«Методология общественных наук» гражд. С. Франка

«Под знаменем марксизма», 1922, № 3

Ст. Кривцов

«Понять устрой­ство обще­ства, тео­ло­ги­че­ски пре­ду­ка­зан­ное или пред­пи­сан­ное его сущ­но­стью, его имма­нент­ны­ми функ­ци­я­ми, и наме­тить его конеч­ный иде­ал есть здесь одна и та же зада­ча.

Спе­ци­фи­че­ски обще­ствен­но-науч­ное опре­де­ле­ние обще­ствен­но­го иде­а­ла может быть упо­доб­ле­но спе­ци­фи­че­ски-меди­цин­ско­му или био­ло­ги­че­ско­му уче­нью о здо­ро­вье или нор­маль­ном раз­ви­тии орга­низ­ма… Точ­но так же и обще­ство­вед может уяс­нить… нор­маль­ное, выте­ка­ю­щее из имма­нент­ных теле­о­ло­ги­че­ских задач обще­ствен­ное бытие, соот­но­ше­ние функ­ций, обу­слав­ли­ва­ю­щее внут­рен­нее рав­но­ве­сие его сил и бес­пре­пят­ствен­ное раз­ви­тие их, про­ти­во­по­став­ляя это нор­маль­ное постро­е­ние мно­го­чис­лен­ным пато­ло­ги­че­ским укло­не­ни­ям от него и при­зы­вая обще­ствен­ную волю к меро­при­я­ти­ям, про­ти­во­дей­ству­ю­щим этим укреп­ле­ни­ям»[1].

Изму­чен­ный пут­ник рус­ской обще­ствен­но­сти, про­чи­тав при­во­ди­мые стро­ки г. Фран­ка, может воз­ли­ко­вать — вот дано новое закля­тие «пато­ло­ги­че­ским» (читай рево­лю­ци­он­ным) силам, да ещё выте­ка­ю­ще изнут­ри, то есть извне от него — от гос­по­ди­на рос­сий­ско­го обы­ва­те­ля, кем-то или чем-то пре­ду­ка­зан­ным, т. е. обя­за­тель­ным закля­ти­ям. А мы, греш­ни­ки, долж­ны поник­нуть горест­но гла­ва­ми и занять­ся само­по­зна­ни­ем, и каять­ся в нару­ше­нии всех пред­пи­са­ний обще­ствен­ной, т. е. г. Фран­ка и иже с ним, обще­ствен­ной сани­та­рии.

Каем­ся, не без стра­ха и тре­пе­та при­сту­пи­ли и мы к пла­ва­нию на кораб­ле, изоб­ра­жен­ном на кни­ге г. Фран­ка, и дол­жен­ство­вав­шем повлечь нас к «пред­пи­сан­ным нам» местам, столь или не столь отда­лён­ным[2]. Но чем даль­ше мы плы­ли на этом кораб­ле, тем нам ста­но­ви­лось всё менее уве­рен­но за наше­го корм­че­го. Мы хотим реаль­но­го уни­что­же­ния мик­ро­ба рево­лю­ции, т. е. ряда кон­крет­ных мер и пред­пи­са­ний, а нам в уте­ше­ние дают чистую логи­ку. В самом деле, вся кни­га г. Фран­ка отли­ча­ет­ся исклю­чи­тель­но логи­че­ским постро­е­ни­ем, пря­мо-таки сво­е­го рода чистая логи­ка. С это­го он и начи­на­ет ого­ра­ши­вать сво­е­го слу­ша­те­ля в уни­вер­си­те­те (заметь­те, чита­тель, что это курс в госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те). «Эта мето­до­ло­гия есть логи­че­ская или фило­соф­ская мето­до­ло­гия» (стр. 6). Поэто­му и весь пер­вый отдел — исто­рия неудач­ных постро­е­ний обще­ствен­но­сти, до г. Фран­ка носит чисто логи­че­ский харак­тер. Дохо­дит дело до смеш­но­го. Совер­шен­но слу­чай­но в XVIII веке стал гос­под­ство­вать раци­о­на­лизм (стр. 38), кото­рый с логи­че­ской точ­ки зре­ния не выдер­жи­ва­ет ни малей­шей кри­ти­ки, и вдруг этот слу­чай­ный при­ше­лец с того све­та, или идея чего-то имма­нент­но­го, по тер­ми­но­ло­гии г. Фран­ка, ока­зал такое мощ­ное вли­я­ние на всю обще­ствен­ную жизнь кон­ца это­го века. Сколь­ко раз все про­фес­со­ра уни­что­жа­ли Рус­со, но этим, конеч­но, не мог­ли уни­что­жить рево­лю­ци­он­но­го зна­че­ния его уче­ния, кото­рое так ска­за­лось во вре­мя фран­цуз­ской рево­лю­ции. С логи­че­ской точ­ки зре­ния, да ещё чисто фор­маль­ной, постро­ен­ной на ряде акси­ом («столь оче­вид­но» стр. 40 или «это пря­мо бро­са­ет­ся в гла­за» стр. 80), раз­не­сти вдрызг всех сво­их пред­ше­ствен­ни­ков нетруд­но, поэто­му мы и не будем ука­зы­вать мето­до­ло­ги­че­ские ошиб­ки г. Фран­ка здесь, в этой обла­сти, хотя эта зада­ча и зани­ма­тель­ная. Нет, мы попы­та­ем­ся нари­со­вать ту кар­ти­ну обще­ствен­ной мето­до­ло­гии и обще­ствен­но­го иде­а­ла, кото­рая обри­со­ва­лась перед нашим духов­ным взо­ром, очи­щен­ным к тому же по рецеп­ту г. Фран­ка (стр. 104) от всех сво­их лич­ных субъ­ек­тив­ных вку­сов… стре­мясь рас­ши­рить мир сво­е­го иде­аль­но­го пере­жи­ва­ния, что­бы вос­при­нять духов­ную при­ро­ду изу­ча­е­мо­го обще­ствен­но­го явле­ния, в резуль­та­те наше­го сов­мест­но­го пла­ва­ния по морю житей­ско­му.

Мы пола­га­ем, что такие кон­тра­банд­ные пла­ва­ния на чужих воен­ных кораб­лях, сво­е­го рода идео­ло­ги­че­ские раз­вед­ки, долж­ны быть весь­ма поощ­ря­е­мы для нашей моло­де­жи, ибо толь­ко тогда она отче­ка­нит своё под­лин­ное рево­лю­ци­он­ное зна­ние.

Мы упо­ми­на­ли выше, что, по мне­нию г. Фран­ка, зада­ча обще­ство­ве­де­ния — чисто логи­че­ская зада­ча, или вер­нее даже, зада­ча фило­соф­ско­го раз­мыш­ле­ния. Ибо рас­смот­ре­ние про­шло­го при­ве­ло авто­ра к пес­си­ми­сти­че­ско­му выво­ду, что там полу­чил­ся все­го толь­ко хаос, «и надеж­ду на выход из это­го хао­ти­че­ско­го состо­я­ния даёт могу­чая вол­на фило­соф­ско­го твор­че­ства» (стр. 56). Ведь обра­ти­те вни­ма­ние, бла­го­склон­ный или недоб­ро­же­ла­тель­ный чита­тель, на этот смысл — вол­на несёт нас к чае­мо­му бре­гу. Но шут­ки в сто­ро­ну. Поче­му же вооб­ще не попы­тать­ся при­ме­нить общий метод есте­ство­зна­ния к явле­ни­ям обще­ствен­ной жиз­ни? Это­го сде­лать нель­зя по очень про­стой при­чине — «нау­ки обще­ствен­ные изу­ча­ют явле­ния обще­ствен­ной жиз­ни, обу­слов­лен­ные волей и созна­ни­ем чело­ве­ка, стрем­ле­ни­ем людей к опре­де­лён­ной цели или иде­а­лам — момен­ты, не име­ю­щие места в явле­ни­ях при­ро­ды. Поэто­му и зако­но­мер­ность обще­ствен­ных явле­ний (если она и суще­ству­ет) будет иной, чем в явле­ни­ях при­ро­ды» (стр. 6). Прав­да, даль­ше чита­тель будет в недо­уме­нии. Преж­де все­го на стр. 33 ука­зы­ва­ет­ся, что «нау­ка долж­на счи­тать­ся с обще­ством, как про­дук­том реаль­ных, неза­ви­си­мых от чело­ве­че­ско­го разу­ма и воли сил — про­дук­том, в созда­нии кото­ро­го лишь частич­но участ­ву­ет разум­ная воля». Выше при­во­дит­ся очень резон­ное тому дока­за­тель­ство, и ещё выше очень пра­виль­ные заме­ча­нии о пер­вич­но­сти обще­ствен­но­сти над лич­но­стью (стр. 61 – 65). Полу­ча­ет­ся какая-то навяз­ка, а тут ещё к тому же ока­зы­ва­ет­ся, что зако­но­мер­ность имен­но в при­ро­де носит целе­вой теле­о­ло­ги­че­ский харак­тер — на стр. 15 мы чита­ем: «Одна­ко имен­но совре­мен­ная био­ло­гия, уяс­нив неудо­вле­тво­ри­тель­ность дар­ви­низ­ма и наме­тив более глу­бо­кие силы эво­лю­ции» счи­та­ет (стр. 39), «что теле­о­ло­ги­че­ская связь неустра­ни­ма из мира, как пока­зы­ва­ет и новей­шее раз­ви­тие био­ло­гии. Орга­низм не может быть понят как маши­на и пред­по­ла­га­ет целе­стре­ми­тель­ные силы». «Попыт­ка дар­ви­низ­ма объ­яс­нить меха­ни­че­ски само про­ис­хож­де­ние целе­со­об­раз­ных существ в насто­я­щее вре­мя еди­но­глас­но при­зна­ёт­ся неудав­шей­ся». Мы в отча­я­нии: резуль­тат выхо­дит обрат­ный — теле­о­ло­ги­че­ская зако­но­мер­ность гос­под­ству­ет в при­ро­де, а в обще­стве какие-то неза­ви­си­мые от воли силы. Будем искать эти силы; быть может они-то и под­чи­не­ны теле­о­ло­гии. Так оно и есть, и наше отча­я­ние сме­ня­ет­ся «тихою верою».

«В самом деле… не толь­ко гене­ти­че­ски обще­ствен­ные явле­ния обу­слов­ле­ны теле­о­ло­ги­че­ски­ми сила­ми, но самое их суще­ство, их так ска­зать суб­страт, состо­ит из идей и убеж­де­ний. Вся­кое обще­ствен­ное явле­ние име­ет пра­во­вой харак­тер, пра­во же есть идея, дей­ству­ю­щая сре­ди людей. Семья, госу­дар­ство, хозяй­ствен­ные и клас­со­вые отно­ше­ния, быто­вые фор­мы жиз­ни — не мёрт­вые мате­ри­аль­ные фак­ты, извне дан­ные: их бытие осно­ва­но на смыс­ле, кото­рый при­да­ёт им чело­век, они суть объ­ек­тив­ные выра­же­ния, как бы кри­стал­ли­за­ция суще­ству­ю­щих веро­ва­ний и идей» (стр. 35). Вот этой-то не био­ло­ги­че­ской сто­ро­ной чело­ве­ка и зани­ма­ют­ся обще­ствен­ные нау­ки (стр. 36), ибо, если пустить коз­ла в ого­род, то есть нату­ра­лизм, то резуль­тат полу­чит­ся пла­чев­ный, — «долж­ны будут пре­кра­тить­ся та вера или тот смысл, кото­рые обра­зу­ют суще­ствен­ный момент самой обще­ствен­ной жиз­ни» (стр. 37). Но как тогда уло­вить сей смысл или веру — если науч­ные мето­ды непри­ме­ни­мы — оста­ёт­ся толь­ко «само­по­зна­ние чело­ве­че­ско­го духа» стр. 77, тогда мы опре­де­лим, что обще­ство­ве­де­ние, по суще­ству, есть нау­ка о духе (там же стр.). Раз так (ведь пом­ним, — здесь толь­ко логи­ка, чистая, чистей­шая), «ничто не пре­пят­ству­ет при­зна­нию воз­мож­но­сти вли­я­ния на чело­ве­че­ские дей­ствия и, сле­до­ва­тель­но, на обще­ствен­ные явле­ния спон­тан­ных духов­ных при­чин» (стр. 39). Мы оти­ра­ем про­хва­тив­ший было нас холод­ный пот и зело раду­ем­ся — нако­нец-то най­де­ны эти вне нашей воли сто­яв­шие силы, кото­рые чуть было не испор­ти­ли всей вашей боже­ствен­ной музы­ки. Ну, а раз так, то, разу­ме­ет­ся, смеш­но к этим спон­тан­ным силам при­ла­гать какие-то зако­ны сохра­не­ния энер­гии. Конеч­но, и чело­век, подоб­но машине, нуж­да­ет­ся в при­то­ке физи­че­ской энер­гии в лице пита­ния, ну а даль­ше, уж изви­ни­те, он посту­па­ет соглас­но сво­ей сво­бод­ной воле, и при­том без вся­ко­го нару­ше­ния зако­на энер­гии. Это толь­ко Доб­ро­лю­бов вывел сво­бо­до­воль­ные маши­ны в сво­ей «Желез­ной доро­ге». Но вдруг у путе­ше­ствен­ни­ка писк­нет мысль — а дар­ви­низм? Ответ при­ве­дён выше, а даль­ше ещё страш­нее, — при­ста­вив свой логи­че­ский писто­лет, Франк ста­вит нам толь­ко такой выбор — либо разум­но дей­ству­ю­щей тво­рец мира — транс­цен­дент­ный теле­о­ло­гизм, либо имма­нент­ный (спон­тан­ные внут­рен­ние духов­ные при­чи­ны), то есть гос­по­дин бог с седой боро­дой, или же внут­ри меня лич­но живу­щий при­ят­ный «х», то «мы име­ем все дан­ные в согла­сии с опы­том и здра­вым смыс­лом при­знать теле­о­ло­ги­че­ские, т. е. целе­стре­ми­тель­ные силы, дей­ству­ю­щие в пре­де­лах само­го бытия. В отно­ше­нии обще­ствен­ной жиз­ни это столь оче­вид­но, что лишь исклю­чи­тель­но пред­взя­тое отно­ше­ние может отри­цать это» — добав­ля­ет г. Франк (стр. 40) в нази­да­ние наше­му огра­ни­чен­но­му разу­му под­дан­ных его кораб­ля, мило­сти­во опу­стив свой логи­че­ский писто­лет и спу­стив­шись с высот чистой логи­ки в низы повсе­днев­но­сти, и при­бе­гая к понят­ным здра­во­му смыс­лу и оче­вид­но­сти. Оно и лест­но.

Выбор сде­лан, и мы сме­ло всту­па­ем в ста­рую оби­тель ста­рич­ка Пла­то­на. Мы не шутим, чита­тель. Неда­ром, ведь, и ска­за­но было нам в посрам­ле­ние на стр. 14, «что в неко­то­рых отно­ше­ни­ях мы не дорос­ли до него (богат­ства гре­че­ской науч­ной мыс­ли) и теперь». А глав­ное, всё это постро­е­ние лише­но какой бы то ни было пред­взя­то­сти, «что вся­кое обще­ствен­ное явле­ния на ряду с одной сто­ро­ной» (стр. 74). Ока­зы­ва­ет­ся, в согла­сии с нашим опы­том и здра­вым смыс­лом, что оно, собы­тие или факт, име­ет и дру­гую, в силу кото­рой (ещё одна сила) оно име­ет «смысл», что-то «озна­ча­ет», выра­жа­ет какую-то «идею», при­чём этот смысл или эта идея обра­зу­ет «кон­сти­ту­тив­ный при­знак, вне кото­ро­го оно немыс­ли­мо. Так, напр., явле­ние друж­бы двух людей, поми­мо реаль­ных чувств этих людей или их вза­им­ных дей­ствий, содер­жит в себе ещё идею друж­бы, выра­жа­ет какое-то объ­ек­тив­ное отно­ше­ние, кото­рое до извест­ной сте­пе­ни неза­ви­си­мо от реаль­ных чувств и даже власт­ву­ет над нами, ибо нала­га­ет на сво­их участ­ни­ков обя­зан­но­сти» (стр. 75). Даль­ше при­во­дит­ся и при­мер с семьёй. Вы оше­лом­ле­ны, това­рищ, памя­туя субъ­ек­тив­ную социо­ло­гию гос­под соци­а­ли­стов-рево­лю­ци­о­не­ров, кото­рые, тоже начав с выду­мы­ва­ния каких-то идей прав­ды, при­шли к опре­де­лён­ным дей­стви­ям гос­под Чер­но­вых, раз­об­ла­чен­ных Семё­но­вым. Г. Франк успо­ка­и­ва­ет наше встре­во­жен­ное само­чув­ствие (неда­ром обе­ща­ны сред­ства про­ти­во­ядия) и заяв­ля­ет, что его идеи на эсе­ров­ские совсем непо­хо­жи, они совсем ино­го поряд­ка, они живые идеи (у тех мёрт­вые), и не толь­ко живые, а ещё и объ­ек­тив­ные. Теперь мы пони­ма­ем те обла­ка, кото­рые окру­жа­ют ту гору, куда вле­чёт нас корабль Фран­ка.

Там «на воз­душ­ном оке­ане

без руля и без вет­рил

тихо пла­ва­ют в тумане

хоры строй­ные све­тил».

Там оби­тель этих спон­тан­ных сил, живых идей. Отсю­да и опре­де­ля­ет­ся обще­ствен­ное отно­ше­ние, пред­мет обще­ство­ве­де­ния есть транс­цен­дент­ное душев­ной жиз­ни бытие, кото­рое толь­ко усмат­ри­ва­ет­ся или улав­ли­ва­ет­ся в пси­хи­че­ском про­цес­се соот­вет­ству­ю­ще­го опы­та или позна­ния: поэто­му обще­ство­ве­де­ние, подоб­но мате­ма­ти­ке или логи­ке, не есть ни часть ни часть пси­хо­ло­гии или про­из­вод­ная от пси­хо­ло­гии нау­ка, а есть совер­шен­но само­сто­я­тель­ная область зна­ния, име­ю­щая сво­им пред­ме­том осо­бую область бытия» (стр. 79). Ина­че вся реаль­ность обще­ствен­ных отно­ше­ний есть одно­вре­мен­но иде­ал реаль­но­го. И опять ссыл­ка на наш опыт. «Это един­ство пости­га­е­мое, как отвле­чён­ная фило­соф­ская исти­на, в обла­сти обще­го бытия, в сфе­ре обще­ствен­но­го бытия пря­мо бро­са­ет­ся в гла­за и может не заме­чать­ся лишь в силу пред­взя­тых и лож­ных поня­тий» (стр. 80). Но нет ли спе­ци­фи­че­ской части в обще­ствен­ном явле­нии, где бы откры­ва­лось это иде­аль­ное, и тем дало бы под­твер­жде­ние тео­рии иде­ал-реа­лиз­ма, дав­но защи­ща­е­мой г. Фран­ком. Ока­зы­ва­ет­ся, что в этих обла­ках есть про­свет, и через него мы позна­ём сущ­ность его дела. А имен­но «управ­ля­ю­щая (обра­тим вни­ма­ние на сло­веч­ко-то) обще­ствен­ным быти­ем объ­ек­тив­ная систе­ма идеи, взя­тая отвле­чён­но, как чистая иде­аль­но, вооб­ще вне­вре­мен­на: нор­мы или запо­ве­ди обще­жи­тия, хотя реаль­но воз­ни­ка­ют и про­хо­дят во вре­ме­ни, по смыс­лу сво­е­му так же неза­ви­си­мы от вре­ме­ни, как исти­ны мате­ма­ти­че­ские» (стр. 83). А нату­ра­лизм как раз и гре­шит тем, что не обра­ща­ет вни­ма­ния, не счи­та­ет­ся с этою иде­аль­ною сто­ро­ною обще­ствен­но­го явле­ния (стр. 85). А так как изу­ча­ет эти нор­мы пра­во, то чистое обще­ство­ве­де­ние и есть пра­во­ве­де­ние (стр. 85 – 86), имен­но пото­му, что преж­де все­го ясно, что «пра­во есть общая имма­нент­ная фор­ма всех обще­ствен­ных отно­ше­ний, имен­но в каче­стве живой идеи, обра­зу­ю­щей самое суще­ство обще­ствен­но­го бытия» (стр. 91). В обще­ствен­ном явле­нии все­гда слож­ный пере­плёт идеи и жиз­ни. Познать их оди­на­ко­вым спо­со­бом, мето­дом, нель­зя, или, «ина­че гово­ря, един­ство, невоз­мож­ное в плос­ко­сти поло­жи­тель­ной науч­ной прак­ти­ки, дости­жи­мо и необ­хо­ди­мо в более глу­бо­кой сфе­ре фило­соф­ско­го обос­но­ва­ния обще­ство­ве­де­ния. Обоб­ща­ю­щей соци­аль­ной нау­кой может быть не социо­ло­гия, как еди­ное поло­жи­тель­ное обще­ство­ве­де­ние, а лишь соци­аль­ная фило­со­фия — фило­соф­ская тео­рия обще­ствен­но­го бытия, ибо всё наи­бо­лее цен­ное, пло­до­твор­ное и вли­я­тель­ное в обла­сти обще­го осмыс­ле­ния соци­аль­ной жиз­ни не созда­но поло­жи­тель­ным обще­ство­ве­де­ни­ем, а заклю­че­но в фило­соф­ских раз­мыш­ле­ни­ях об обще­стве (стр. 101).

Это воз­мож­но в откры­том г. Фран­ком живом зна­нии, и метод здесь такой: «понять зна­чит здесь про­сто усмот­реть через пере­жи­ва­ние, вчув­ство­вать­ся в идею или почув­ство­вать её», стр. 103. Поче­му и заклю­чи­тель­ный аккорд — «обще­ст­во­зна­ние есть само­зна­ние чело­ве­че­ско­го духа, и в осно­ве его лежит живое содер­жа­ние в фор­ме само­углуб­ле­ния», (стр. 103.). Но это само­углуб­ле­ние долж­но быть лише­но совер­шен­но момен­та субъ­ек­тив­но­сти, (стр. 105). Ну, тут уж наш жиз­нен­ный опыт ста­но­вит­ся совер­шен­но в тупик. Само­углуб­лять­ся мы масте­ра, но имен­но все­гда имея в виду наше воз­люб­лен­ное «я», а тут, изволь­те видеть, и от лич­но­сти отка­зать­ся при­хо­дит­ся. Выхо­дит что-то вро­де чре­во­ве­ща­ния: я не я и лошадь не моя, и сам я неве­до­мо что. Пони­мая, разу­ме­ет­ся, наше обы­ва­тель­ское настро­е­ние, г. Франк и спе­шит нас уве­рить, что вот это-то погру­же­ние в нир­ва­ну или ещё какая-то там индей­ская пре­муд­рость и откро­ет нам внут­рен­ние зако­ны пра­виль­ной обще­ствен­ной жиз­ни. И мы будем при­зы­вать обще­ствен­ную волю к устра­не­нию «вме­ша­тель­ства внеш­них эмпи­ри­че­ских сил или внут­рен­не­го ослаб­ле­ния или рас­строй­ства регу­ли­ру­ю­щей жиз­нен­ной силы». Ведь, как хоро­шо напи­са­но — и чуж­дые эле­мен­ты устра­нить и под­тя­нуть. Всё это очень при­ят­но и нима­ло, разу­ме­ет­ся, не похо­же на гля­де­ние вупок. И, пра­во, вос­ста­но­вить в его попран­ных пра­вах весь­ма не вред­но, и вспом­нить сове­ты, при­во­ди­мые на стр. 106, необ­хо­ди­мо­сти устой­чи­вой валю­ты, необ­хо­ди­мо­сти сво­бо­ды печа­ти и сво­бо­ды прав лич­но­сти для обес­пе­че­ния пред­ста­ви­тель­но­го строя или при­ме­ры сверх; — вре­мен­но­сти обще­ствен­но­го бытия в лице госу­дар­ства, нации, дина­стии в монар­хи­че­ском строе, (стр. 84.) Все такие хоро­шие вещи, а глав­ное под­лин­ные идеи-силы, а вовсе не какое-то иегов­ское шар­ла­тан­ство живо­го зна­ния.

На этом мы кон­ча­ем наше сов­мест­ное пла­ва­ние с г. Фран­ком и бла­го­да­рим его за поль­зу, при­не­сен­ную наше­му раз­ви­тию обще­ни­ем с ним. И мы горя­чо реко­мен­ду­ем всем моло­дым марк­си­стам, а к ним ведь и обра­ща­ет свою речь наш жур­нал, про­шту­ди­ро­вать кни­гу т. Фран­ка и срав­нить её с соот­вет­ству­ю­щи­ми гла­ва­ми хотя бы кни­ги Буха­ри­на. Мы не мог­ли исчер­пать все­го богат­ства этой поучи­тель­ной книж­ки. Подоб­но наше­му при­ме­ру, мож­но было бы так­же про­ве­сти через всю её раз­бор поня­тия сверхвре­мен­но­сти и пока­зать тот пункт, где г. Франк лёг­ким пиру­этом поки­да­ет нашу греш­ную зем­лю, что­бы потом, как и в нашем при­ме­ре, вер­нуть­ся на неё в новом каче­стве гла­ша­тая живых идей.

На этом и мож­но было бы кон­чить, но мы хотим ради науч­ной доб­ро­со­вест­но­сти ука­зать на два про­ма­ха г. Фран­ка: пер­вое — покой­но­го Илью Ильи­ча Меч­ни­ко­ва, твор­ца орто­би­о­за, он пре­вра­тил в его бра­та Льва — круп­но­го гео­гра­фа и анар­хи­ста (стр. 90), а твор­ца уто­пи­че­ско­го соци­а­лиз­ма и про­воз­вест­ни­ка тео­рии клас­со­вой борь­бы, Сен-Симо­на, в кон­сер­ва­тив­но­го и реак­ци­он­но­го гра­фа в ком­па­нии с Рональ­дом и де Мест­ром (стр. 50). Очень хоро­шо пред­став­ле­но столк­но­ве­ние в обще­ство­ве­де­нии син­гу­ля­риз­ма и уни­вер­са­лиз­ма и пра­виль­ность послед­не­го (стр. 49 и сл.). Пре­крас­но изло­жен отдел о гене­ти­че­ской пер­вич­но­сти обще­ства или инди­ви­да; этим отде­лом сле­ду­ет вос­поль­зо­вать­ся, так как он в сжа­той фор­му­ли­ров­ке даёт пра­виль­ный ответ на эти важ­ные вопро­сы.

Спе­ци­аль­но нам, марк­си­стам, посвя­ще­но несколь­ко мест, (стр. 21, 52, 72, 88, 90 и 92), но ниче­го ново­го они не дают.

Закан­чи­вая, мы счи­та­ем, что г. Фран­ку не уда­лось выпол­нить постав­лен­ной им зада­чи, создать обще­ство­ве­де­ние такое же чистое и отвле­чён­ное, как чистая мате­ма­ти­ка или логи­ка. Наш при­мер­ный ана­лиз, дума­ет­ся, доста­точ­но это пока­зал, а это при­во­дит нас к гипо­те­зе (будем сверх осто­рож­ны), что такое умо­зри­тель­ное постро­е­ние и немыс­ли­мо. Маркс в вве­де­нии к «кри­ти­ке» (к сожа­ле­нию, ещё не име­ю­ще­му­ся в рус­ском пере­во­де) уже пока­зал на необ­хо­ди­мость иска­ния общих эле­мен­тов обще­ство­ве­де­ния, и усво­е­ние им от Фран­кли­на опре­де­ле­ния чело­ве­ка уже даёт ключ в этом направ­ле­нии, но это постро­е­ние, конеч­но, не долж­но выса­сы­вать­ся из паль­ца, как любит выра­жать­ся т. Буха­рин в «Тео­рии исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма». А к тако­му высо­сан­но­му постро­е­нию обще­ствен­но­сти и обще­ствен­но­го иде­а­ла и при­зы­ва­ет нас г. Франк. Мы пола­га­ем, что основ­ная цен­ность его кни­ги как раз и заклю­ча­ет­ся в том, что такое обще­ство­ве­де­ние пря­ме­хонь­ким путём при­во­дит к гос­по­ди­ну богу с седою боро­дою, и долж­но помочь мно­гим занять­ся само­по­зна­ни­ем — вещь в такой плос­ко­сти весь­ма и весь­ма не вред­ная. Но мы пола­га­ем, что это дока­за­тель­ство от про­тив­но­го не долж­но идти за про­ле­тар­ский счёт. Таким сло­ве­сам лукав­ствия место не в уни­вер­си­те­те (инте­рес­но, во вре­мя сда­чи заче­тов г. Франк допус­кал в Сара­тов­ском уни­вер­си­те­те дис­кус­сии?), а в воль­ных ака­де­ми­ях духов­но­го зна­ния, где он, как слыш­но, и под­ви­за­ет­ся теперь.

Примечания

[1] С. Франк. Мето­до­ло­гия.

[2] С.Л. Франк. Очерк мето­до­ло­гии обще­ствен­ных наук. Кни­го­из­да­тель­ство «Берег» М. 22 г. 124 стр. Изда­тель­ская мар­ка, оттис­ну­тая на стр. 4 облож­ки, изоб­ра­жа­ет­ся некий ска­ли­стый берег, оси­ян­ный сия­ни­ем, к кое­му вле­чет­ся утлая ладья с под­ня­ты­ми пару­са­ми.

Scroll to top