РАССУЖДЕНИЕ О ТОРГОВЛЕ АНГЛИИ С ОСТ-ИНДИЕЙ

ОТВЕТ НА РАЗЛИЧНЫЕ ВОЗРАЖЕНИЯ, КОТОРЫЕ ОБЫЧНО ДЕЛАЮТСЯ ПРОТИВ НЕЕ

1621

Томас Ман

Тор­гов­ля това­ра­ми явля­ет­ся не толь­ко похваль­ной практи­кой, кото­рая так достой­но осу­ществ­ля­ет обще­ние меж­ду наро­да­ми, но и, как я бы ска­зал, поис­ти­не проб­ным кам­нем про­цве­та­ния госу­дар­ства, если толь­ко при этом забот­ли­во соблю­да­ют­ся извест­ные пра­ви­ла.

Рас­смат­ри­вая хозяй­ство част­ных лиц, мы можем счи­тать, что толь­ко тот чело­век про­цве­та­ет и бога­те­ет, кото­рый, имея боль­ший или мень­ший доход, соот­вет­ствен­но сораз­ме­ря­ет свои рас­хо­ды; он может в таком слу­чае еже­год­но про­из­во­дить сбе­ре­же­ния для сво­е­го потом­ства.

То же про­ис­хо­дит в тех госу­дар­ствах, кото­рые с боль­шой забо­той и береж­ли­во­стью ста­ра­ют­ся про­дать боль­ше сво­их оте­чественных това­ров, чем вво­зят и потреб­ля­ют ино­стран­ных то­варов; ведь вслед­ствие это­го оста­ток несо­мнен­но воз­вра­ща­ет­ся к ним в виде денег. Но если вслед­ствие лег­ко­мыс­лия и расточитель­ности посту­па­ют ина­че, чрез­мер­но тра­тят свои и чуже­зем­ные това­ры, то необ­хо­ди­мо выво­зить день­ги, как сред­ство опла­ты этих изли­шеств; и так, из-за рас­пу­щен­но­го обра­за жиз­ни, мно­гие бога­тые стра­ны крайне обед­не­ли.

Поэто­му тру­до­лю­бие, кото­рое уве­ли­чи­ва­ет богат­ство, и береж­ливость, кото­рая его сохра­ня­ет, явля­ют­ся поис­ти­не вер­ны­ми стра­жа­ми богат­ства госу­дар­ства даже в тех слу­ча­ях, когда сила и боязнь коро­лев­ских запре­тов не в состо­я­нии удер­жать его.

Совер­шен­но ясно, что в вво­зе ино­стран­ных това­ров все­гда долж­на быть соблю­да­е­ма извест­ная про­пор­ци­о­наль­ность, точ­но так­же необ­хо­ди­мо учи­ты­вать их каче­ство и назна­че­ние.

Так, напри­мер, нуж­но отда­вать пре­иму­ще­ство пред­ме­там пер­вой необ­хо­ди­мо­сти, како­вы пища, одеж­да и при­па­сы для вой­ны и тор­гов­ли, изоби­лие чего явля­ет­ся вели­ким бла­го­сло­ве­ни­ем для стра­ны. На сле­ду­ю­щем месте за ними долж­ны сто­ять това­ры, нуж­ные для здо­ро­вья и реме­сел, и нако­нец на послед­нем — те, кото­рые слу­жат для удо­воль­ствия и укра­ше­ния.

Посколь­ку про­ви­де­ние ода­ри­ло Англий­ское коро­лев­ство изо­билием доро­гих това­ров, кото­ры­ми оно дол­гое вре­мя поль­зо­ва­лось, оно име­ет не толь­ко мно­же­ство выше­упо­мя­ну­тых благ, но еще так­же, бла­го­да­ря их избыт­ку, зна­чи­тель­но уве­ли­чи­ло свои денеж­ные богат­ства за счет вво­за денег из чужих стран. Это дало жизнь мно­гим видам тор­гов­ли, в чис­ле их Ост-Индской ком­па­нии. Хотя она и поль­зу­ет­ся широ­кой сла­вой по все­му миру, одна­ко же здесь дома по пово­ду нее раз­да­ют­ся такие гром­кие сето­ва­ния и жало­бы, что и мне само­му, как участ­ни­ку ком­па­нии, нема­ло при­хо­ди­лось испы­ты­вать сму­ще­ние и заду­мы­вать­ся, что­бы понять при­чи­ны и дей­стви­тель­ные осно­ва­ния этих недо­ра­зу­ме­ний.

Нако­нец я решил, что боль­шая часть этих жалоб вызва­на незна­ни­ем, неуме­ни­ем разо­брать­ся в столь важ­ных делах, за­вистью со сто­ро­ны тех, кто не участ­ву­ет в ком­па­нии или испы­ты­ва­ет из-за нее (как они дума­ют) затруд­не­ния в сво­их делах[1].

Дру­гие лица, совер­шен­но ослеп­лен­ные сво­им при­стра­сти­ем, не толь­ко сами пре­бы­ва­ют в этом оши­боч­ном убеж­де­нии, но и ста­ра­тель­но рас­про­стра­ня­ют его, сму­щая дру­гих. Так что то, что явля­ет­ся бла­гом и сла­вой наше­го коро­лев­ства, то, чего ни хит­рость, ни сла­ва ино­стран­цев не мог­ли бы так лег­ко уничто­жить, раз­ру­ша­ет­ся нами же сами­ми.

При­шло вре­мя дать отпор такой неспра­вед­ли­вой точ­ке зре­ния вер­ным изоб­ра­же­ни­ем ост-индской тор­гов­ли и отве­тить на мно­гие воз­ра­же­ния, кото­рые дела­ют­ся про­тив нее.

Об этих недо­ра­зу­ме­ни­ях и ошиб­ках долж­но стать извест­но все­му насе­ле­нию коро­лев­ства, кото­рое в насто­я­щее вре­мя наи­более достой­но пред­став­ле­но бла­го­род­ны­ми собра­ни­ем пала­ты общин, где, я наде­юсь, зна­че­ние этой тор­гов­ли будет исчерпы­вающе обсле­до­ва­но, и она таким обра­зом полу­чит, нако­нец, дове­рие и одоб­ре­ние.

Первое возражение

Было бы сча­стьем для хри­сти­ан­ства (так гово­рят мно­гие), если бы мор­ской путь в Ост-Индию через мыс Доб­рой Надеж­ды нико­гда не был открыт, так как туда еже­год­но из Англии, Порту­галии и Нидер­лан­дов выво­зят­ся кораб­ля­ми для покуп­ки бесполез­ных това­ров золо­то, сереб­ро и хри­сти­ан­ская моне­та. А в особен­ности мно­го денег ухо­дит из наше­го коро­лев­ства.

Ответ

Это воз­ра­же­ние слиш­ком вес­ко и пото­му нуж­да­ет­ся в подроб­ном отве­те. Я раз­де­лю его на три части.

Во-пер­вых, я рас­смот­рю необ­хо­ди­мость потреб­ле­ния това­ров, кото­рые обыч­но при­во­зят­ся из Ост-Индии в Евро­пу; тако­вы: лекар­ства, пря­но­сти, шелк-сырец, инди­го и хлоп­ча­то­бу­маж­ные тка­ни.

Во-вто­рых, я изло­жу спо­со­бы, каки­ми эти това­ры при­хо­ди­ли рань­ше и достав­ля­ют­ся теперь в Евро­пу.

В тре­тьей и послед­ней части я дока­жу, что денеж­ные фон­ды Англии вслед­ствие этой тор­гов­ли не толь­ко не умень­ша­ют­ся, а ско­рее уве­ли­чи­ва­ют­ся.

{Пер­вая часть каса­ет­ся потреб­ле­ния индий­ских това­ров.}*

При­сту­пая к пер­во­му вопро­су, спро­сим: кто же так мало све­дущ, что не согла­сил­ся бы с уме­рен­ным потреб­ле­ни­ем полез­ных лекарств и при­ят­ных пря­но­стей? Они явля­лись желан­ны­ми во все вре­ме­на и для всех наро­дов не для того, что­бы пре­сы­щать или уго­ждать сла­сто­лю­би­вым вку­сам, как фрук­ты или вина, но ско­рее как вещь, необ­хо­ди­мая для сохра­не­ния здо­ро­вья или лече­ния болез­ней, как это отме­че­но мно­ги­ми уче­ны­ми, кото­рые писа­ли по это­му вопро­су. Поэто­му совер­шен­но бес­по­лез­но здесь спо­рить об их боль­шом зна­че­нии и цен­но­сти, при­ни­мая во вни­ма­ние, что тот, кто хочет, лег­ко может полу­чить все све­де­ния о них. Доста­точ­но про­честь томы, кото­рые напи­са­ны уче­ны­ми для бла­га всех, кто будет ими поль­зо­вать­ся.

{Сэр Т. Эллиот — его «Замок здо­ро­вья». Додо­не­ус — его «Исто­рия рас­те­ний». Фран­цуз­ская Ака­де­мия, ч. II, и др.}

Если бы кто-нибудь все же наста­и­вал на том, что раз­лич­ные наро­ды живут, не потреб­ляя лекарств и пря­но­стей, то мы бы отве­ти­ли, что или этот народ не зна­ет их поль­зы и поэто­му очень стра­да­ет от недо­стат­ка столь целеб­ных това­ров, или же они крайне бед­ству­ют, не имея средств полу­чить вещи, в кото­рых так нуж­да­ют­ся. Но так как я наме­ре­ва­юсь быть крат­ким, я не буду более оста­нав­ли­вать­ся на этом пунк­те. Мои про­тив­ни­ки так­же могут отри­цать потреб­ле­ние саха­ра, вина, олив­ко­во­го мас­ла, вино­гра­да, вин­ных ягод, изю­ма и с еще боль­шим осно­ва­ни­ем мог­ли бы воз­ра­жать про­тив таба­ка, тка­ней, шитых золо­том и сереб­ром, бати­ста, бумаж­но­го бати­ста, золо­тых и сереб­ря­ных кру­жев, бар­ха­та, сати­на, таф­ты и раз­ных дру­гих тка­ней, еже­год­но достав­ля­е­мых в нашу стра­ну на бес­ко­неч­но боль­шую сум­му.

Несо­мнен­но, что потреб­ле­ние этих вещей пожи­ра­ет наше богат­ство.

Одна­ко, несмот­ря на это, уме­рен­ное потреб­ле­ние всех этих това­ров все­гда вели­ко­леп­но ужи­ва­лось с богат­ством и вели­чи­ем коро­лев­ства.

Теперь я перей­ду к шел­ку-сыр­цу и инди­го, кото­рое так вели­ко­леп­но кра­сит наши шер­стя­ные мате­рии, поэто­му столь цени­мые во всех стра­нах све­та.

{Англия и Нидер­лан­ды в послед­ние годы произво­дят мно­го шел­ко­вых мате­рий, кото­рые они рань­ше полу­ча­ли из Ита­лии, Фран­ции, Южной Бер­берии[2] и дру­гих стран.}

Эти укра­ше­ния явля­ют­ся вме­сте с тем и боль­шим облег­че­ни­ем жиз­ни и под­держ­кой для мно­гих сотен бед­ня­ков[3], посто­ян­но заня­тых кру­че­ни­ем, пря­де­ни­ем и тка­ньем этих мате­ри­а­лов.

Тем более что бла­го­да­ря покро­ви­тель­ству это­му делу (так как его вели­че­ство со сво­ей сто­ро­ны мило­сти­во соиз­во­лил сни­зить нало­ги на шелк) мож­но наде­ять­ся, что в корот­кое вре­мя наша шел­ко­вая про­мыш­лен­ность будет про­цве­тать с немень­шей поль­зой для это­го коро­лев­ства, чем это про­ис­хо­дит (и уже мно­го лет) в раз­лич­ных госу­дар­ствах Ита­лии и, нако­нец, в послед­нее вре­мя — во Фран­цуз­ском коро­лев­стве и в Соеди­нен­ных Шта­тах Нидер­лан­дов.

Теперь перей­дем к тор­гов­ле бумаж­ны­ми тка­ня­ми раз­лич­ных сор­тов, кото­рой недав­но ста­ли зани­мать­ся англи­чане. Хотя и нель­зя навер­ное ска­зать, что эти това­ры выгод­ны вооб­ще для хри­сти­ан­ско­го мира (так как они выра­ба­ты­ва­ют­ся невер­ны­ми и боль­шей частью потреб­ля­ют­ся хри­сти­а­на­ми), одна­ко, не взи­рая на это, эти това­ры так­же чрез­вы­чай­но полез­ны, в осо­бен­но­сти для наше­го госу­дар­ства.

Они полез­ны не толь­ко для уве­ли­че­ния тор­гов­ли с сосед­ни­ми стра­на­ми, но еще и пото­му, что очень сни­жа­ют чрез­мер­но высо­кие цены на батист, гол­ланд­ское полот­но и на дру­гие льня­ные тка­ни, кото­рые еже­год­но вво­зят­ся в это коро­лев­ство на очень боль­шие сум­мы денег.

Это­го доста­точ­но для дока­за­тель­ства необ­хо­ди­мо­сти потреб­ле­ния индий­ских това­ров. Даль­ше я изло­жу спо­со­бы и сред­ства их вво­за в Евро­пу.

{Вто­рая часть по­казывает виды и спо­со­бы, каки­ми индий­ские това­ры достав­ля­лись рань­ше и теперь в Евро­пе.}

Те, кто дума­ет, что ост-индская тор­гов­ля с Евро­пой нача­лась толь­ко с откры­ти­ем мор­ско­го пути вокруг мыса Доб­рой Надеж­ды, оши­ба­ют­ся[4]. Ведь за мно­го лет до это­го вре­ме­ни тор­гов­ля этих стран шла таким обра­зом: мор­ским путем из раз­лич­ных частей Индии това­ры достав­ля­лись в Мошу на Крас­ном море и Баль­зе­ру в Пер­сид­ском зали­ве.

Из обо­их этих мест това­ры (с боль­ши­ми рас­хо­да­ми) перево­зились по суше тур­ка­ми на вер­блю­дах в тече­ние 50 дней пути до Алеп­по в Сирии и Алек­сан­дрии в Егип­те. Они явля­ют­ся ры­ночными горо­да­ми, из кото­рых как турец­кие, так и хри­сти­ан­ские куп­цы раз­во­зят эти това­ры по морю в раз­лич­ные стра­ны Евро­пы.

На этом пути общий враг хри­сти­ан (Тур­ция) был хозя­и­ном тор­гов­ли, кото­рая дава­ла заня­тие и обо­га­ща­ла ее под­дан­ных, а так­же напол­ня­ла денеж­ные сун­ду­ки их тамо­жен пошли­на­ми, кото­рые они взыс­ки­ва­ли в очень высо­ком раз­ме­ре.

Но, про­мыс­лом все­мо­гу­ще­го бога, откры­тие мор­ско­го пути в Ост-Индию через мыс Доб­рой Надеж­ды (теперь так часто исполь­зуемого англи­ча­на­ми, пор­ту­галь­ца­ми и гол­ланд­ца­ми) не толь­ко при­ве­ло к упад­ку[5] тор­гов­лю меж­ду Инди­ей и Тур­ци­ей в Крас­ном море и в Пер­сид­ском зали­ве, к бес­ко­неч­но­му ущер­бу для них и к боль­шо­му росту хри­сти­ан­ской тор­гов­ли, но созда­ло еще и даль­нейшие бла­го­при­ят­ные усло­вия для хри­сти­ан­ско­го мира вооб­ще, в осо­бен­но­сти же для Англий­ско­го коро­лев­ства, для про­да­жи боль­шо­го коли­че­ства англий­ских това­ров; и вооб­ще для выво­за мень­ше­го коли­че­ства сереб­ра. Его выво­зит­ся теперь еже­год­но из Евро­пы к невер­ным на мно­гие тыся­чи фун­тов мень­ше, чем это дела­лось в преж­ние вре­ме­на, и я дока­жу это более ясно ниже­следующим.

Во-пер­вых, необ­хо­ди­мо выяс­нить коли­че­ства пря­но­стей, инди­го и пер­сид­ско­го шел­ка-сыр­ца (кото­рые еже­год­но потреб­ля­ют­ся Евро­пой) и по всем видам при­нять в сооб­ра­же­ние цену, с рас­хо­да­ми погруз­ки этих това­ров на борт кораб­лей из Алеп­по, и срав­нить с теми же това­ра­ми, как они обыч­но отправ­ля­ют­ся из пор­тов Ост-Индии. Отсю­да ста­нет ясной выго­да ост-индской тор­гов­ли, про­тив кото­рой мно­гие высту­па­ют, осо­бен­но наши зем­ля­ки, под пред­ло­гом инте­ре­сов госу­дар­ства. Либо по незна­нию, или вслед­ствие враж­деб­но­го отно­ше­ния, они не толь­ко силь­но сами оши­ба­ют­ся, но и побуж­да­ют дру­гих пре­пят­ство­вать насколь­ко воз­мож­но тому, что слу­жит сла­ве и бла­го­по­лу­чию это­го коро­лев­ства. Я перей­ду теперь к вопро­су о коли­че­стве и ценах выше­на­зван­ных това­ров, во-пер­вых, в Алеп­по.

В Алеппо

{Коли­че­ство пря­ностей, инди­го и пер­сид­ско­го шел­ка сыр­ца, еже­год­но потреб­ляемого в Евро­пе.}

Шесть мил­ли­о­нов фун­тов пер­ца, счи­тая по два шил­лин­га за фунт, сто­ят шесть­сот тысяч фун­тов стер­лин­гов. Четы­ре­ста пять­де­сят тысяч фун­тов гвоз­ди­ки, по четы­ре шил­лин­га девя­ти пен­сов фунт, сто­ят сто шесть тысяч восемь­сот семь­де­сят пять фун­тов десять шил­лин­гов. Сто пять­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го цве­та, по четы­ре шил­лин­га девять пен­сов за фунт, сто­ят там трид­цать пять тысяч шесть­сот два­дцать шесть фун­тов. Четы­ре­ста тысяч фун­тов мускат­но­го оре­ха, по два шил­лин­га четы­ре пен­са за фунт, сто­ят сорок шесть тысяч шесть­сот шесть­де­сят шесть фун­тов три­на­дцать шил­лин­гов четы­ре пен­са. Три­ста пять­де­сят тысяч фун­тов инди­го, по четы­ре шил­лин­га четы­ре пен­са за фунт, сто­ят семь­де­сят пять тысяч восемь­сот трид­цать три фун­та шесть шил­лин­гов восемь пен­сов. Один мил­ли­он фун­тов пер­сид­ско­го шел­ка-сыр­ца, по две­надцати шил­лин­гов за фунт, сто­ит шесть­сот тысяч фун­тов. Вся сум­ма состав­ля­ет 1 465 001 фунт 10 шил­лин­гов. Рас­смот­рим теперь цены тех же това­ров в том же коли­че­стве и того же каче­ства при покуп­ке и погруз­ке.

В Ост-Индии

Шесть мил­ли­о­нов фун­тов пер­ца сто­ят, по два с полови­ной пен­са за фунт, шесть­де­сят две тыся­чи пять­сот фун­тов. Че­тыреста пять­де­сят тысяч фун­тов гвоз­ди­ки, по девя­ти пен­сов за фунт, сто­ят шест­на­дцать тысяч восемь­сот семь­де­сят пять фун­тов.

Сто пять­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го цве­та, по вось­ми пен­сов за фунт, сто­ят пять тысяч фун­тов. Четы­ре­ста тысяч фун­тов мускат­но­го оре­ха, по четы­ре пен­са за фунт, сто­ят шесть тысяч шесть­сот шесть­де­сят шесть фун­тов три­на­дцать шил­лин­гов четы­ре пен­са. Три­ста пять­де­сят тысяч фун­тов инди­го, по че­тырнадцать пен­сов за фунт, сто­ят два­дцать тысяч четы­ре­ста шесть­де­сят фун­тов две­на­дцать шил­лин­гов четы­ре пен­са. Мил­лион фун­тов пер­сид­ско­го шел­ка-сыр­ца, по вось­ми шил­лин­гов за фунт, сто­ит четы­ре­ста тысяч фун­тов. Вся сум­ма состав­ля­ет пять­сот один­на­дцать тысяч четы­ре­ста пять­де­сят восемь фун­тов пять шил­лин­гов восемь пен­сов (511 458 фун­тов 5 шил­лин­гов 8 пен­сов).

Из суще­ства вопро­са и из при­ве­ден­ных рас­че­тов вполне выяс­няется, что покуп­ка ука­зан­но­го коли­че­ства шел­ка-сыр­ца, инди­го и пря­но­стей может быть про­из­ве­де­на в Индии при­мер­но за тре­тью часть налич­ной моне­ты, кото­рая обыч­но за это упла­чи­ва­лась Тур­ции.

{Еже­год­но сбере­гаются 953 543 фун­тов стерлин­гов, уплачива­вшиеся рань­ше хри­сти­а­на­ми Тур­ции.}

Тем самым сбе­ре­га­ют­ся каж­дый год девять­сот пять­десят три тыся­чи пять­сот сорок три фун­та четы­ре шил­лин­га четы­ре пен­са налич­ной моне­той, кото­рая рань­ше выво­зи­лась из хри­сти­ан­ских стран в Тур­цию. Это явля­ет­ся делом тако­го зна­че­ния и име­ет такие послед­ствия, что даже кажет­ся невероят­ным, пока все обсто­я­тель­ства долж­ным обра­зом не взве­ше­ны. Для того что­бы не оста­ва­лось сомне­ний, необ­хо­ди­мо выяс­нить неко­то­рые част­но­сти.

Отнюдь не сле­ду­ет думать, буд­то бы боль­шая выго­да, о кото­рой мы гово­ри­ли, посту­па­ет исклю­чи­тель­но куп­цам в каче­стве бары­ша. Хри­сти­ан­ские госу­дар­ства полу­ча­ют от это­го тоже очень боль­шую выго­ду в виде деше­виз­ны това­ров, как мы пока­жем (с божье­го соиз­во­ле­ния) в над­ле­жа­щем месте.

Во-вто­рых, вре­мя ожи­да­ния тор­гов­ца­ми воз­вра­та капи­та­ла и про­цен­тов по нему очень вели­ко. Рас­хо­ды по пере­воз­ке и стра­ховке зна­чи­тель­но боль­ше. Ины­ми сло­ва­ми, рас­хо­ды на кораб­ли, жиз­нен­ные при­па­сы, зара­бот­ную пла­ту моря­ков и тор­го­вых аген­тов мно­го боль­ше, чем при поезд­ке в Тур­цию. В виду это­го отме­ченная нами преж­де боль­шая раз­ни­ца в ценах долж­на быть от­несена к этим осо­бен­но­стям. Мы долж­ны заме­тить к наше­му удоб­ству, что мате­ри­а­лы коро­лев­ства и при­ме­не­ние тру­да его под­дан­ных (вме­сто налич­ной моне­ты) явля­ют­ся очень боль­шой частью цены, кото­рую мы пла­тим за ост-индские това­ры. Но это не может повре­дить госу­дар­ству[6], как неко­то­рые оши­боч­но пола­га­ют, но, напро­тив, очень выгод­но для него, как я еще луч­ше дока­жу это даль­ше.

Преж­де все­го, я счи­таю несо­мнен­ной исти­ной, что пер­сы, мав­ры, индий­цы, кото­рые тор­гу­ют с Тур­ци­ей в Алеп­по, Моша и Алек­сан­дрии шел­ком-сыр­цом, лекар­ства­ми, пря­но­стя­ми, инди­го и хлоп­ча­то­бу­маж­ны­ми тка­ня­ми, все­гда полу­ча­ют пла­ту налич­ными, так как име­ет­ся очень мало таких това­ров, кото­рые они хоте­ли бы полу­чить из-за гра­ни­цы. Это лишь неко­то­рое коли­че­ство каме­ло­та, корал­лов, шел­ко­вых изде­лий, шер­стя­ных мате­рий и еще раз­ные без­де­луш­ки, в общем в год не боль­ше, чем на сорок или пять­де­сят тысяч фун­тов стер­лин­гов, что явля­ет­ся совер­шен­но незна­чи­тель­ной сум­мой, если при­нять во вни­ма­ние день­ги, кото­рые выво­зят­ся из Алеп­по и Кон­стан­ти­но­по­ля в Пер­сию за шелк-сырец, что состав­ля­ет по мень­шей мере пять­сот тысяч фун­тов стер­лин­гов еже­год­но.

{Десять шил­лин­гов, затра­чен­ные на покуп­ку пер­ца в Ост-Индии, пре­вра­ща­ют­ся в трид­цать пять шил­лин­гов, счи­тая все рас­хо­ды по достав­ке его в Лон­дон. Боль­шая сум­ма денег, еже­год­но выво­зи­мая из Индии и Пер­сии в Тур­цию.}

А из Моши выво­зит­ся еже­год­но свы­ше шести­сот ты­сяч фун­тов стер­лин­гов (так­же в Индию) за ситец, лекар­ства, сахар, рис, табак и дру­гие вещи. Та­ким обра­зом, тор­гов­ля меж­ду эти­ми невер­ны­ми еще очень вели­ка, и не толь­ко хлоп­ча­то­бу­маж­ны­ми тка­нями раз­но­го рода и дру­ги­ми това­ра­ми, кото­рые ими же потреб­ля­ют­ся, но так­же и шел­ком-сыр­цом из Пер­сии, кото­рый почти весь пере­во­зит­ся в хри­стианские стра­ны.

Сколь же почтен­ным пред­при­я­ти­ем явля­ет­ся вслед­ствие это­го англий­ская Ост-Индская ком­па­ния?

{Ост-Индская ком­па­ния берет­ся достав­лять шелк-сырец из Пер­сии пря­мо по морю. Мар­сель посы­ла­ет еже­год­но в Алеп­по и Алек­сан­дрию по край­ней мере 500 000 фун­тов стер­лин­гов и очень мало това­ров.

Вене­ция выво­зит око­ло 100 000 фун­тов стер­лин­гов и очень мно­го това­ров.

Нидер­лан­ды выво­зят день­га­ми 50 000 фун­тов стер­лин­гов и очень мало това­ров. Мес­си­на — 25 000 фун­тов стер­лин­гов моне­той.}

Чьи­ми уси­ли­я­ми теперь созда­ет­ся обос­но­ван­ная надеж­да напра­вить бо́льшую часть этой цен­ной тор­говли в Англию путем пря­мой пере­воз­ки этих то­варов морем из Пер­сид­ско­го зали­ва? Бла­го­да­ря это­му поло­же­ние турец­ких тор­гов­цев и дохо­ды их тамо­жен будут все более ухуд­шать­ся, а денеж­ная налич­ность хри­сти­ан­ско­го мира будет мень­ше тра­титься, как это уже про­изо­шло в тор­гов­ле пряно­стями и инди­го.

А кто же будет сомне­вать­ся в том, что мы нуж­да­ем­ся в сереб­ре, что­бы под­дер­жи­вать тор­гов­лю? Ведь мы таким путем полу­ча­ем шелк, кото­рый с боль­шей выго­дой и удоб­ством будет при­вле­кать день­ги к нам, чем к отда­лен­но­му Турец­ко­му госу­дар­ству, как это было рань­ше.

И пусть не дума­ют, что покуп­ка пер­сид­ско­го шел­ка хри­сти­а­на­ми в Тур­ции про­из­во­дит­ся путем обме­на на дру­гие това­ры или на день­ги, выру­чен­ные от про­да­жи боль­шо­го коли­че­ства доро­гих това­ров в Алеп­по, Алек­сандрии, Кон­стан­ти­но­по­ле и дру­гих местах. Ни Вене­ция, ни Фран­ция, ни Гол­лан­дия не про­да­ют в тех местах столь­ко сво­их това­ров, сколь­ко сами поку­па­ют для сво­их нужд турец­ких това­ров, како­вы, напри­мер, тон­кий шелк-сырец в Сирии, каме­лот, гро­гран, хло­пок, хлоп­ча­то­бу­маж­ная пря­жа, чер­ниль­ные ореш­ки, лен, коноп­ля, ове­чья шерсть, рис, кожа, воск и раз­лич­ные дру­гие вещи, — так что все же пер­сид­ский шелк-сырец дол­жен по­купаться на налич­ные день­ги. Толь­ко англи­чане име­ют боль­ше пре­иму­ществ, чем какая-либо дру­гая нация, в этой тор­гов­ле, так как они про­да­ют такое боль­шое коли­че­ство тон­ких сукон, оло­ва и дру­гих англий­ских изде­лий, что выру­чен­ные от про­да­жи сум­мы не толь­ко поз­во­ля­ют купить доста­точ­ное коли­че­ство турец­ких това­ров, под­хо­дя­щих для их нужд, но так­же око­ло трех­сот боль­ших пер­сид­ских мер шел­ка-сыр­ца еже­год­но.

И если в каком-либо году им слу­чит­ся купить боль­ше шел­ка, тогда им при­хо­дит­ся достав­лять его за налич­ный рас­чет из пор­тов Мар­се­ля, Генуи, Ливор­но, Вене­ции или Нидер­лан­дов. Но это не един­ствен­ный спо­соб, кото­рым Турец­кая импе­рия так обиль­но снаб­жа­ет­ся золо­том и сереб­ром для веде­ния тор­гов­ли с Инди­ей.

Ведь мно­го хри­сти­ан­ских кораб­лей еже­год­но гру­зит­ся в Архи­пелаге[7] зер­ном, поку­па­е­мым за налич­ные день­ги. Боль­шую тор­гов­лю тур­ки так­же ведут с Поль­шей, Вен­гри­ей, Гер­ма­ни­ей, полу­чая золо­то и тале­ры за каме­лот, гро­гран и дру­гие вещи. Но что осо­бен­но заме­ча­тель­но, это — гро­мад­нее коли­че­ство золо­та и неко­то­рое коли­че­ство сереб­ра, хра­ни­мые в Вели­ком Каи­ре, кото­рые дву­мя осо­бы­ми кара­ва­на­ми в слит­ках еже­год­но доста­вляются туда из Абис­син­ской стра­ны (Эфи­о­пии) в опла­ту за мно­жество доро­гих това­ров, как напри­мер бар­хат, сатин, золо­тые тка­ни, таф­та, шер­стя­ные мате­рии, поли­ро­ван­ный коралл и дру­гие вещи.

{Абис­син­цы — народ в Эфи­о­пии, тупой, лени­вый, без реме­сел. Они име­ют мно­го зо­лотых рос­сы­пей и одну серебря­ную, про­дукт ко­торых опла­чи­ва­ет их потреб­ность в чужезем­ных това­рах.}

Итак, обри­со­вав турец­кую тор­гов­лю с христиа­нами, пер­са­ми и индий­ца­ми, я пока­зал и виды и спо­со­бы, кото­ры­ми ост-индские това­ры доставля­лись, а отча­сти еще и теперь достав­ля­ют­ся, в хри­сти­ан­ские стра­ны. Но что­бы не пока­за­лось не­вероятным, что тур­ки поз­во­ля­ют тако­му громад­ному коли­че­ству денег еже­год­но про­хо­дить через их вла­де­ния к индий­цам и пер­сам, их отъявлен­ным вра­гам, я разъ­яс­ню этот вопрос еще более обсто­я­тель­но.

Отно­си­тель­но шел­ка-сыр­ца мы уже пока­за­ли, что тур­ки за него полу­ча­ют от хри­сти­ан день­ги. Поми­мо пошлин, кото­рые они пожи­на­ют в сво­их тамож­нях, тур­ки полу­ча­ют от тор­гов­ли еще нема­ло заня­тий для сво­их под­дан­ных. Что же каса­ет­ся хлоп­ча­то­бу­маж­ных тка­ней (все Турец­кое госу­дар­ство не име­ет совсем, или име­ет очень мало, льня­ных тка­ней), то оно не может обхо­дить­ся без них, хотя это и очень силь­но опу­сто­ша­ет денеж­ные фон­ды госу­дар­ства.

{Тур­ция име­ет мало возможно­сти про­из­во­дить полот­но и полу­чает его толь­ко из Индии.}

Они не име­ют хлоп­ча­то­бу­маж­ной про­мыш­лен­но­сти, в отли­чие от хри­сти­ан, кото­рые орга­ни­зо­ва­ли про­изводство шел­ко­вых мате­рий к боль­шой выго­де неис­чис­ли­мо­го коли­че­ства бед­ня­ков, обес­пе­чен­ных пра­виль­ной поли­ти­кой бла­го­устро­ен­ных и про­цве­та­ю­щих госу­дарств.

Как в этом, так и в дру­гих подоб­ных слу­ча­ях я мог бы при­вести в при­мер Геную, Фло­рен­цию, Лук­ку, кото­рые для поддержа­ния реме­сел и тор­гов­ли поку­па­ют шелк-сырец из Сици­лии на сум­му, по мень­шей мере, в пять­сот тысяч фун­тов стер­лин­гов еже­год­но. И для опла­ты его они про­да­ют в Неа­по­ле, Палер­мо, Мес­сине извест­ное коли­че­ство фло­рен­тий­ской тис­не­ной кожи и дру­гих това­ров на сто пять­де­сят тысяч фун­тов стер­лин­гов в год.

{Выго­ды некото­рых госу­дарств Ита­лии от под­держки реме­сел. Налич­ные день­ги, кото­рые еже­год­но вво­зят­ся из неко­торых госу­дарств Ита­лии в Сици­лию.}

А оста­ток в три­ста пять­де­сят тысяч фун­тов стер­лингов упла­чи­ва­ет­ся налич­ны­ми день­га­ми, с кото­рыми они охот­но рас­ста­ют­ся для того, что­бы вести тор­гов­лю. Опыт их научил, что тор­гов­ля, их про­фес­сия, все­гда воз­вра­ща­ет им день­ги. Ведь с помо­щью денег, выру­чен­ных за этот шелк (когда его пере­ра­бо­та­ют, пере­ве­зут и про­да­дут во Франк­фур­те или на дру­гих рын­ках), они смо­гут луч­ше испол­нить свои дого­во­ры с испан­ским коро­лем во Фланд­рии. И таким обра­зом из Испа­нии сереб­ро вер­нет­ся обрат­но в Ита­лию.

Но если я буду укло­нять­ся в эти и дру­гие подроб­но­сти (не отно­ся­щи­е­ся к нашей цели), это будет очень уто­ми­тель­но для чита­теля и пове­дет меня за пре­де­лы моей цели — быть крат­ким.

Теперь я поста­ра­юсь выяс­нить неко­то­рые сомне­ния тех лю­дей, кото­рые, по всей веро­ят­но­сти, не имея све­де­ний об иностран­ных госу­дар­ствах, могут думать, что ни у Вене­ции, ни у Мар­се­ля нет ни средств, ни наме­ре­ний выво­зить еже­год­но столь­ко налич­ных денег. Осо­бен­но это каса­ет­ся Мар­се­ля, явля­ю­ще­го­ся частью Фран­ции. Бла­го­да­ря сосед­ству с нею мы зна­ем, что золо­то и сереб­ро не могут выво­зить­ся из это­го коро­лев­ства на сколь­ко-нибудь зна­чи­тель­ную сум­му, бо́льшую, чем это доз­во­ле­но для необхо­димых рас­хо­дов путе­ше­ствен­ни­ков. Одна­ко, несмот­ря на это, опыт так­же учит нас, что для осу­ществ­ле­ния этой тор­гов­ли, о кото­рой мы теперь гово­рим и кото­рую они так высо­ко ценят, там обес­пе­чен сво­бод­ный вывоз как золо­тых, так и сереб­ря­ных денег; поче­му с день­га­ми там нет затруд­не­ний: ведь ука­зан­ные то­вары достав­ля­ют их в изоби­лии.

{Как Мар­сель и Вене­ция снаб­жаются налич­ными день­га­ми.}

Во-пер­вых, в Мар­сель день­ги идут не толь­ко из Ге­нуи, Ливор­но, Кар­та­ге­ны, Мала­ги и мно­гих дру­гих пор­тов Испа­нии и Ита­лии, но и из Пари­жа, Руа­на, Сент-Мало, Тулу­зы, Роше­ли, Диеп­па и дру­гих горо­дов Фран­ции, у кото­рых нема­ло воз­мож­но­стей по­лучать боль­шие коли­че­ства реа­лов и тале­ров из Испа­нии и Гер­мании.

Подоб­ным же обра­зом вене­ци­ан­цы выво­зят ука­зан­ный шелк-сырец и дру­гие това­ры в раз­лич­ные госу­дар­ства Ита­лии, Гер­мании и Вен­грии (кото­рые име­ют очень мало това­ров, подходя­щих для обме­на, но име­ют лишь день­ги) и обиль­но ими снаб­жаются день­га­ми; ведь руд­ни­ки Вен­грии и Гер­ма­нии достав­ля­ют боль­шое коли­че­ство золо­та и сереб­ра. Подоб­ным же обра­зом и горо­да Ита­лии, в осо­бен­но­сти Генуя, Фло­рен­ция и Милан, име­ют все­гда запа­сы из Испа­нии, пред­став­ля­ю­щие опла­ту мно­гих боль­ших заку­пок, кото­рые их куп­цы дела­ют по пору­че­нию испан­ско­го коро­ля в Ита­лии и Фланд­рии. По всем этим вопро­сам я мог бы напи­сать целую кни­гу, но думаю, что ска­зал уже доста­точ­но, что­бы пока­зать, как тор­гов­ля с Ост-Инди­ей велась и ведет­ся хри­сти­а­на­ми вооб­ще, как день­ги еже­год­но выво­зят­ся и кем; ука­зал так­же воз­мож­но­сти и спо­со­бы веде­ния этой тор­гов­ли.

В бли­жай­шем месте я дам удо­вле­тво­ре­ние воз­ра­жа­ю­щим мне и пока­жу, что не ост-индская тор­гов­ля при­во­дит к обед­не­нию золо­том, сереб­ром, день­га­ми, — наше коро­лев­ство, в част­но­сти.

{Тре­тья часть пока­зы­ва­ет, как ост-индская тор­гов­ля обо­га­ща­ет наше коро­лев­ство.}

Кто не зна­ет, что золо­то в Ост-Индии не име­ет уста­нов­лен­но­го зако­ном отно­ше­ния к сереб­ру! Англий­ская сереб­ря­ная моне­та не нахо­дит­ся там в том же отно­ше­нии по сто­и­мо­сти к испан­ским реа­лам, что и здесь.

{Как мно­го денег и това­ров Ост-Индская ком­па­ния вывез­ла с нача­ла сво­ей тор­гов­ли.}

Его вели­че­ство не раз­ре­шил Ост-Индской ком­па­нии выво­зить за гра­ни­цу ни золо­той, ни сереб­ря­ной англий­ской моне­ты, но лишь неко­то­рую ограничен­ную сум­му ино­стран­но­го сереб­ра еже­год­но, ко­торой она не осме­ли­ва­ет­ся пре­вы­шать. Она даже до сих пор нико­гда не исполь­зо­ва­ла этой нор­мы. Из ее книг ясно, что с нача­ла воз­ник­но­ве­ния ост-индской тор­гов­ли в 1601 г. до июля 1620 г. она отпра­ви­ла за гра­ни­цу толь­ко пять­сот сорок восемь тысяч девя­но­сто фун­тов стер­лин­гов, в испан­ских реа­лах и тале­рах, хотя по лицен­зии име­ла пра­во вывез­ти за это вре­мя семь­сот два­дцать тысяч фун­тов стер­лин­гов.

Она вывез­ла так­же за гра­ни­цу в тече­ние этих девят­на­дца­ти лет на две­сти девя­но­сто две тыся­чи две­сти восемь­де­сят шесть фун­тов стер­лин­гов тон­ких сукон, каше­ми­ра, свин­ца, оло­ва, вме­сте с дру­ги­ми англий­ски­ми и загра­нич­ны­ми това­ра­ми, что явля­лось хоро­шим добав­ле­ни­ем к выво­зу наших това­ров в эти дале­кие стра­ны, где до сих пор они совер­шен­но не име­ли сбы­та.

{Рост выво­за англий­ских това­ров в Индию.}

Заметь­те, насколь­ко вре­мя и раз­ви­тие промышлен­ности улуч­ши­ли эту тор­гов­лю: ведь за три послед­них года в Индию было выве­зе­но боль­ше това­ров, чем за шест­на­дцать лет до это­го; одна­ко нас это еще не удовлетво­ряет, так как эта ново­рож­ден­ная тор­гов­ля с Крас­ным морем и Пер­сид­ским зали­вом дает нам надеж­ду на боль­шее.

Так, напри­мер, мы недав­но узна­ли по пись­мам из Испа­нии о боль­ших коли­че­ствах шел­ка-сыр­ца, заго­тов­лен­но­го англий­ски­ми аген­та­ми, кото­рый мы можем (с божьей помо­щью) ожи­дать здесь к авгу­сту меся­цу, с уве­дом­ле­ни­ем о воз­мож­но­сти так­же про­дать наши англий­ские сук­на и каше­мир в боль­ших коли­че­ствах; то же пред­по­ла­га­ет­ся отно­си­тель­но желе­за, оло­ва и дру­гих вещей, цен­ность кото­рых (на осно­ва­нии преж­них про­даж) доста­точ­но дока­зана опы­том.

Теперь мы про­пу­стим мно­го вопро­сов о воз­мож­но­стях кабо­тажной тор­гов­ли меж­ду раз­лич­ны­ми пор­та­ми Индии их же соб­ственными това­ра­ми. Этим может быть зна­чи­тель­но уве­ли­че­но исполь­зо­ва­ние наших кораб­лей одно­вре­мен­но с ростом выво­за на них из Англии денеж­ных сумм и това­ров.

Наш капи­тал мо­жет быть значи­тельно уве­ли­чен кабо­таж­ной тор­говлей меж­ду раз­лич­ны­ми пор­тами Индии (см. преж­ние сообще­ния о тор­гов­ле из Сура­та в Ахен и во всей Южной и Восточ­ной Индии, а так­же меж­ду Инди­ей и Крас­ным морем).}

В заклю­че­ние я хочу пока­зать, как его вели­че­ство в патен­те, жало­ван­ном Ост-Индской ком­па­нии, тща­тельно поза­бо­тил­ся о том, что­бы чле­ны ком­па­нии еже­год­но вво­зи­ли столь­ко же сереб­ра, сколь­ко они выво­зят. Это все­гда чест­но соблю­да­лось даже с избыт­ком, что вело к уве­ли­че­нию денеж­ных фон­дов коро­лев­ства. Мало веро­ят­но, что­бы ино­стран­ное се­ребро, заку­па­е­мое ком­па­ни­ей по опре­де­лен­ной цене, с обя­за­тель­ством постав­ки к уста­нов­лен­но­му сро­ку, было вве­зе­но в Англию, если бы не было тако­го кон­трак­та. Не будь уве­рен­но­сти в воз­мож­но­сти про­дать эти день­ги по хоро­шей цене, куп­цы несо­мнен­но пред­по­чли бы заку­пить на них това­ры, избы­точ­ное потреб­ле­ние кото­рых как я поста­ра­юсь пока­зать даль­ше, было бы менее выгод­но для госу­дар­ства.

{В Индию выво­зит­ся толь­ко ино­стран­ная моне­та. Ост-Индская ком­па­ния обя­за­на ввез­ти в Англию столь­ко же денег, сколь­ко она вывез­ла отту­да.

Табак, вино­град, рас­ти­тель­ное мас­ло и вина — в них нет необ­хо­ди­мо­сти, ско­рее от них слиш­ком мно­го дыма, чада.

Раз­ме­ры такой тор­гов­ли и коли­че­ство това­ров, кото­рые, как наде­ют­ся, еже­год­но будут достав­лять­ся в госу­дарство из Ост-Индии.}

Пред­по­ло­жим, что Ост-Индская ком­па­ния может еже­год­но выво­зить сто тысяч фун­тов стер­лин­гов; несмот­ря на то, что тор­говля будет вестись налич­ны­ми день­га­ми, она не толь­ко не умень­шит, но ско­рее уве­личит денеж­ные фон­ды госу­дар­ства. Что­бы дока­зать это, я крат­ко изло­жу суще­ство англий­ской тор­гов­ли с Ост-Инди­ей по ко­личеству раз­лич­ных това­ров, еже­год­но при­возимых из Индии в Англию, и при­ве­ду обыч­ные цены их в обо­их местах.

Нач­нем с их цен фран­ко-борт в Ост-Индии.

В Ост-Индии

Два мил­ли­о­на пять­сот тысяч фун­тов пер­ца, по два с поло­виной пен­са за фунт, сто­ят два­дцать шесть тысяч сорок один фунт стер­лин­гов три­на­дцать шил­лин­гов четы­ре пен­са.

Сто пять­де­сят тысяч фун­тов гвоз­ди­ки, по девя­ти пен­сов за фунт, сто­ят пять тысяч шесть­сот два­дцать шесть фун­тов. Сто пять­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го оре­ха, по четы­ре пен­са за фунт, сто­ят две тыся­чи пять­сот фун­тов стер­лин­гов. Пять­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го цве­та, по вось­ми пен­сов за фунт, сто­ят тыся­чу шесть­сот шесть­де­сят шесть фун­тов стер­лин­гов тринад­цать шил­лин­гов четы­ре пен­са. Две­сти тысяч фун­тов инди­го, по четыр­на­дца­ти пен­сов за фунт, сто­ят один­на­дцать тысяч шесть­сот шесть­де­сят шесть фун­тов стер­лин­гов три­на­дцать шил­лин­гов четы­ре пен­са.

Сто семь тысяч сто сорок фун­тов китай­ско­го шел­ка-сыр­ца, по семи шил­лин­гов за фунт, сто­ят трид­цать семь тысяч четы­ре­ста девя­но­сто девять фун­тов стер­лин­гов. Пять­де­сят тысяч штук хлопча­тобумажных тка­ней раз­но­го рода, по семи шил­лин­гов в сред­нем за шту­ку, сто­ят пят­на­дцать тысяч фун­тов. Ито­го — сто тысяч фун­тов стер­лин­гов.

Все эти това­ры часто поку­па­лись при­бли­зи­тель­но по ука­занной нами цене. И мы наде­ем­ся с нашей сто­ро­ны (поми­мо тор­говли шел­ком-сыр­цом с Пер­си­ей) еже­год­но достав­лять из Индии такое коли­че­ство раз­лич­ных сор­тов това­ров, как здесь ука­за­но (если его вели­че­ству будет угод­но ока­зы­вать нам покровитель­ство и защи­щать нас на осно­ва­нии согла­ше­ния, заклю­чен­но­го с Гол­лан­ди­ей). Все эти това­ры будут про­да­вать­ся в Англии по сле­ду­ю­щим ценам:

В Англии

Две­сти пять­де­сят тысяч фун­тов пер­ца, по два­дца­ти пен­сов за фунт, сто­ят две­сти восемь тысяч три­ста трид­цать три фун­та шесть шил­лин­гов восемь пен­сов. Сто пять­де­сят тысяч фун­тов гвоз­ди­ки, по шести шил­лин­гов за фунт, сто­ят сорок пять тысяч фун­тов стер­лин­гов. Сто пять­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го оре­ха, по два шил­лин­га шести пен­сов за фунт, сто­ят восем­на­дцать тысяч семь­сот пять­де­сят фун­тов стер­лин­гов. Пять­де­сят тысяч фун­тов, мускат­но­го цве­та, по шести шил­лин­гов за фунт, сто­ят пят­на­дцать тысяч фун­тов стер­лин­гов. Две­сти тысяч фун­тов инди­го, по пяти шил­лин­гов за фунт, сто­ят пять­де­сят тысяч фун­тов стер­лин­гов. Сто семь тысяч сто сорок фун­тов китай­ско­го шел­ка-сыр­ца, по два­дца­ти шил­лин­гов за фунт, сто­ят сто семь тысяч сто сорок фун­тов стер­лин­гов. Пять­де­сят тысяч кус­ков хлоп­ча­то­бу­маж­ных тка­ней раз­но­го рода, по два­дца­ти шил­лин­гов за шту­ку в сред­нем, сто­ят пять­де­сят тысяч фун­тов. Ито­го — четы­ре­ста девя­но­сто четы­ре ты­сячи две­сти два­дцать три фун­та шесть шил­лин­гов восемь пен­сов.

Таким обра­зом, мы вер­нем не толь­ко наши соб­ствен­ные день­ги, но даже боль­ше на три­ста девя­но­сто четы­ре тыся­чи две­сти двад­цать три фун­та шесть шил­лин­гов восемь пен­сов. На эту сум­му и уве­ли­чи­ва­ет­ся денеж­ный фонд коро­лев­ства.

Таким обра­зом, мы вер­нем не толь­ко наши соб­ствен­ные день­ги, но даже боль­ше на три­ста девя­но­сто четы­ре тыся­чи две­сти двад­цать три фун­та шесть шил­лин­гов восемь пен­сов. На эту сум­му и уве­ли­чи­ва­ет­ся денеж­ный фонд коро­лев­ства.

{Насколь­ко денеж­ный фонд коро­лев­ства может еже­год­но уве­ли­чи­вать­ся от тор­гов­ли с Ост-Инди­ей. Ко­рабли, вме­сти­мо­стью в 2500 тонн, достав­ля­ют домой все това­ры из Ост-Индии. Сырье, достав­лен­ное одним рей­сом, сто­ит более 15 000 фун­тов стер­лин­гов. Индий­ские това­ры будут достав­лять коро­лев­ству налич­ные день­ги. Нет иных спо­со­бов полу­чить день­ги, кро­ме тор­гов­ли. Фран­цу­зы и венециан­цы выво­зят еже­год­но 600 000 фун­тов стер­лин­гов наличны­ми день­га­ми в Тур­цию. Тор­говля дела­ет очень бога­ты­ми неко­то­рые госу­дар­ства, ко­торые име­ют мало дру­гих спо­со­бов раз­бо­га­теть. Если сто­и­мость выво­за из наше­го госу­дар­ства будет превы­шать сто­и­мость еже­год­но­го вво­за това­ров, денеж­ный фонд стра­ны будет увеличи­ваться. Вывоз в Ост-Индию состав­ля­ет еже­год­но 480 000 фун­тов стер­лин­гов, а ввоз — 120 000 фун­тов стер­лин­гов. Так что пас­сив тор­го­во­го ба­ланса с Инди­ей состав­ля­ет 360 000 фун­тов стер­лин­гов. Одна­ко каж­дая опе­ра­ция долж­на рас­смат­ри­вать­ся с точ­ки зре­ния ее ито­га.

От про­да­жи Ост-индских това­ров на континен­те выру­ча­ют­ся день­ги, кото­рые мог­ли бы быть достав­ле­ны в наше коро­лев­ство, если бы не упо­треб­ля­лись на дру­гие виды нашей тор­гов­ли.}

Хотя Ост-Индская ком­па­ния будет расхо­довать бо́льшую часть этой сум­мы на опла­ту пошлин и нало­гов, а так­же на зара­бот­ную пла­ту тор­го­вых аген­тов, офи­це­ров и моря­ков, на пере­воз­ку съест­ных при­па­сов, сна­ряжение, стра­хов­ку и тому подоб­ное, все это (за исклю­че­ни­ем обо­ру­до­ва­ния кораб­лей) толь­ко видо­из­ме­не­ние, а не потреб­ле­ние товар­ных фон­дов нашей стра­ны[8].

Но если кто-либо воз­ра­зит (как уже было отме­че­но), что эти това­ры, будучи доста­влены в Англию, либо будут потреб­ле­ны в самой стране, либо выме­не­ны за гра­ни­цей на дру­гие това­ры, и мы все-таки поте­ря­ем нашу сот­ню тысяч фун­тов стер­лин­гов налич­ными, то мы отве­тим: во-пер­вых, в нашем слу­чае мы долж­ны будем счи­тать, что эти това­ры полез­ны госу­дар­ству лишь постоль­ку, посколь­ку ими мож­но тор­го­вать.

Во-вто­рых, хотя эти това­ры и выме­не­ны на дру­гие това­ры за гра­ни­цей, все же мы долж­ны счи­тать, что они уве­ли­чи­ва­ют то­варный фонд стра­ны и дают рабо­ту поддан­ным госу­дар­ства.

Нако­нец, если бы мы реши­ли пере­стать потреб­лять их, кто же усо­мнит­ся в том, что мы мог­ли бы полу­чить цели­ком их стои­мость налич­ны­ми день­га­ми? Ведь в Ита­лии, Тур­ции и в дру­гих местах, где их мож­но про­дать с наи­боль­шей выго­дой, — день­ги может выво­зить любой во вся­кое вре­мя.

Подоб­но тому, как с помо­щью выво­за неко­то­рых дру­гих това­ров из Англии были полу­че­ны выше­упо­мя­ну­тые сто тысяч фун­тов стер­лин­гов налич­ны­ми день­га­ми, пред­на­зна­чен­ные, как выше было ука­за­но, для тор­гов­ли с Ост-Инди­ей, — и индий­ские това­ры обла­да­ют спо­соб­но­стью достав­лять госу­дар­ству налич­ные день­ги.

Пусть не сомне­ва­ют­ся, что день­ги сле­ду­ют за това­ра­ми, так как день­ги — цена това­ров, и покуп­ка това­ров и есть подлин­ное назна­че­ние денег, — их связь нераз­рыв­на.

Если бы Фран­ция и Вене­ция хотя бы сколь­ко-нибудь сомне­вались в этом, они не раз­ре­ша­ли бы так охот­но еже­год­но выво­зить в Тур­цию шесть­сот тысяч фун­тов стер­лин­гов, или более, в испан­ских реа­лах или тале­рах, из кото­рых по мень­шей мере три чет­вер­ти упо­треб­ля­ют­ся толь­ко для закуп­ки пер­сид­ско­го шел­ка-сыр­ца, како­вой товар и дает им сей­час же воз­мож­ность полу­чать из раз­личных госу­дарств налич­ные день­ги для веде­ния тор­гов­ли. Вслед­ствие этих опе­ра­ций их богат­ство рас­тет, и насе­ле­ние этих стран нахо­дит зна­чи­тель­ное при­ме­не­ние сво­е­му тру­ду.

Итак, в заклю­че­ние, я толь­ко добав­лю, что одна лишь ост-индская тор­гов­ля (хотя она и ведет­ся не в боль­ших раз­ме­рах, чем выше опи­са­но) спо­соб­на доста­вить коро­лев­ству боль­ше де­нег, чем все дру­гие виды тор­гов­ли (в том виде, как они сей­час ведут­ся), взя­тые вме­сте, если толь­ко вер­но пра­ви­ло, гла­ся­щее: когда цен­ность наше­го выво­за пре­вы­ша­ет цен­ность ино­стран­ных това­ров, кото­рые потреб­ля­ют­ся в стране, то раз­ни­ца неиз­беж­но вер­нет­ся к нам в виде денег.

Я уве­рен, что после тща­тель­но­го и чест­но­го обсле­до­ва­ния будет най­де­но, что актив­ный баланс всех дру­гих видов тор­гов­ли, взя­тых вме­сте, не дости­га­ет той сум­мы денег, кото­рую дает одна ост-индская тор­гов­ля.

Как уже было ука­за­но, на выве­зен­ные сто тысяч фун­тов стер­лингов мож­но ввез­ти ост-индских това­ров при­бли­зи­тель­но на пять­сот тысяч фун­тов стер­лин­гов. Мы долж­ны счи­тать толь­ко ту часть вве­зен­ных това­ров в соб­ствен­ном смыс­ле сло­ва вво­зом, кото­рая потреб­ля­ет­ся в самом госу­дар­стве, и она состав­ля­ет око­ло ста два­дца­ти тысяч фун­тов стер­лин­гов еже­год­но. Раз­ни­ца в три­ста восемь­де­сят тысяч фун­тов стер­лин­гов состав­ля­ет экс­порт в дру­гие стра­ны в виде сук­на, свин­ца, оло­ва и дру­гих отечест­венных това­ров, что содей­ству­ет зна­чи­тель­но­му уве­ли­че­нию товар­ных фон­дов госу­дар­ства и его денеж­ных средств.

Посколь­ку все чело­ве­че­ские дей­ствия име­ют конец и опре­деленную цель, подоб­ным же обра­зом мы долж­ны уста­но­вить цели и для ост-индской тор­гов­ли, кото­рые тогда толь­ко дей­стви­тель­но могут быть при­зна­ны осу­ществ­лен­ны­ми, когда наше госу­дар­ство обслу­же­но, оста­ток това­ров послан за гра­ни­цу и про­дан там за налич­ные день­ги, при усло­вии, что эти день­ги могут быть сво­бод­но выве­зе­ны отту­да.

Мно­гим хоро­шо извест­но, что мы полу­ча­ем день­ги от про­да­жи индий­ских това­ров с бары­шом в Тур­ции, Ливор­но, Генуе, Ни­дерландах, Мар­се­ле и дру­гих местах; если даже все эти день­ги или неко­то­рая часть их не будут вве­зе­ны в Англию, но исполь­зованы каким-нибудь дру­гим спо­со­бом или на дру­гие дела, все же при­дет­ся при­знать, что выше­ука­зан­ные това­ры Индии име­ют свой зна­чи­тель­ный баланс в моне­те.

Но доста­точ­но нагро­мож­дать дока­за­тель­ства для подтвержде­ния того, что уже настоль­ко ясно. Поста­ра­юсь теперь дать ответ на сле­ду­ю­щее воз­ра­же­ние.

Второе возражение

Брев­на, тол­стые дубо­вые дос­ки и дру­гие мате­ри­а­лы для соору­жения кораб­лей рас­хо­ду­ют­ся в чрез­мер­ных коли­че­ствах и цены на них рас­тут, так как Ост-Индская ком­па­ния для сво­ей тор­гов­ли стро­ит еже­год­но боль­шое коли­че­ство круп­ных кораб­лей; государ­ство же не име­ет воз­мож­но­сти ими в слу­чае надоб­но­сти пользо­ваться: ведь они либо вне Англии, либо если и воз­вра­ща­ют­ся, то повре­жден­ны­ми, негод­ны­ми для поль­зо­ва­ния.

Ответ

Эта ост-индская тор­гов­ля, неви­ди­мо­му, какое-то чудо­ви­ще, кото­рое опу­сто­ша­ет и тра­тит все и не при­но­сит ника­кой поль­зы.

1) Но это воз­ра­же­ние в извест­ной части — сла­бо. 2) В осталь­ном же оно осно­ва­но на недо­ра­зу­ме­нии.

{Пер­вая часть — о глу­по­сти возра­жения.}

Во-пер­вых, — раз­ве наши леса и хоро­шие дере­вья пред­на­зна­че­ны для того, что­бы на них любо­вать­ся? Мож­но было бы с рав­ным успе­хом запре­тить вы­работку шер­сти и вывоз за гра­ни­цу наше­го сук­на; ведь и то и дру­гое оди­на­ко­во явля­ет­ся сред­ством для полу­че­ния необ­хо­ди­мых стране това­ров. Раз­ве они не зна­ют, что дере­вья живут и рас­тут и, вырас­тая, со вре­ме­нем гиб­нут и гни­ют, если толь­ко не дать им луч­ше­го при­ме­не­ния?

А какое же при­ме­не­ние может быть более бла­го­род­но или более выгод­но, чем исполь­зо­ва­ние их на построй­ку хоро­ших торго­вых и воен­ных кораб­лей? Раз­ве они не жит­ни­цы наше­го богат­ства и изоби­лия и не оплот мира и сча­стья? Раз­ве их строй­ка не дает зара­бо­ток мно­гим сот­ням бед­ня­ков и не уве­ли­чи­ва­ет значи­тельно чис­ло ремес­лен­ни­ков, кото­рые так нуж­ны госу­дар­ству? Не стро­ят­ся ли кораб­ли с помо­щью достав­ля­е­мых еже­год­но из Ирлан­дии леса и дру­гих мате­ри­а­лов? Ну, где же тогда опустоше­ние и вздо­ро­жа­ние? Я уве­рен, что Ост-Индская ком­па­ния это­го не нахо­дит; она дела­ет закуп­ки мате­ри­а­лов толь­ко в Гэмп­ши­ре, Эссек­се, Кен­те и Берк­ши­ре, и во всех этих местах она поку­па­ет и брев­на и дос­ки для кор­пу­са, дос­ки для обшив­ки и дере­вян­ные наге­ли и т. п., все это хоро­ше­го каче­ства и за деше­вую цену, так же деше­во (и даже дешев­ле), как пят­на­дцать лет тому назад.

{Забо­та Ост-Инд­ской ком­па­нии о брев­нах и дос­ках. Ост-индская тор­гов­ля не удо­ро­жа­ет мате­риалов для по­стройки кораб­лей.}

За все это вре­мя кни­ги ком­па­нии ясно пока­зы­ва­ют, что цена этих мате­ри­а­лов не изме­ня­ет­ся зна­чи­тель­но; если цена их несколь­ко повы­ша­лась в тече­ние одно­го года, то на дру­гой год она пада­ла до преж­не­го уров­ня. Кро­ме того, посмот­ри­те, поми­мо кораб­лей Ост-Индской ком­па­нии, сколь­ко боль­ших и хоро­ших кораб­лей еже­год­но стро­ит­ся част­ны­ми куп­ца­ми (каких Англия нико­гда не име­ла рань­ше). И что осо­бен­но заме­ча­тель­но, это — посто­ян­ная новая строй­ка на вер­фях его вели­че­ства, кото­рая еже­год­но уве­ли­чи­ва­ет силу и сла­ву несрав­нен­но­го коро­лев­ско­го фло­та. Так что, как мы видим, пред­по­ла­га­е­мые опу­сто­ше­ние и недо­ста­ток лес­ных мате­ри­а­лов не так уже вели­ки.

{Вто­рая часть пока­зы­ва­ет ошиб­ки воз­ра­же­ния.}

Да, гово­рят они, но ост-индские кораб­ли нико­гда не быва­ют на месте, если встре­тит­ся в них надоб­ность. Если же они и дома, то не в поряд­ке и не­годны для служ­бы.

{Воен­ные запа­сы Ост-Индской кам­па­нии.}

В тор­го­вом транс­пор­те суда ухо­дят и при­хо­дят, они не сде­ла­ны для того, что­бы сто­ять в гава­ни. Одна­ко, несмот­ря на это, Ост-Индская ком­па­ния хоро­шо под­го­тов­ле­на во вся­кое вре­мя нести служ­бу его вели­че­ства и коро­лев­ства, имея боль­шие запа­сы воен­но­го сна­ря­же­ния, ко­торые она все­гда дер­жит в готов­но­сти. Тако­вы: брев­на, дос­ки, желез­ные изде­лия, мач­ты, таке­лаж, яко­ря, боч­ки, артилле­рия, порох, бом­бы, гото­вые при­па­сы про­до­воль­ствия, вино, сидр и целый склад вся­ких дру­гих вещей, нуж­ных для посто­ян­ной строй­ки кораб­лей, их ремон­та и отправ­ки в море. Это мож­но ви­деть на вер­фях и скла­дах ком­па­нии в Депт­фор­де и осо­бен­но в Блек­ва­ле. Они ста­ли так зна­ме­ни­ты, что еже­год­но посе­ща­ют­ся ино­стран­ца­ми для осмот­ра — как послан­ни­ка­ми, так и дру­ги­ми лица­ми, испы­ты­ва­ю­щи­ми боль­шое удив­ле­ние перед мощью и сла­вой его вели­че­ства, у кото­ро­го одна лишь ком­па­ния куп­цов спо­собна по пер­во­му сиг­на­лу выста­вить флот боль­шой силы и мо­гущества.

{Сила его величе­ства в одной лишь Ост Инд­ской ком­па­нии.}

Всем людям, жела­ю­щим знать прав­ду, доста­точ­но хоро­шо извест­но, что Ост-Индская ком­па­ния (по­мимо соб­ствен­но­го фло­та из кораб­лей, отбываю­щих и при­бы­ва­ю­щих, а так­же пла­ва­ю­щих в Индии) посто­ян­но стро­ит, чинит, осна­ща­ет таке­ла­жем, снаб­жа­ет про­ви­ан­том и сна­ря­жа­ет все­ми необ­хо­ди­мы­ми для дли­тель­но­го пла­ва­ния мате­ри­а­ла­ми от семи до вось­ми боль­ших судов в год.

Эти кораб­ли мож­но видеть на яко­ре на Тем­зе; они с боль­шой поспеш­но­стью сна­ря­жа­ют­ся в тече­ние пяти — шести меся­цев, преж­де чем отправ­ля­ют­ся в Индию, что быва­ет в мар­те меся­це; тот­час же после их отхо­да от бере­га Англии — при­хо­дят ко­рабли, воз­вра­ща­ю­щи­е­ся из Индии. Эти кораб­ли, одна­ко, вовсе не воз­вра­ща­ют­ся домой настоль­ко повре­жден­ны­ми, как некото­рым хоте­лось бы пред­ста­вить их. Как часто эти кораб­ли совер­шают два или три после­до­ва­тель­ных путе­ше­ствия в Ост-Индию! Теперь, после их воз­вра­ще­ния, их ста­вят в док, они сно­ва обши­ва­ют­ся, при­во­дят­ся в поря­док, и их опять спус­ка­ют на воду, вполне при­год­ны­ми для таких же поез­док, мень­ше чем за два меся­ца. Но бес­по­лез­но тра­тить боль­ше вре­ме­ни на опровер­жение это­го воз­ра­же­ния. Поэто­му я перей­ду к рас­смот­ре­нию сле­ду­ю­щих.

Третье возражение

{Кораб­ли, возвра­щающиеся из Ост-Индии, могут быть исправ­ле­ны в очень корот­кий срок.}

Поезд­ки в Ост-Индию потреб­ля­ют мно­го про­вианта, губят моря­ков, после кото­рых оста­ет­ся мно­го бед­ных вдов и детей без помо­щи, поми­мо того, что из мно­гих кораб­лей, отправ­ля­ю­щих­ся в Ост-Индию, мало воз­вра­ща­ет­ся обрат­но. Тор­гов­ля с Ост-Инди­ей при­ве­ла к упад­ку тор­гов­лю и судо­ход­ство с Дар­данеллами[9]. Нако­нец, выше­ука­зан­ная тор­гов­ля с Ост-Инди­ей очень невы­год­на для куп­цов; рав­но как и госу­дар­ство не полу­ча­ет боль­ше преж­не­го выгод от деше­виз­ны индий­ских пря­но­стей.

Ответ

Где же это мы живем? В каком же это мире, пол­ном несча­стий, доро­го­виз­ны, смерт­но­сти, разо­ре­ния, нищен­ства и т. д.?

Поис­ти­не целый поток несча­стий, веду­щих нас к нище­те. Раз­ве не пора уже искать сред­ство про­тив них? И это тем лег­че сде­лать, что эти беды нико­гда в дей­стви­тель­но­сти (по край­ней мере до сих пор) не при­чи­ня­лись Ост-Индской ком­па­ни­ей, как я пока­жу, отве­чая на все части воз­ра­же­ния по поряд­ку. Во-пер­вых, относи­тельно доро­го­виз­ны.

{Во-пер­вых — отно­сительно дорого­визны.}

Ведь совер­шен­но есте­ствен­но и спра­вед­ли­во, что­бы каж­дое госу­дар­ство кор­ми­ло и забо­ти­лось о сво­их сочле­нах, неза­ви­си­мо от их обще­ствен­но­го положе­ния, в соот­вет­ствии с их сред­ства­ми.

Это отно­сит­ся не толь­ко к тем из них, кто нахо­дит­ся дома, но и к тем, кто отправ­ля­ет­ся в чужие стра­ны ради соб­ствен­но­го про­пи­та­ния и бла­га госу­дар­ства.

{Каким обра­зом Ост-Индская ком­па­ния снаб­жает провиан­том свои кораб­ли.}

Что каса­ет­ся снаб­же­ния про­ви­ан­том (кото­рый еже­годно заго­тов­ля­ет­ся для кораб­лей, отплы­ва­ю­щих в Ост-Индию), то мно­гим хоро­шо извест­но, что он все­гда рас­счи­ты­ва­ет­ся на восем­на­дцать меся­цев, тогда как обыч­но путе­ше­ствие про­дол­жа­ет­ся на год боль­ше. В тече­ние это­го вре­ме­ни они снаб­жа­ют­ся продоволь­ствием, заку­па­е­мым за гра­ни­цей.

Хлеб и суха­ри для этих кораб­лей дела­ют­ся из фран­цуз­ско­го зер­на, спе­ци­аль­но для это­го достав­ля­е­мо­го сюда (и при­том по доро­гой цене) толь­ко для того, что­бы обес­пе­чить изоби­лие наше­го соб­ствен­но­го хле­ба. И раз­ве совсем недав­но фер­ме­ры не нача­ли кри­чать, что деше­виз­на зер­на не поз­во­ля­ет им пла­тить высо­кую рен­ту? Не при­спо­соб­ля­ет ли Ост-Индская ком­па­ния все­ми спосо­бами свои дей­ствия ко бла­гу госу­дар­ства?

Раз­ве напит­ком для эки­па­жа не явля­ет­ся по боль­шей части вода, немно­го вина и сид­ра и совсем мало пива?

Мясо состо­ит из говя­ди­ны и сви­ни­ны из рас­че­та на три раза в неде­лю, осталь­ные дни пищей эки­па­жа явля­ет­ся рыба, немно­го мас­ла, сыр, горох, овся­ная мука и дру­гие вещи. Все это рассчи­тано по очень скуд­ной нор­ме на каж­до­го чело­ве­ка. Здесь нет изли­ше­ства или рас­то­чи­тель­но­сти и ниче­го тако­го, что вызы­ва­ло бы доро­го­виз­ну и недо­ста­ток пище­вых про­дук­тов (внут­ри стра­ны), как неко­то­рые оши­боч­но пред­по­ла­га­ют. Ско­рее такой спо­соб дей­ствия уве­ли­чи­ва­ет изоби­лие в стране. А теперь я дам ответ на сле­дующий пункт — отно­си­тель­но смерт­но­сти и гибе­ли моря­ков.

{Вто­рая часть — о смерт­но­сти.}

Жизнь чело­ве­ка так дра­го­цен­на, что не сле­ду­ет ее под­вер­гать опас­но­сти. И все же мы зна­ем, что все тече­ние нашей жиз­ни — толь­ко пере­ход к смер­ти, при­чем ничто не может его ни оста­но­вить, ни замед­лить, но все люди идут к ней оди­на­ко­вым обра­зом и с оди­на­ко­вой ско­ро­стью.

Эту-то дли­тель­ность жиз­ни опре­де­ля­ет при­ро­да, а госу­дар­ство стре­мит­ся обес­пе­чить ее достой­ным людям. Но никто не может счи­тать столь достой­ным, как те, кто рабо­та­ет по сво­е­му призва­нию в инте­ре­сах обще­ства и к сво­ей соб­ствен­ной выго­де.

{Хоро­шие моря­ки счи­та­ют­ся цен­ными чле­на­ми обще­ства.}

Мы долж­ны счи­тать хоро­ших моря­ков людь­ми очень полез­ны­ми для обще­ства, но если мы ото­рвем их от их при­выч­ной дея­тель­но­сти из-за отсут­ствия потреб­но­сти в них, посмот­ри­те, какие отча­ян­ные поступ­ки они совер­ша­ют, соеди­ня­ясь даже с тур­ка­ми и невер­ными, что­бы гра­бить и вре­дить всем хри­сти­ан­ским наро­дам. Мы можем отсю­да заклю­чить, что мы долж­ны не толь­ко воспиты­вать моря­ков, но так­же и искать спо­со­бов тор­гов­лей давать им содер­жа­ние и рабо­ту.

Пусть будет так, гово­рят неко­то­рые, но Ост-Индская ком­па­ния не вос­пи­ты­ва­ет, не кор­мит, а уни­что­жа­ет нуж­ные нам кад­ры моря­ков.

Как может это быть, когда досто­вер­но извест­но, что Англия (поми­мо ост-индско­го фло­та) нико­гда не име­ла бо́льше кораб­лей, чем теперь. Ведь ни один корабль не оста­вал­ся в Англии из-за нуж­ды в моря­ках, даже в то вре­мя, когда мно­го сотен моря­ков нахо­дит­ся на служ­бе его вели­че­ству в коро­лев­ском фло­те; поми­мо боль­шо­го коли­че­ства наших луч­ших моря­ков, кото­рых еже­днев­но уби­ва­ют и берут в плен тур­ки. Где же тогда этот недо­ста­ток моря­ков? Не есть ли это ско­рее недо­ста­ток в точ­ных све­де­ни­ях у тех, кто пло­хо отно­сит­ся к нашей ком­па­нии.

{Ком­па­ния под­го­тов­ля­ет еже­год­но 400 моря­ков.

Боязнь смер­ти не может нас оста­но­вить или поме­шать нам совер­шать почет­ное дело для служ­бы коро­лю и госу­дар­ству.

Бес­по­ря­доч­ный образ жиз­ни наших моря­ков губит мно­гих из них.}

Раз­ве неиз­вест­но, что путе­ше­ствие в Ост-Индию про­дол­жа­ет­ся дол­го, так что по есте­ствен­но­му ходу вещей мно­гие могут уме­реть в тече­ние это­го вре­мени, даже если бы они оста­ва­лись и дома. Раз­ве в воз­ме­ще­ние тех, кто уми­ра­ет, Ост-Индская ком­пания не при­ни­ма­ет во флот еже­год­но, по мень­шей мере, четы­ре­ста чело­век, кото­рые в одно путеше­ствие ста­но­вят­ся хоро­ши­ми моря­ка­ми для служ­бы коро­лю и госу­дар­ству. Мно­гие из них были тяже­лым бре­ме­нем для госу­дар­ства.

Таким обра­зом госу­дар­ство осво­бож­да­ет­ся от от­чаянного и без­за­кон­но­го эле­мен­та, кото­рый дер­жат в повинове­нии суро­вой дис­ци­пли­ной на море, так что они часто меня­ют свой преж­ний образ жиз­ни и дости­га­ют бла­го­со­сто­я­ния.

Нако­нец, эти путе­ше­ствия вовсе не так опас­ны и не сопровож­даются такой смерт­но­стью, как об этом гово­рят. Ведь мно­го наших кораб­лей воз­вра­ща­ет­ся из Индии, не поте­ряв и пяти про­цен­тов эки­па­жа.

Дру­гие, прав­да, испы­та­ли боль­ше труд­но­стей вна­ча­ле, когда кли­мат мест­но­сти и при­су­щие ему зараз­ные болез­ни не были так хоро­шо извест­ны; с тех пор мы уже научи­лись мно­го­му как в отно­ше­нии сохра­не­ния здо­ро­вья, так и более быст­ро­го пере­ез­да.

Но поря­док мое­го изло­же­ния тре­бу­ет, что­бы я глав­ным обра­зом писал об этом в сле­ду­ю­щей части: «О гибе­ли». Я раз­де­лю изло­же­ние это­го вопро­са на две части. Сна­ча­ла я рас­смот­рю недо­ста­ток кора­блей, кото­рые погиб­ли в Индии.

А во вто­рой части я отве­чу на вопрос о так назы­ва­е­мом под­ры­ве тор­гов­ли и мор­ских сно­ше­ний с Тур­ци­ей.

{Тре­тья часть каса­ет­ся убы­ли кораб­лей, послан­ных в Индию. О захва­чен­ных гол­ландцами кораб­лях и при­чиненном ими ущер­бе (см. преж­ние доне­се­ния Спур­вея, Гора, Ноул­ли­джа, а так­же пока­за­ния раз­лич­ных лиц о при­ро­де всех этих путеше­ствий в Индию). Две­на­дцать кораб­лей были: Лебедь, Защи­та, Соло­мон, Вни­ма­ние (все захва­че­ны в Бан­да до того, как сэр Томас Дель на­чал вой­ну), Веро­ни­ка, Звез­да, Дра­кон, Мед­ведь, Экспеди­ция, Роза, Сам­сон и Соба­ка. Наши столк­но­ве­ния с гол­ланд­ца­ми. Раз­ме­ры тор­гов­ли с Инди­ей с нача­ла тор­гов­ли состав­ля­ют 366 288 фун­тов стер­лин­гов. Сто­и­мость то­варов, при­ве­зен­ных за них из Ост-Индии, соста­ви­ла 1 914 600 фун­тов стер­лин­гов.}

Итак, во-пер­вых, отно­си­тель­но гибе­ли на­ших кораб­лей в Индии; нель­зя отри­цать, что им был нане­сен боль­шой ущерб за послед­ние три года, но не опас­но­стя­ми мо­ря и не силой вра­гов, но гру­бой и неожи­данной ссо­рой с наши­ми сосе­дя­ми голланд­цами, кото­рые вне­зап­но захва­ти­ли 12 на­ших кораб­лей в раз­ное вре­мя и в различ­ных местах. Это при­чи­ни­ло нам невыра­зимый вред. Вме­сте с тем было уби­то мно­го наших луч­ших моря­ков, а мно­гие из них умер­ли в пле­ну, и это еще более уве­ли­чи­ло слу­хи о боль­шой смерт­но­сти сре­ди них. Но я не хочу здесь изоб­ра­жать вещи хуже, чем они есть, а хочу толь­ко дать крат­кий ответ на воз­ра­же­ние. Наш недав­ний союз[10] с Гол­ландией обе­ща­ет нам двой­ную выго­ду на буду­щее вре­мя.

Те, кто изоб­ра­жа­ет эту тор­гов­лю столь бед­ной и невы­год­ной, очень силь­но оши­ба­ют­ся в под­сче­те. Насто­я­щие поте­ри, кото­рые при­ве­ли в отча­я­ние мно­гих тор­гов­цев, объ­яс­ня­ют­ся не суще­ством тор­гов­ли, а несчаст­ны­ми обсто­я­тель­ства­ми. Что­бы сде­лать это яснее, я дол­жен кос­нуть­ся неко­то­рых подроб­но­стей, в чис­ле ко­торых я соби­ра­юсь очень крат­ко изло­жить раз­ме­ры тор­гов­ли англи­чан в Ост-Индии до насто­я­ще­го вре­ме­ни.

Во-пер­вых, я дол­жен заме­тить, что с нача­ла[11] этой тор­гов­ли до июля про­шло­го, 1620, года было отправ­ле­но в раз­ное вре­мя семь­де­сят девять кораб­лей. Из них трид­цать четы­ре уже вер­ну­лись в цело­сти и бога­то нагру­жен­ны­ми домой, четы­ре были выве­де­ны из строя про­дол­жи­тель­ной кабо­таж­ной служ­бой в Индии, два были раз­би­ты, шесть кораб­лей пото­ну­ли, две­на­дцать были не­ожиданно захва­че­ны гол­ланд­ца­ми, из них неко­то­рые были на­столько изно­ше­ны, что немно­го­го будут сто­ить, пока их не вос­ста­но­вят; а два­дцать один хоро­ший корабль еще оста­ет­ся в Индии. Вот пра­виль­ный отчет о наших кораб­лях.

После это­го перей­дем к вопро­су о нашем капи­та­ле.

Совер­шен­но вер­но, что на всех этих кораб­лях было выве­зе­но в чистой моне­те как из наше­го госу­дар­ства, так и изо всех дру­гих мест пять­сот сорок восемь тысяч девя­но­сто фун­тов стер­лин­гов в чуже­зем­ной моне­те.

Кро­ме того, было выве­зе­но на две­сти девя­но­сто две тыся­чи две­сти восемь­де­сят шесть фун­тов стер­лин­гов раз­лич­но­го рода англий­ских и ино­стран­ных това­ров. Все­го денег и това­ров было выве­зе­но на восемь­сот сорок тысяч три­ста семь­де­сят шесть фун­тов, судь­ба кото­рых тако­ва:

Во-пер­вых, было поте­ря­но трид­цать одна тыся­ча семь­де­сят девять фун­тов стер­лин­гов на шести потер­пев­ших кру­ше­ние ко­раблях, а на трид­ца­ти четы­рех кораб­лях, вер­нув­ших­ся в цело­сти, было достав­ле­но в Англию три­ста пять­де­сят шесть тысяч две­сти восемь­де­сят фун­тов стер­лин­гов раз­лич­но­го рода това­ра­ми, кото­рые дали здесь в общем ито­ге мил­ли­он девять­сот четыр­на­дцать тысяч шесть­сот фун­тов стер­лин­гов; ведь рас­хо­ды, про­из­во­ди­мые здесь, — это толь­ко пре­вра­ще­ние одной цен­но­сти в дру­гую, как уже было ука­за­но рань­ше в этом сочи­не­нии.

В Индии оста­ет­ся еще и ско­ро при­бу­дет в Англию четы­ре­ста восемь­де­сят четы­ре тыся­чи восемь­де­сят восемь фун­тов стер­лин­гов. Мы не дума­ем, что­бы наши рас­хо­ды и убыт­ки из-за Гол­лан­дии пре­взо­шли восемь­де­сят четы­ре тыся­чи восемь­де­сят восемь фун­тов стер­лин­гов, так что еще оста­ет­ся четы­ре­ста тысяч фун­тов стерлин­гов в хоро­шем состо­я­нии в виде объ­еди­нен­но­го капи­та­ла ком­па­нии.

А как вели­ка может быть сто­и­мость индий­ских това­ров, ко­торые с божьей помо­щью мы суме­ем вско­ре при­вез­ти на наших кораб­лях в Англию, — это может пока­зать при­ве­ден­ный нами при­мер. Итак, несмот­ря на боль­шие рас­хо­ды, свя­зан­ные с откры­тием новых стран, поте­ри вслед­ствие кораб­ле­кру­ше­ний, войн и бес­ко­неч­ных тре­ний с Гол­лан­ди­ей, все же наше коро­лев­ство полу­чит свой капи­тал со зна­чи­тель­ным при­ро­стом, хотя бары­ши куп­цов на послед­ние два объ­еди­нен­ных капи­та­ла ока­жут­ся не­значительными при срав­не­нии с преды­ду­щи­ми экс­пе­ди­ци­я­ми, кото­рые не встре­ти­лись с таки­ми труд­но­стя­ми.

Так в немно­гих стро­ках нами изло­жен боль­шой мате­ри­ал, собран­ный не без тру­да из раз­лич­ных книг Ост-Индской ком­па­нии.

{Отно­си­тель­но упад­ка судоход­ства и тор­гов­ли с Тур­ци­ей.}

Теперь, что каса­ет­ся упад­ка тор­гов­ли и судо­ход­ства с Тур­ци­ей, — не сомне­ва­юсь, что со вре­ме­нем так­же будут утвер­ждать, что Ост-Индская ком­па­ния поме­ша­ла про­да­же наше­го некра­ше­но­го сук­на в Нидер­лан­дах.

На деле же мы видим боль­шой при­рост чис­ла кораб­лей, при­меняемых куп­ца­ми, веду­щи­ми тор­гов­лю с Тур­ци­ей, кото­рые про­дают англий­ско­го сук­на боль­ше (по край­ней мере, на одну треть), чем до нача­ла ост-индской тор­гов­ли.

Но (гово­рят они) зато мы поте­ря­ли тор­гов­лю пря­но­стя­ми и инди­го, шед­шую через Алеп­по.

С этим я согла­сен. Но зато госу­дар­ству удоб­нее дру­гой путь, а они полу­чи­ли ком­пен­са­цию в уве­ли­че­нии тор­гов­ли, в выво­зе отсю­да тех же самых това­ров в Ита­лию, Тур­цию и дру­гие места. Не менее выгод­ны так­же для госу­дар­ства пре­кра­ще­ние тор­гов­ли шел­ком-сыр­цом через Алеп­по и достав­ка его из Пер­сид­ско­го зали­ва по более деше­вой, по край­ней мере на одну треть, цене, чем он сей­час сто­ит в Тур­ции.

Поми­мо того, день­ги, кото­рые мы выру­ча­ем за наше англий­ское сук­но, оло­во и про­чие това­ры в Тур­ции (не нахо­дя там това­ров, при­год­ных для вво­за в Англию), несо­мнен­но будут вве­зе­ны в Англию в виде золо­та, как это все­гда слу­ча­лось до это­го вре­мени, когда полу­чал­ся избы­ток сто­и­мо­сти пря­но­стей и англий­ских това­ров. Тор­гов­цы, заку­пая на них доста­точ­ное коли­че­ство турец­ких това­ров, при­во­зи­ли в те годы домой раз­ни­цу в виде золо­та на боль­шую сум­му.

{Куп­цы, веду­щие тор­гов­лю с Тур­ци­ей, могут под­твердить это.}

Таким обра­зом оче­вид­но, что этот пере­во­рот в тор­говле совер­шил­ся и совер­ша­ет­ся ко бла­гу государ­ства. Нико­гда ост-индская тор­гов­ля не нано­си­ла ущер­ба дру­гой тор­гов­ле, судо­ход­ству или моря­кам нашей стра­ны, но, напро­тив, содей­ство­ва­ла их росту. Рас­смот­рим теперь тот при­рост силы и сла­вы коро­лев­ства, кото­рый она обес­пе­чи­ва­ет.

Я дол­жен пока­зать чис­ло наших англий­ских кораб­лей, нахо­дящихся ныне в Индии или недав­но ушед­ших туда. За послед­ние три года они почти все ско­пи­лись там, за исклю­че­ни­ем толь­ко пяти кораб­лей. Осталь­ные оста­ва­лись там, что­бы дать отпор яро­сти гол­ланд­цев. Но теперь мы име­ем с ними союз, и мы можем (с божьей помо­щью) еже­днев­но ожи­дать воз­вра­ще­ния раз­лич­ных боль­ших кораб­лей с доро­ги­ми това­ра­ми.

{Мощь ост-индско­го фло­та.}

На буду­щее вре­мя эта тор­гов­ля, как я думаю, будет посто­ян­но упо­треб­лять флот, емко­стью в десять тысяч тонн вели­ко­леп­ных кораб­лей, счи­тая как отбы­ва­ю­щие и воз­вращающиеся из Индии кораб­ли, так и суда, нахо­дя­щи­е­ся там.

Этот флот даст рабо­ту, по мень­шей мере, двум тыся­чам пяти­стам моря­ков. А построй­ка и ремонт этих кораб­лей будут тре­бо­вать еще в Англии пять­сот чело­век плот­ни­ков, рез­чи­ков, сто­ля­ров, куз­не­цов и дру­гих рабо­чих, не счи­тая боль­шо­го чис­ла слу­жа­щих и око­ло ста два­дца­ти тор­го­вых аген­тов в раз­лич­ных местах Индии; а теперь перей­дем от этих вопро­сов чрез­вы­чай­ной важ­но­сти к вопро­су о нищен­стве.

{Чет­вер­тый раз­дел каса­ет­ся нище­ты, вдов и т. п. Ост-индская тор­гов­ля дает рабо­ту мно­гим бед­ня­кам и бес­пут­ным лю­дям, кото­рых не при­ни­ма­ют на рабо­ту дру­гие пред­при­я­тия. Жало­ва­ние в дру­гих поезд­ках не выда­ет­ся впе­ред и нигде не быва­ет так вели­ко, как в Ост-Индской ком­па­нии.}

Бед­ность вдов и сирот, конеч­но, заслу­жи­ва­ет боль­шого состра­да­ния и все­гда побуж­да­ла хри­сти­ан­ские серд­ца к собо­лез­но­ва­нию и мило­сер­дию. Мно­гие по­лучают под­держ­ку и помощь от тех, кого бог бла­го­сло­вил боль­ши­ми сред­ства­ми; одна­ко пред­ставляется не толь­ко труд­ным, но и невоз­мож­ным делом совер­шен­но пре­ду­пре­дить бед­ность. Ведь по­мимо несчаст­ных слу­ча­ев и бед­ствий, кото­рым мо­жет под­вер­гать­ся каж­дый чело­век, мы видим, как мно­го людей еже­днев­но (по сво­е­му безу­мию и свое­нравию) без­на­деж­но погру­жа­ют­ся в несча­стия.

А как вели­ко чис­ло тех, кото­рые обре­ме­не­ны жена­ми и семья­ми и лише­ны средств суще­ство­ва­ния и воз­мож­но­сти доста­вить их себе. Неко­то­рые из них, не полу­чая под­держ­ки, совер­ша­ют отча­ян­ные поступ­ки и преж­де­вре­мен­но поги­ба­ют.

Дру­гие ищут рабо­ты, но не нахо­дят ее совсем или же нахо­дят лишь с боль­шим тру­дом; ведь кто же ста­нет охот­но при­ни­мать на рабо­ту бед­но­го, несчаст­но­го, обре­ме­нен­но­го семьей и, несом­ненно, испор­чен­но­го чело­ве­ка.

Никто из наших куп­цов, веду­щих тор­гов­лю с чужи­ми стра­на­ми, не при­ни­ма­ет нович­ков, кото­рые нико­гда не были на море. Так что когда все две­ри мило­сер­дия закры­ты, воро­та Ост-Индской ком­па­нии широ­ко откры­ты для нуж­да­ю­щих­ся и бед­ня­ков. Компа­ния дает им хоро­шее содер­жа­ние, жало­ва­ние аван­сом за два меся­ца, что­бы они мог­ли сде­лать необ­хо­ди­мые запа­сы для доро­ги. За вре­мя их отсут­ствия их жены полу­ча­ют на жизнь, кро­ме того, еще двух­ме­сяч­ное жало­ва­ние за каж­дый год служ­бы. Если он слу­чай­но умрет в доро­ге, жена полу­ча­ет все зара­бо­тан­ное ее мужем (если он не рас­по­ря­дил­ся в сво­ем заве­ща­нии ина­че), и это часто состав­ля­ет бо́льшую сум­му денег, чем они когда-либо име­ли в сво­ем рас­по­ря­же­нии.

{Кто же из этих вдов про­сит мило­стыни в церк­ви, как это часто де­лают дру­гие?}

Раз­ве не полу­ча­ют мно­го бед­ных вдов, жен и де­тей в Блэку­ол­ле, Лайм­хо­узе, Рат­клиф­фе, Шеду­ел­ле и Вап­пин­ге часто от Ост-Индской компа­нии в боль­шом коли­че­стве хоро­шую говя­ди­ну и сви­ни­ну, суха­ри и неболь­шие сум­мы налич­ны­ми день­га­ми?

Раз­ве мно­гие из этих детей не полу­ча­ют рабо­ту от ком­па­нии, под­хо­дя­щую к их воз­рас­ту или спо­соб­но­стям? Раз­ве не сле­ду­ет упо­мя­нуть о ремон­те церк­вей, о содер­жа­нии юных школь­ни­ков, под­держ­ке мно­гих бед­ных про­по­вед­ни­ков зна­чи­тель­ны­ми сум­ма­ми денег и о раз­лич­ных дру­гих актах мило­сер­дия, кото­рые выполня­ются ком­па­ни­ей акку­рат­ней­шим обра­зом, даже в нынеш­ние пло­хие вре­ме­на? За все это, я наде­юсь, ком­па­ния и ее участ­ни­ки будут награж­де­ны.

Пере­хо­жу к пято­му раз­де­лу тре­тье­го воз­ра­же­ния.

{Пятый раз­дел ка­сается деше­виз­ны пря­но­стей и ин­диго по срав­не­нию с преж­ним вре­ме­нем.}

Здесь я дол­жен пока­зать, как силь­но обма­ны­ва­ют­ся те, кто дума­ет, что пря­но­сти и инди­го не дешев­ле в Англии теперь, чем в преж­нее вре­мя, до нача­ла ост-индской тор­гов­ли. Ведь несо­мнен­но вер­но, что мы в те дни часто пла­ти­ли шесть шил­лин­гов или боль­ше за фунт пер­ца и ред­ко или нико­гда не пла­ти­ли мень­ше, чем три шил­лин­га и шесть пен­сов за фунт. Со вре­ме­ни же, как мы тор­гу­ем непо­сред­ствен­но с Инди­ей, цена пер­ца колеб­лет­ся от шест­на­дца­ти пен­сов и до двух шил­лин­гов за фунт.

Раз­ни­ца в цене высту­па­ет еще яснее, если мы пока­жем все коли­че­ство пря­но­стей и инди­го, еже­год­но потреб­ля­е­мое в Англии, и срав­ним низ­шие цены, по кото­рым мы их поку­па­ли в Тур­ции или Лис­са­боне, с теми цена­ми, по кото­рым мы их при­во­зим пря­мо из Ост-Индии.

{Цена пря­но­стей и инди­го в преж­нее вре­мя.}

Четы­ре­ста тысяч фун­тов пер­ца из Тур­ции, по три шил­лин­га шести пен­сов за фунт, состав­ля­ет семь­де­сят тысяч фун­тов стер­лин­гов; сорок тысяч фун­тов гвоз­ди­ки, по вось­ми шил­лин­гов за фунт, состав­ля­ет шест­на­дцать тысяч фун­тов; два­дцать тысяч фун­тов мускат­ного цве­та, по девя­ти шил­лин­гов за фунт, — девять тысяч фун­тов; сто шесть­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го оре­ха, по четы­ре шил­лин­га шести пен­сов за фунт, — трид­цать шесть тысяч фун­тов; сто пять­де­сят тысяч фун­тов инди­го, по семи шил­лин­гов за фунт, — пять­де­сят две тыся­чи пять­сот фун­тов. Ито­го — сто восемь­де­сят три тыся­чи пять­сот фун­тов стер­лин­гов.

{Цена на пряно­сти и инди­го в послед­нее вре­мя.}

Рас­смот­рим то же самое коли­че­ство и те же виды това­ров по нынеш­ним ценам. Четы­ре­ста тысяч фун­тов пер­ца, по два­дца­ти пен­сов за фунт, состав­ля­ет трид­цать три тыся­чи три­ста трид­цать три фун­та стер­лин­гов шесть шил­лин­гов восемь пен­сов; сорок тысяч фун­тов гвоз­ди­ки, по шести шил­лин­гов за фунт, — две­на­дцать тысяч фун­тов; два­дцать тысяч фун­тов мускат­но­го цве­та, по шести шил­лин­гов за фунт, — шесть тысяч фун­тов; сто шесть­де­сят тысяч фун­тов мускат­но­го оре­ха, по два шил­лин­га шести пен­сов за фунт, — два­дцать тысяч фун­тов; сто пять­де­сят тысяч фун­тов инди­го, по пяти шил­лин­гов за фунт, — трид­цать семь тысяч фун­тов. Ито­го — сто восемь тысяч три­ста трид­цать три фун­та стерлин­гов шесть шил­лин­гов восемь пен­сов.

Так что на одних лишь пря­но­стях и инди­го мы эко­но­мим еже­годно семь­де­сят четы­ре тыся­чи девять­сот шесть­де­сят шесть фун­тов стер­лин­гов три­на­дцать шил­лин­гов четы­ре пен­са, что заслу­жи­ва­ет быть отме­чен­ным, тем более что менее чем чет­вер­тая часть этой сум­мы денег доста­точ­на для того, что­бы купить в Индии такое коли­че­ство всех этих выше­опи­сан­ных това­ров, кото­ро­го хва­тит на удо­вле­тво­ре­ние годо­вой потреб­но­сти Англий­ско­го госу­дар­ства.

Нуж­но иметь еще в виду, что тамо­жен­ные сбо­ры, нало­ги, жа­лование, про­ви­ант, рас­хо­ды по судо­ход­ству и про­чие рас­хо­ды (кото­рые нуж­но доба­вить) будут состав­лять боль­шую сум­му, чем то, что мы упла­ти­ли за эти това­ры в Индии. Но как я уже за­метил рань­ше, эти рас­хо­ды не исто­ща­ют денеж­ных средств госу­дарства, хотя и силь­но умень­ша­ют при­быль куп­цов.

{Мень­ше чем на восем­на­дцать тысяч фун­тов мож­но ку­пить в Индии пря­но­стей и инди­го для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей госу­дар­ства в тече­ние года. Это мень­ше поло­ви­ны той сум­мы, кото­рая тра­тит­ся на покуп­ку толь­ко изю­му или таба­ку. Одни лишь това­ры, вывози­мые нами в Ост-Индию, обла­да­ют доста­точ­ной сто­и­мо­стью, что­бы снаб­дить наше госу­дар­ство с избыт­ком все­ми вида­ми индий­ских това­ров (за исклю­че­ни­ем толь­ко пер­сид­ско­го шел­ка-сыр­ца).}

И в заклю­че­ние я добав­лю к тому, что было ска­за­но, сле­ду­ю­щее: това­ры, кото­рые мы выво­зим еже­год­но в Ост-Индию и Пер­сию, обла­да­ют доста­точ­ной сто­и­мо­стью, что­бы полу­чить в обмен на них инди­го, пря­ности, лекар­ства и все дру­гие виды индий­ских това­ров (за исклю­че­ни­ем пер­сид­ско­го шел­ка-сыр­ца) для годо­во­го потреб­ле­ния Англии или даже боль­ше.

Так что все день­ги, кото­рые мы выво­зим, достав­ля­ют избы­ток сверх ука­зан­но­го коли­чества для веде­ния тор­гов­ли с Инди­ей и дру­ги­ми стра­на­ми, что дает рабо­ту боль­шо­му чис­лу под­дан­ных госу­дар­ства и ведет к обо­га­ще­нию его това­ра­ми и день­га­ми. Перей­ду к чет­вер­то­му и послед­не­му воз­ра­же­нию.

Четвертое возражение

Было вооб­ще заме­че­но, что коро­лев­ский монет­ный двор стал очень мало рабо­тать с тех пор, как нача­лась тор­гов­ля с Ост-Ин­­ди­ей; отсю­да ясно, что един­ствен­ное сред­ство про­тив это­го и мно­гих дру­гих бед­ствий — это уни­что­жить эту тор­гов­лю. Какое же дру­гое сред­ство может быть най­де­но для бла­га госу­дар­ства?

Ответ

{Пер­вая часть ка­сается королевско­го монет­но­го дво­ра. Два­дцать пять тысяч фун­тов сереб­ра по весу (по — мень­шей мере) еже­год­ном пере­плав­ля­ет­ся на посу­ду, кро­ме ста­рой посу­ды, пере­деланной на новую, как вид­но из до­стоверных сведе­ний. На монет­ном дво­ре его величе­ства с тех пор, как нача­лась ост инд­ская тор­гов­ля, бы­ло отче­ка­не­но боль­шое количест­во золо­той и сере­бряной моне­ты.}

Это чет­вер­тое воз­ра­же­ние может быть раз­де­ле­но на три части: 1) гово­рит­ся о вре­де, 2) предлагает­ся сред­ство про­тив него, 3) про­сят дать совет. Что каса­ет­ся нуж­ды в сереб­ре, я думаю, это яв­ляется общей болез­нью всех стран и так будет про­дол­жать­ся до кон­ца мира. Ведь и бед­ные и бога­тые жалу­ют­ся, что денег нико­гда не хва­та­ет. Эта болезнь, как утвер­жда­ют, раз­ви­лась в смер­тельную с появ­ле­ни­ем Ост-Индской ком­па­нии, и поэто­му тре­бу­ют средств про­тив нее.

Пола­гаю, что мы боль­ны лишь в вооб­ра­же­нии, раз все у нас явля­ет­ся здо­ро­вым и силь­ным. Кому неиз­вест­ны неис­чис­ли­мые денеж­ные богат­ства на­шего коро­лев­ства, кото­ры­ми в виде посу­ды вла­де­ют почти все клас­сы наро­да и в таком раз­ме­ре, в каком это­го нико­гда не было в преж­ние годы. Точ­но так­же хоро­шо извест­но, что на монет­ном дво­ре его вели­че­ства в тече­ние пяти лет с нача­ла рабо­ты Ост-Индской ком­па­нии было отче­ка­не­но шесть тысяч две­сти четыр­на­дцать фун­тов золо­та и три­ста один­на­дцать тысяч три­ста восемь­де­сят четы­ре фун­та сереб­ра, что состав­ля­ет в общем ито­ге мил­ли­он две­сти три­на­дцать тысяч восемь­сот пять­де­сят фун­тов стер­лин­гов. Поче­му же утвер­жда­ют, что ост-индская тор­гов­ля лиши­ла рабо­ты монет­ный двор?

{В неко­то­рые годы, когда Ост Инд­ская ком­па­ния выво­зи­ла очень мало денег, — чека­ни­лось так­же очень мало се­ребра.}

Но, быть может, ска­жут, что мы долж­ны обра­тить­ся к насто­я­ще­му вре­ме­ни (монет­ный двор рабо­та­ет те­перь вяло)? На это я отве­чу, что монет­ный двор рав­ным обра­зом не имел рабо­ты по чекан­ке сере­бряной моне­ты и в преж­ние вре­ме­на, когда эта ком­пания выво­зи­ла не боль­ше пят­на­дца­ти или два­дца­ти тысяч фун­тов стер­лин­гов мак­си­мум в год, и даже в 1608 и в 1612 г., когда она вывез­ла (в 1608 г.) за гра­ни­цу толь­ко шесть тысяч, а в послед­нем (1612 г.) толь­ко одну тыся­чу две­сти пять­десят фун­тов стер­лин­гов.

А с дру­гой сто­ро­ны, мы видим, что монет­ный двор имел очень мно­го рабо­ты пять лет под ряд с тех пор, как Ост-Индская ком­па­ния нача­ла свою дея­тель­ность, тогда как он был без рабо­ты, когда Ост-Индская ком­па­ния выво­зи­ла лишь ничтож­ные сум­мы. Оче­видно долж­ны быть какие-то дру­гие при­чи­ны, поче­му наше сере­бро не толь­ко не выво­зит­ся, но и не вво­зит­ся в стра­ну в таком раз­ме­ре, как в преж­нее вре­мя.

{Неко­то­рые при­чины вво­за сереб­ра в госу­дар­ство ныне отсут­ствуют.}

Так, мы не име­ли ни доста­точ­но высо­ко­го уро­жая в соб­ствен­ной стране, ни неуро­жая у наших сосе­дей (за послед­ние четыр­на­дцать лет), что дало бы нам воз­мож­ность отправ­лять сот­ни кораб­лей, гру­женых зер­ном, как это было в преж­ние вре­ме­на, и вво­зить вза­мен сереб­ро[12].

За послед­ние годы, ско­рее (чего очень сле­ду­ет опа­сать­ся), боль­шое коли­че­ство наших денег выво­зи­лось из коро­лев­ства за зер­но, кото­рое достав­ля­лось нам из восточ­ных стран и дру­гих мест, что­бы покрыть нашу потреб­ность в нем. Так вре­ме­на меня­ют­ся и наше поло­же­ние меня­ет­ся вме­сте с ними. Не буду боль­ше оста­навливаться на тех сред­ствах, кото­рые рань­ше достав­ля­ли нам день­ги даже из Фран­ции и из дру­гих мест, что теперь прекра­тилось.

Перей­ду теперь к сред­ству, кото­рое неко­то­рые пред­ла­га­ют, а имен­но — к лик­ви­да­ции Ост-Индской ком­па­нии.

{Вто­рая часть ка­сается упраздне­ния Ост Индек­са ком­па­нии.}

Боль­шим удоб­ством для нас явля­ет­ся то, что те, кто нам воз­ра­жа­ет, не явля­ют­ся наши­ми судья­ми, чья муд­рость и бес­ко­ры­стие, рабо­тая на сла­ву его вели­че­ства и для бла­га коро­лев­ства, ско­ро бы заме­тили вред­ные послед­ствия пред­ла­га­е­мо­го сред­ства.

{Ост-индская тор­гов­ля вызы­вает боль­шой инте­рес со сто­роны дру­гих хри­стианских госу­дарств.}

То вооб­ра­жа­е­мое зло, кото­рое мно­гие так хит­ро стре­мят­ся уни­что­жить, явля­ет­ся ско­рее вели­ким бла­гом, кото­рое дру­гие наро­ды ста­ра­ют­ся удер­жать над­ле­жа­щей поли­ти­кой или силой, или же при­об­ре­сти эти­ми спо­со­ба­ми. В этом отно­ше­нии нам сле­ду­ет осо­бен­но под­ра­жать прак­ти­ке гол­ландцев, кото­рые с боль­шой радо­стью забра­ли бы в свои руки всю тор­гов­лю с Ост-Инди­ей; поче­му же нам отка­зы­вать­ся от той части, кото­рую мы теперь име­ем? Ведь наш отказ от Индии не поме­ша­ет наше­му сереб­ру ухо­дить туда, посколь­ку гол­ланд­цы туда ездят. Когда их кораб­ли вер­нут­ся из Индии, раз­ве наше сереб­ро не уйдет к ним, при­чем нам при­дет­ся пла­тить двой­ную цену, или какую они запро­сят, за все те това­ры, в кото­рых мы нуж­да­ем­ся.

{Гол­ланд­цы могут лишь стать силь­ны­ми и бога­ты­ми от наше­го разо­рения.}

Это поз­во­лит гол­ланд­цам уве­ли­чить свою сла­ву, богат­ство и силу, тогда как мы при­дем в упа­док, обед­не­ем и осла­бе­ем на море из-за отсут­ствия тор­говли. И вы это назы­ва­е­те сред­ством?! Ско­рее на­зовите это разо­ре­ни­ем, гибе­лью или как вы хоти­те.

Пере­хо­жу к заклю­че­нию, или послед­ней части.

{Тре­тья часть ка­сается сове­тов, кото­рых у нас про­сят против­ники.}

Здесь я дол­жен при­знать­ся в сво­ем соб­ствен­ном банк­рот­стве. Этот вопрос слиш­ком сло­жен для меня. Во вся­ком слу­чае, я уже испол­нил свою зада­чу — оправ­дать ост-индскую тор­гов­лю от напа­док, кото­рым она под­вер­га­ет­ся, что за недо­стат­ком уче­но­сти я сде­лал без лиш­них слов и без крас­но­ре­чия, но со всем бес­ко­ры­сти­ем прав­ды в каж­дой мело­чи, как я готов дока­зать при вся­ком слу­чае.

Рань­ше чем закон­чить, при­зна­юсь, что хотя я и не мог удовле­творить жела­ние каж­до­го в такой мере, как это необ­хо­ди­мо, одна­ко я думаю, что не худо выпол­нил свою зада­чу, посколь­ку зна­ком с прак­ти­кой и имею нема­лый опыт в тор­гов­ле, кото­рая явля­ет­ся моей про­фес­си­ей.

{Богат­ство госу­дарств быва­ет дво­я­ко­го рода.[13]}

Богат­ство госу­дар­ства, как всем извест­но, состо­ит в обла­да­нии таки­ми веща­ми, кото­рые необ­хо­ди­мы для жиз­ни. Оно состо­ит из вещей дво­я­ко­го рода: во-пер­вых — из есте­ствен­ных про­дук­тов тер­ри­то­рии, во-вто­рых — из искус­ствен­ных про­дук­тов тру­да его граж­дан.

Англий­ское госу­дар­ство (бла­го­да­ре­ние богу) к сча­стью обла­дает и тем и дру­гим. Во-пер­вых, мы име­ем боль­шое коли­че­ство есте­ствен­но­го богат­ства: про­дук­тов моря — рыбы, и суши — шер­сти, ско­та, хле­ба, свин­ца, оло­ва, желе­за и мно­гих дру­гих ве­щей для пищи, одеж­ды и сна­ря­же­ния; и настоль­ко, что в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти эта стра­на может жить без помо­щи дру­гих стран. Но что­бы жить хоро­шо, про­цве­тать и бога­теть, мы долж­ны най­ти спо­со­бы про­да­вать наши избыт­ки и таким путем снаб­жать и укра­шать себя день­га­ми и необ­хо­ди­мы­ми това­ра­ми, кото­рые произ­водят дру­гие стра­ны. В этом деле труд дол­жен сыг­рать свою роль не толь­ко в том отно­ше­нии, что­бы уве­ли­чить и нала­дить нашу тор­гов­лю за гра­ни­цей, но и в том, что­бы под­дер­жи­вать и умно­жить ремес­ла внут­ри стра­ны. Если тор­гов­ля или ремес­ла при­хо­дят в упа­док, или не выпол­ня­ют­ся с над­ле­жа­щим искус­ством, госу­дарство идет к упад­ку и бед­не­ет.

{Труд дела­ет неко­торые стра­ны, кото­рые сами по себе бед­ны, более бога­ты­ми и силь­ными с помо­щью дру­гих стран, кото­рые име­ют боль­ше возможно­стей, но менее тру­до­лю­би­вы. Четы­ре глав­ных при­чи­ны, поче­му про­ис­хо­дит отлив золо­та и сереб­ра.}

Не все­гда это лег­ко заме­тить сра­зу, пока какой-ни­­будь несчаст­ный слу­чай не побу­дит наш ум искать дей­стви­тель­ную при­чи­ну это­го; и толь­ко устра­нив ее, мы пре­кра­тим ее послед­ствия. Таков пред­мет на­шего обсуж­де­ния в том, что сле­ду­ет.

Все, что я до сих пор при­во­дил, носи­ло ско­рее отри­цательный харак­тер: я защи­щал и дока­зы­вал по­ложение, что Ост-Индская ком­па­ния не нанес­ла ущер­ба госу­дар­ству; а теперь я дол­жен уста­но­вить дей­стви­тель­ную при­чи­ну бед­ствий, кото­рые мы стре­мимся устра­нить.

Этих важ­ней­ших при­чин суще­ству­ет (как я думаю) четы­ре:

  1. Поме­хи тор­гов­ле со сто­ро­ны чужих стран.
  2. Зло­упо­треб­ле­ния при обмене ино­стран­ной валю­ты.
  3. Пре­не­бре­же­ние сво­им дол­гом со сто­ро­ны неко­то­рых под­данных.
  4. Наш убы­ток от тор­гов­ли с ино­стран­ца­ми.

Обо всем этом я мог бы напи­сать боль­шую кни­гу, но моя цель — толь­ко объ­яс­нить зна­че­ние каж­до­го пунк­та, по поряд­ку, так крат­ко, как я могу.

По вопро­су о поме­хах тор­гов­ле со сто­ро­ны чужих стран. Под этим я под­ра­зу­ме­ваю те наро­ды, кото­рые либо пони­зи­ли свой стан­дарт, либо повы­си­ли цену сво­их денег про­тив того экви­ва­лен­та, кото­рый рань­ше, у них суще­ство­вал по отно­ше­нию к стан­дар­ту и день­гам наше­го госу­дар­ства[14]. Им при­хо­дит­ся допус­кать, что­бы не толь­ко их соб­ствен­ные день­ги, но и день­ги дру­гих стран (а осо­бен­но наше­го госу­дар­ства) обра­ща­лись у них по более вы­сокой цене, чем нор­маль­ная. Этим меро­при­я­ти­ем (кото­рое пря­мо направ­ле­но про­тив тор­гов­ли) созда­ет­ся осно­ва­ние для выво­за денег из Англии в боль­шем раз­ме­ре, чем было бы в ином слу­чае. Хотя вывоз денег и сопря­жен с боль­шой опас­но­стью для тех, кто этим зани­ма­ет­ся (как про­сту­пок про­тив зако­нов стра­ны), одна­ко, несмот­ря на это, алч­ность, все­гда про­яв­ля­ю­ща­я­ся в без­за­кон­ных про­ступ­ках, не видит ниче­го пре­ступ­но­го в том, что сулит неко­то­рую при­быль. Не так лег­ко най­ти спо­соб борь­бы с этим делом. Ведь сни­же­ние сто­и­мо­сти денег или повы­ше­ние их разо­ря­ет част­ных лиц и[15] в кон­це кон­цов ока­зы­ва­ет­ся бесцель­ным. Кто же не пони­ма­ет, какие послед­ствия вызо­вет за гра­ни­цей подоб­ное изме­не­ние моне­ты у нас? Таким обра­зом, зло оста­нет­ся, пока мы не най­дем про­тив него како­го-нибудь дру­го­го лекар­ства.

{Вто­рая при­чи­на каса­ет­ся обме­на ино­стран­ной ва­люты. Дей­ствия ино­стран­цев, зани­ма­ю­щих­ся у нас в стране тор­гов­лей валю­той.}

Раз­мен валю­ты, при­ме­ня­е­мый в тор­го­вых сно­ше­ни­ях меж­ду раз­ны­ми стра­на­ми, при пра­виль­ном пользо­вании им очень похваль­ное и необ­хо­ди­мое дело для содей­ствия тор­го­вым опе­ра­ци­ям и помо­щи пу­тешественникам в их нуж­дах, поз­во­ля­ю­щее избе­жать пере­воз­ки денег из одной стра­ны в дру­гую, неиз­беж­ной при этом опас­но­сти поте­ри и ущер­ба как для част­ных лиц, так и для госу­дар­ства.

Одна­ко, зло­упо­треб­ле­ние этим делом нано­сит боль­шой ущерб, и осо­бен­но наше­му госу­дар­ству. Тем вре­ме­нем воз­ни­ка­ет выго­да для дру­гих стран, кото­рые, вни­ма­тель­но сле­дя за кур­сом валю­ты, могут полу­чить барыш от выво­за золо­та и сереб­ра из Англии. Это будет тогда, когда курс сереб­ря­ной моне­ты ниже стан­дар­та в том месте, куда ее выво­зят.

Посколь­ку курс валю­ты повы­ша­ет­ся или пада­ет, в зави­си­мо­сти от изоби­лия или недо­стат­ка для целей пла­те­жа, раз­мен валю­ты пре­вра­тил­ся ско­рее в осо­бую отрасль тор­гов­ли для людей с круп­ными денеж­ны­ми сред­ства­ми, чем в помощь под­лин­ным тор­го­вым опе­ра­ци­ям куп­цов, как это долж­но бы быть при пра­виль­ном об­мене валю­ты.

{Загра­нич­ные то­вары поку­па­ют­ся на наши налич­ные день­ги, выве­зен­ные из Англии.}

Таким обра­зом англий­ские день­ги часто выво­зятся ино­стран­ца­ми с боль­шой выго­дой для себя за гра­ни­цу, с тем что­бы там полу­чить вто­рич­но барыш, но зло этим еще не кон­ча­ет­ся.

{Загра­нич­ные това­ры.}

Ведь скуп­щик денег дол­жен по необ­хо­ди­мо­сти ве­сти тор­гов­лю с тем местом, из кото­ро­го он выво­зит день­ги. Таким обра­зом они нас навод­ня­ют инозем­ными това­ра­ми, пре­пят­ствуя про­да­же наших соб­ствен­ных това­ров. Но про­тив это­го боль­шо­го зла име­ет­ся лег­кое сред­ство; поэто­му я перей­ду к бли­жай­шей при­чине, заклю­ча­ю­щей­ся в пре­не­бре­же­нии дол­гом.

{Тре­тьей причи­ной счи­та­ет­ся пре­не­бре­же­ние дол­гом.}

Моим наме­ре­ни­ем не явля­ет­ся писать о дол­ге во всем его мно­го­об­ра­зии, — но толь­ко о том виде дол­га, кото­рым, как мы дума­ем, пре­не­бре­га­ют люди раз­ных при­зва­ний. Так быва­ет, напри­мер, с теми, кто рабо­та­ет на коро­лев­ском монет­ном дво­ре по чекан­ке золо­той или сереб­ря­ной моне­ты, если не поза­бо­тят­ся о том, что­бы раз­мер каж­дой моне­ты в точ­но­сти соот­вет­ство­вал ее уста­нов­лен­но­му весу. Хотя при одно­вре­мен­ном взве­ши­ва­нии мно­гих вме­сте взя­тых монет их вес может быть при­знан соответ­ствующим тре­бо­ва­ни­ям и усло­ви­ям зако­на, несмот­ря на это мно­гие из этих монет могут быть слиш­ком лег­ки­ми, а дру­гие слиш­ком тяже­лы­ми. Это дает боль­шую выго­ду неко­то­рым[16] при выво­зе тяже­ло­вес­ных монет, при­чем они остав­ля­ют нам лег­кие (если толь­ко они вооб­ще нам что-нибудь остав­ля­ют). И это не единствен­ное зло­упо­треб­ле­ние.

Точ­но так­же и юве­ли­ры, соблю­дая более свои выго­ды, чем свой долг, с осо­бой готов­но­стью пере­плав­ля­ют тяже­лые моне­ты — как золо­тые, так и сереб­ря­ные — в посу­ду и укра­ше­ния.

{Наша тяже­лая моне­та ухо­дит за гра­ни­цу и пере­плав­ля­ет­ся в посу­ду в нашем коро­лев­стве.}

Но что же мы долж­ны ска­зать о тех людях, ко­торым дана власть и долж­но­сти его вели­че­ством, если они не будут доб­ро­со­вест­но выпол­нять свой долг в при­ме­не­нии заме­ча­тель­но­го зако­на, кото­рым пове­ле­ва­ет­ся, что­бы все день­ги, выру­чен­ные ино­стран­ца­ми от про­да­жи сво­их това­ров, были затра­че­ны на по­купку англий­ских това­ров?[17]

{Год 17‑й цар­ство­ва­ния Эду­ар­да IV.}

Над­ле­жа­щее испол­не­ние это­го зако­на не толь­ко предот­вра­ти­ло бы вывоз золо­та и сереб­ра, но и яви­лось бы спо­со­бом уве­ли­чить про­да­жу наших това­ров, о чем я пред­по­ла­гаю напи­сать немно­го боль­ше в бли­жай­шей части, каса­ю­щей­ся нашей тор­гов­ли с ино­стран­ца­ми.

{Чет­вер­тая при­чина: тор­гов­ля с ино­стран­ца­ми.}

А теперь я пере­хо­жу к послед­ней части, кото­рая, как я опа­са­юсь, не есть наи­ме­нее важ­ная сре­ди при­чин недо­стат­ка денег (посколь­ку тако­вой может иметь место). Пусть нико­му не пока­жет­ся стран­ным, что тор­гов­ля может нане­сти ущерб и разо­рить госу­дар­ство, хотя она повсю­ду при­зна­ет­ся луч­шим спо­со­бом его обо­га­ще­ния. Нель­зя это­го отри­цать. Но ведь оди­на­ко­во несо­мнен­но, что неуме­лое веде­ние тор­гов­ли очень часто вызы­ва­ло гро­мад­ные убыт­ки у тех наро­дов, у кото­рых слу­ча­лись такие ошиб­ки.

Раз­ве не часты такие при­ме­ры и сре­ди наших куп­цов, кото­рые теря­ют свое состо­я­ние не толь­ко из-за кораб­ле­кру­ше­ний или по­добных им несча­стий, но и вслед­ствие неуме­ния вести свои дела?

{Неис­кус­ные куп­цы под­ры­ва­ют нашу тор­гов­лю.}

Мы не можем назвать это толь­ко их поте­рей, но ско­рее госу­дар­ство несет на этом убы­ток.

Поэто­му было бы жела­тель­но, что­бы веде­ние тор­говли было предо­став­ле­но толь­ко тем, кто полу­чил соответствую­щее обу­че­ние.

{Для веде­ния внеш­ней тор­гов­ли при­годны лишь куп­цы, полу­чив­шие соот­вет­ству­ю­щее обу­че­ние.}

Надо, что­бы внеш­ней тор­гов­лей не зани­ма­лись те, кто, оста­вив свою спе­ци­аль­ность, разо­ря­ет из-за неуме­ния самих себя и дру­гих, кто луч­ше осведом­лен в этом деле.

Наша внеш­няя тор­гов­ля может при­чи­нить еще боль­шее несча­стие, если ока­жет­ся, что в стра­ну еже­год­но вво­зит­ся за­граничных това­ров на боль­шую сум­му, чем та, на кото­рую мы вы­возим наши соб­ствен­ные това­ры, что неиз­беж­но сопро­вож­да­ет­ся разо­ре­ни­ем наше­го госу­дар­ства. Подоб­но тому, как суще­ству­ет опре­де­лен­ный путь к обо­га­ще­нию как това­ра­ми, так и день­га­ми, — это вывоз наших това­ров на бо́льшую сум­му, чем мы вво­зим ино­стран­ных това­ров, — точ­но так­же про­ти­во­по­лож­ный образ дей­ствий дол­жен с необ­хо­ди­мо­стью вызвать обрат­ный эффект.

{Как бога­тое госу­дарство может обед­неть.

Ино­стран­ные то­вары, доставлен­ные для транзи­та, не могут на­нести ущер­ба го­сударству, но, на­оборот, очень вы­годны. Рас­чет на уве­ли­че­ние тор­говли путем вы­воза индий­ских това­ров за гра­ни­цу.}

Одна­ко это отно­сит­ся лишь к това­рам, кото­рые потреб­ля­ют­ся в этом госу­дар­стве. Все това­ры, кото­рые вво­зят­ся для выво­за в дру­гие стра­ны, не нано­сят ущер­ба, но выгод­ны госу­дар­ству, увеличи­вая тамо­жен­ные дохо­ды и тор­гов­лю, и дают заня­тия под­дан­ным. Это в осо­бен­но­сти и состав­ля­ет сла­ву ост-индской тор­гов­ли, кото­рая доста­ви­ла ко­ролевству в тече­ние пят­на­дца­ти меся­цев не толь­ко такое коли­че­ство пря­но­стей, кото­рое соот­вет­ству­ет его потреб­но­сти для это­го вре­ме­ни, но так­же и из­лишек на сум­му более двух­сот пят­на­дца­ти тысяч фун­тов стер­лин­гов, кото­рый был выве­зен за гра­ни­цу. Так пусть же все люди судят, насколь­ко боль­ше мы смо­жем впо­след­ствии выво­зить, когда к пря­но­стям мы при­со­еди­ним (с божьей помо­щью) бес­конечную сто­и­мость шел­ка-сыр­ца, инди­го, хлоп­ча­то­бу­маж­ных тка­ней и дру­гие това­ры, кото­рые мы можем полу­чить в обмен на сук­но, сви­нец, оло­во и дру­гие наши това­ры к обо­га­ще­нию на­шего госу­дар­ства и уве­ли­че­нию его товар­ных фон­дов.

В заклю­че­ние ска­жем: мы не долж­ны избе­гать вво­за иностран­ных това­ров, но ско­рее взнуз­дать наши соб­ствен­ные склон­но­сти, что­бы быть уме­рен­ны­ми в потреб­ле­нии това­ров.

{Тор­гов­ля с Ост-Инди­ей доста­вит это­му королев­ству боль­шое коли­че­ство денег, если вся тор­гов­ля Англии в целом не будет препят­ствовать это­му и при­во­дить к от­ливу денег из стра­ны.}

В про­тив­ном слу­чае, хотя ост-индская тор­гов­ля, в част­но­сти, явля­ет­ся вели­ко­леп­ным спо­со­бом уве­личить коли­че­ство денег, кото­рые мы туда еже­годно выво­зим и кото­рые мы выру­ча­ем в пяти­кратном раз­ме­ре в виде бога­тых това­ров, могу­щих быть быст­ро пре­вра­щен­ны­ми в день­ги, одна­ко, если мы не суме­ем быть эко­ном­ны­ми в потреб­ле­нии этих индий­ских това­ров и выво­зить изли­шек их за гра­ницу для полу­че­ния денег, наша тор­гов­ля не су­меет обес­пе­чить нас день­га­ми.

Выво­за индий­ских и наших мест­ных това­ров будет в этом слу­чае недо­ста­точ­но, что­бы покрыть наши изли­ше­ства и чрезвычай­ное потреб­ле­ние загра­нич­ных това­ров.

Чрез­мер­ное потреб­ле­ние ино­стран­ных това­ров при­ве­дет к пе­ревесу вво­за над выво­зом.

Посколь­ку за послед­нее вре­мя чис­ло насе­ле­ния в этом госу­дарстве быст­ро уве­ли­чи­ва­ет­ся (как за счет англи­чан, так и ино­странцев), то вслед­ствие это­го потреб­ля­ет­ся и тра­тит­ся все боль­шее коли­че­ство оте­че­ствен­ных и ино­стран­ных това­ров — дво­я­кий спо­соб умень­ше­ния богат­ства госу­дар­ства[18], постоль­ку всем нам в целом и каж­до­му в отдель­но­сти сле­ду­ет напрячь все силы ума и сооб­ра­зи­тель­но­сти для того, что­бы помочь уве­ли­че­нию естествен­ного богат­ства стра­ны с помо­щью тру­да и раз­ви­тия реме­сел: ведь у нас доста­точ­но сырых мате­ри­а­лов для про­из­вод­ства мате­рий и дру­гих вещей, кото­рые еже­днев­но вво­зят­ся к нам из чужих стран к боль­шой выго­де ино­стран­цев и к немень­ше­му ущер­бу для нас. Не долж­ны мы пре­не­бре­гать и богат­ства­ми, кото­рые нам дают наши моря, тем более что дру­гие наро­ды сво­им тру­дом добы­ва­ют из морей боль­шие богат­ства[19].

{В част­но­сти, гол­ландцы, как гово­рят, пожи­на­ют еже­год­но так мно­го денег от рыбо­лов­ства, что без более досто­верных све­де­ний я даже не смею назвать эту сум­му, настоль­ко она пока­жет­ся неве­роятной. Смот­ри по это­му вопро­су кни­гу Ди, а так­же кап. Сми­та.}

Забот­ли­вое осу­ществ­ле­ние всех этих меро­при­я­тий пол­но­стью обес­пе­чит бед­ня­ков и очень уве­ли­чит запа­сы това­ров в нашем коро­лев­стве. Кро­ме того, мы долж­ны тща­тель­но избе­гать изли­шеств в еде и одеж­де[20], кото­рые вырос­ли до тако­го раз­ме­ра почти у всех клас­сов наро­да, пре­вы­шая их воз­мож­но­сти, что это не име­ет при­ме­ра в преж­нее вре­мя.

Мне не нуж­но изла­гать подроб­но эти злоупотре­бления, так как они слиш­ком хоро­шо извест­ны. Я уве­рен, что муд­рость наше­го пра­ви­тель­ства по­старается это уви­деть и испра­вить к вящей сла­ве божи­ей, чести коро­ля и ко бла­гу госу­дар­ства.

Аминь.


Примечания

[1] В 1600 г. груп­па бога­тых лон­дон­ских куп­цов сло­жи­лась и сна­ря­ди­ла корабль в Ост-Индию. Этим было поло­же­но нача­ло сыг­рав­шей такую роль в исто­рии Англии Ост-Индской тор­го­вой ком­па­нии. Ком­па­ния была мно­ги­ми встре­че­на с недоб­ро­же­ла­тель­ством. Огром­ные бары­ши, дохо­див­шие до 100% на капи­тал ком­па­нии, вызы­ва­ли зависть одних, тем более что ком­па­ния рев­ниво не допус­ка­ла новых лиц в свой состав. Паи чле­нов ком­па­нии были имен­ными. С дру­гой сто­ро­ны, ком­па­ния подо­рва­ла сре­ди­зем­но­мор­скую англий­скую тор­гов­лю, кото­рая велась Леван­тий­ской ком­па­ни­ей (ина­че — Турец­кая ком­па­ния). В 1571 г. был заклю­чен пер­вый тор­го­вый трак­тат меж­ду Елиза­ветой и Тур­ци­ей, предо­став­ляв­ший ком­па­нии пра­во тор­гов­ли с Тур­ци­ей. Он был затем про­дол­жен на 12 лет. Вре­мен­ные трак­та­ты были заме­не­ны в 1605 г. веч­ной хар­ти­ей. Основ­ны­ми пред­ме­та­ми вво­за были шелк (из Пер­сии) и во­сточные пря­но­сти (иду­щие из Индии). Тор­гов­ля Ост-Индской ком­па­нии, по­зволившая полу­чать эти това­ры по зна­чи­тель­но более деше­вой цене, подо­рвала Леван­тий­скую ком­па­нию. Нако­нец, ост-индская тор­гов­ля, осно­ван­ная на выво­зе сереб­ра, в отли­чие от леван­тий­ской, полу­чав­шей восточ­ные това­ры в обмен на англий­ское сук­но, шла в раз­рез с гос­под­ство­вав­шей тогда монетар­ной систе­мой. Поэто­му есте­ствен­но, что пер­вым пред­ста­ви­те­лем систе­мы тор­гового балан­са высту­пил Томас Ман, сек­ре­тарь Ост-Индской ком­па­нии. Все пере­чис­лен­ные при­чи­ны вызы­ва­ли боль­шие наре­ка­ния на ком­па­нию, нашед­шие свое отра­же­ние в пам­флет­ной лите­ра­ту­ре той эпо­хи. Упо­мя­нем из них: Dudley Digges, «Defence of trade», 1615, и Anonyme, «The trade’s increase», 1615.

* В пер­во­ис­точ­ни­ке (Thomas Mun. A Discourse of trade from England to the East-Indies. Answering to divers objections which are usually made against the same, 1621) име­ют­ся боль­шое чис­ло вста­вок, оформ­лен­ных в виде вре­зок в блок основ­но­го тек­ста. В этих встав­ках ука­зы­ва­ют­ся либо под­за­го­лов­ки раз­де­лов, либо ком­мен­та­рии к тем раз­де­лам, в кото­рые они вре­за­ны, либо крат­кое содер­жа­ние этих раз­де­лов, либо, нако­нец, спра­воч­ная инфор­ма­ция к основ­но­му тек­сту. В дан­ном вари­ан­те эти встав­ки поме­ще­ны перед основ­ным тек­стом и заклю­че­ны в фигур­ные скоб­ки. — Р. Ф.

[2] Южная Бер­бе­рия — так назы­ва­ли в ту эпо­ху Север­ную Афри­ку (ныне Марок­ко, Тунис, Алжир).

[3] Речь идет о зна­че­нии шел­ко­вых ману­фак­тур для при­ме­не­ния тру­да ра­бочих, кото­рые вышли из рядов экс­про­при­и­ро­ван­но­го, начи­ная с XVI в., кре­стьян­ства. Вплоть до кон­ца XVIII в. Это — одна из серьез­ней­ших про­блем англий­ской эко­но­ми­че­ской жиз­ни. Начи­ная с сере­ди­ны XVII в., эта про­бле­ма порож­да­ет обшир­ную лите­ра­ту­ру, посвя­щен­ную вопро­су о рабо­чих домах (work-houses).

[4] Ман отве­ча­ет по адре­су про­тив­ни­ков Ост-Индской ком­па­нии, упрекав­ших ее в том, что она выво­зит день­ги в Индию в упла­ту за шелк и пря­но­сти, что тор­гов­ля с Ост-Инди­ей не нача­лась же толь­ко с появ­ле­ни­ем ком­па­нии. В этом он совер­шен­но прав. Она почти не пре­ры­ва­лась со вре­мен клас­си­че­ской древ­но­сти, изме­няя толь­ко глав­ных дей­ству­ю­щих лиц. Так, уже в XII в. ита­льян­цы через Визан­тию и Пер­сию вели тор­гов­лю с Инди­ей. Напом­ним о путе­ше­ствии Мар­ко Поло в Сред­нюю Азию и Китай. Тур­ки не поло­жи­ли конец этой тор­гов­ле, а быст­ро осво­и­лись с ней. Толь­ко откры­тие Вас­ко да ­Гама в 1497 г. мор­ско­го пути в Индию (вокруг Афри­ки) подо­рва­ло сухо­пут­ный путь к Восто­ку. Каж­дая из стран, вла­дев­шая мор­ским путем в Индию, пыта­лась пре­вра­тить его в свою моно­по­лию (после пор­ту­галь­цев — гол­ланд­цы, потом англи­чане).

[5] До откры­тия мор­ско­го пути в Индию тор­го­вый путь про­хо­дил преиму­щественно по суше, за исклю­че­ни­ем доро­ги от Индии до Пер­сид­ско­го зали­ва.

[6] Что­бы понять это место, нуж­но иметь в виду, что с точ­ки зре­ния меркан­тилизма каж­дая стра­на теря­ет лишь постоль­ку, посколь­ку дра­го­цен­ные ме­таллы ухо­дят из нее за гра­ни­цу. Доро­го­виз­на това­ров сама по себе не име­ет зна­че­ния, если она не озна­ча­ет выво­за метал­лов из стра­ны. Так как, по утвер­жде­нию Мана, основ­ная часть сто­и­мо­сти ост-индских това­ров состо­ит из фрах­та, пошлин и нало­гов, упла­чи­ва­е­мых в Англии, то эти день­ги не ухо­дят из Англии и, сле­до­ва­тель­но, не озна­ча­ют умень­ше­ния богат­ства стра­ны.

[7] Архи­пе­лаг так назы­ва­ет­ся и теперь. Это — ост­ро­ва меж­ду Гре­ци­ей и Малой Ази­ей, тогда при­над­ле­жав­шие тур­кам.

[8] См. при­ме­ча­ние 6‑е.

[9] Эти жало­бы исхо­дят от Леван­тий­ской ком­па­нии (см. при­ме­ча­ние 1‑е).

[10] Англия не вела в это вре­мя вой­ны с Гол­лан­ди­ей, но в Ост-Индии меж­ду гол­ланд­ца­ми, стре­мив­ши­ми­ся удер­жать в сво­их руках моно­по­лию тор­гов­ли с Восто­ком, и англи­ча­на­ми часто про­ис­хо­ди­ли столк­но­ве­ния. В част­но­сти, гол­ланд­цы захва­ти­ли неза­дол­го до того, как писал Ман, часть кораб­лей Ост- Индской ком­па­нии. Этот кон­фликт закон­чил­ся мир­ным согла­ше­ни­ем.

[11] Т. е. с 1600 г., когда были отправ­ле­ны пер­вые кораб­ли в Ост-Индию.

[12] Тор­гов­ля хле­бом име­ла для Англии зна­че­ние в смыс­ле акти­ва торго­вого балан­са, по край­ней мере, до кон­ца XVII в. В сере­дине века Англия — еще в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни сель­ско­хо­зяй­ствен­ная стра­на (см. таб­ли­цу насе­ле­ния Англии Гре­го­ри Кин­га). В эпо­ху Мана вывоз хле­ба про­ис­хо­дил еще в доволь­но зна­чи­тель­ных раз­ме­рах, пре­иму­ще­ствен­но в Гол­лан­дию, нуждав­шуюся в ввоз­ном хле­бе.

[13] Мер­кан­ти­ли­сты раз­ли­ча­ли есте­ствен­ное и искус­ствен­ное богат­ство. Пер­вое не нуж­но сме­ши­вать с есте­ствен­ны­ми богат­ства­ми в совре­мен­ном смыс­ле сло­ва. Есте­ствен­ное богат­ство у Мана — это про­дук­ты сель­ско­го хо­зяйства и добы­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти. Искус­ствен­ное богат­ство — про­дук­ты пере­ра­ба­ты­ва­ю­щей про­мыш­лен­но­сти.

[14] Речь идет об обыч­ной в то вре­мя прак­ти­ке, кото­рую рас­смат­ри­ва­ли как сред­ство при­влечь ино­стран­ное золо­то и сереб­ро к себе. Она свя­за­на с пред­ставлениями моне­тар­ной систе­мы. Тогда дума­ли, что доста­точ­но повы­сить назва­ние моне­ты (это назы­ва­лось повы­ше­ни­ем моне­ты), что­бы побу­дить ино­странцев вво­зить свои день­ги в Англию. Ман был про­тив­ни­ком пор­чи моне­ты.

[15] Ман пони­ма­ет, что сни­же­ние или повы­ше­ние денег, т. е. по суще­ству изме­не­ние назва­ния моне­ты, разо­ря­ет людей, полу­ча­ю­щих доход, определен­ный в денеж­ном выра­же­нии, или кре­ди­то­ров. С дру­гой сто­ро­ны, попыт­ка та­ким путем вли­ять на дви­же­ние денег неиз­беж­но вызы­ва­ет ответ­ные репрес­сии.

[16] До кон­ца XVII в. не уме­ли еще чека­нить моне­ту стро­го опре­де­лен­но­го веса и раз­ме­ра. В част­но­сти, моне­ты не име­ли узор­ча­то­го боко­во­го обре­за (напри­мер зуб­чи­ков), что поз­во­ля­ло ее обре­зать, стричь. Поль­зу­ясь значи­тельными коле­ба­ни­я­ми в весе моне­ты, неко­то­рые «спе­ци­а­ли­сты» ску­па­ли тяже­лую моне­ту и пере­плав­ля­ли ее или выво­зи­ли за гра­ни­цу.

[17] Ман — мер­кан­ти­лист и в том отно­ше­нии, что он про­тив­ник ста­ту­та «Об истра­че­нии».

[18] Два спо­со­ба уве­ли­че­ния богат­ства госу­дар­ства заклю­ча­ют­ся: 1) в том, что­бы потреб­лять боль­ше оте­че­ствен­ных това­ров; 2) в том, что­бы по­треблять мень­ше ино­стран­ных това­ров. Это свя­за­но с уче­ни­ем мерканти­листов о тор­го­вом балан­се, соглас­но кото­ро­му стра­на долж­на воз­мож­но боль­ше сво­их това­ров выво­зить, воз­мож­но мень­ше ино­стран­ных това­ров вво­зить. Но для это­го необ­хо­ди­мо быть эко­ном­ны­ми в потреб­ле­нии как оте­чественных, так и ино­стран­ных това­ров. Пер­вое поз­во­ля­ет боль­ше выво­зить и, сле­до­ва­тель­но, уве­ли­чи­вать коли­че­ство вво­зи­мых в стра­ну денег, вто­рое — мень­ше выво­зить денег на покуп­ку ино­стран­ных това­ров.

[19] Рыбо­лов­ство, на осно­ва­нии опы­та гол­ланд­цев, рас­смат­ри­ва­лось как один из важ­ней­ших источ­ни­ков наци­о­наль­но­го богат­ства. Начи­ная с Валь­тера Рэли, англи­чане стре­мят­ся, но без­успеш­но, раз­вить у себя рыбо­лов­ство. См. пам­фле­ты: Keymore John, «Observations о the Dutch fishery», 1601; Tobias Gentleman, «The way to win wealth», 1614; Walter Raleigh, «Obser­vations on the british fishery»; Malynes, «An essay on the fishery trade» (гла­ва из Lex Mercatoria, 1622).

[20] В XVI и XVII вв. были широ­ко рас­про­стра­не­ны зако­ны про­тив рос­ко­ши, свя­зан­ные вооб­ще с духом регла­мен­та­ции и сослов­ных раз­ли­чий средневе­ковья. В тен­ден­ци­ях мер­кан­ти­лиз­ма к мак­си­маль­ной береж­ли­во­сти в потре­блении оте­че­ствен­ных и ино­стран­ных това­ров они нашли себе извест­ную под­держ­ку.

Scroll to top