­наю пони­мать, поче­му вы согла­си­лись редак­ти­ро­вать «огра­ни­чен­ный и посред­ствен­ный» труд К. Фор­лен­де­ра.

Т. Пре­об­ра­жен­ский — ответ­ствен­ный лите­ра­тур­ный дея­тель нашей пар­тии. Что будет, если он ста­нет не на шут­ку про­во­дить после­до­ва­тель­но свою точ­ку зре­ния? Един­ствен­ное, на что я наде­юсь, это на то, что т. Пре­об­ра­жен­ский будет непо­сле­до­ва­тель­ным, ибо, вопре­ки рево­лю­ци­он­но­му рас­суд­ку мое­му, я дол­жен при­знать, что в дан­ном слу­чае после­до­ва­тель­ность была бы боль­шим несча­сти­ем для Пре­об­ра­жен­ско­го-писа­те­ля.

Примечания

[1] В каче­стве одно­го из самых непре­одо­ли­мых воз­ра­же­ний тов. Пре­об­ра­жен­ский выдви­га­ет то, что нет мате­ри­а­ли­сти­че­ской исто­рии фило­со­фии, и, что, когда тов. Дебо­рин напи­шет тако­вую, он, Пре­об­ра­жен­ский, пер­вый будет про­тив Фор­лен­де­ра. Но, чем выра­жать поже­ла­ния (из кото­рых «Исто­рия фило­со­фии» не рож­да­ет­ся), не луч­ше ли было бы тов. Пре­об­ра­жен­ско­му добить­ся от соот­вет­ству­ю­щих заин­те­ре­со­ван­ных учре­жде­ний отпус­ка тов. Дебо­ри­ну меся­цев этак на 5 – 6: тогда и «Исто­рия» была бы на руках у про­ле­тар­ско­го чита­те­ля.

Scroll to top