К ТЕОРИИ ЦЕННОСТИ МАРКСА

(О различном толковании понятия «общественно-необходимый труд»)

«Под знаменем марксизма», 1922, № 5 – 6

Шолом Дволайцкий

Чис­ло лиц, изу­ча­ю­щих марк­сизм, едва ли когда-нибудь было столь зна­чи­тель­но, как в послед­нюю пару лет в Рос­сии. Сот­ня пар­тий­ных школ и семи­на­ри­ев выс­ших учеб­ных заве­де­ний и тыся­чи круж­ков само­об­ра­зо­ва­ния, не гово­ря уже о десят­ках тысяч оди­но­чек, кла­дут в осно­ву сво­их заня­тий уче­ние осно­во­по­лож­ни­ков науч­но­го соци­а­лиз­ма. Марк­сист­ские рабо­ты, как фило­соф­ско-социо­ло­ги­че­ские, так и эко­но­ми­че­ские, зачи­ты­ва­ют­ся бук­валь­но до дыр. И мож­но с удо­вле­тво­ре­ни­ем кон­ста­ти­ро­вать, что изу­че­ние марк­сиз­ма носит отнюдь не поверх­ност­ный харак­тер: оно идет, так ска­зать, и вширь, и в глубь. Иду­щие под зна­ме­нем марк­сиз­ма отнюдь не при­ни­ма­ют на веру все, что им при­хо­дит­ся вычи­ты­вать из книг наших вели­ких учи­те­лей. Они чита­ют кри­ти­ков, сами кри­ти­ку­ют и путем глу­бо­ко­го ана­ли­за и все­сто­рон­ней про­вер­ки неиз­беж­но убеж­да­ют­ся в незыб­ле­мо­сти цель­ной, как моно­лит, систе­мы марк­сиз­ма.

Осо­бен­но горя­чие спо­ры воз­ни­ка­ют в сре­де моло­дых адеп­тов марк­сиз­ма, когда им пред­став­ля­ет­ся, что тому или ино­му поло­же­нию учи­те­ля мож­но дать дво­я­кое тол­ко­ва­ние, или когда меж­ду его уче­ни­ка­ми или интер­пре­та­то­ра­ми име­ют­ся раз­но­гла­сия. В каче­стве руко­во­ди­те­ля круж­ков и семи­на­ри­ев, мне не раз при­хо­ди­лось быть актив­ным участ­ни­ком дис­кус­сий, воз­ни­кав­ших при изу­че­нии таких, напри­мер, вопро­сов, как тео­рия цен­но­сти, тео­рия денег, про­бле­ма про­из­во­ди­тель­но­го тру­да, тео­рия рын­ков и кри­зи­сов, тео­рия рен­ты и т. д., и т. д. Такие спо­ры ведут­ся, по край­ней мере, в десят­ках семи­на­ри­ев в одной толь­ко Москве, но все они не выхо­дят за пре­де­лы тес­ных и, в боль­шин­стве слу­ча­ев, мало­чис­лен­ных ауди­то­рий. Так как эти спо­ры заклю­ча­ют в себе неред­ко мно­го поучи­тель­но­го, то я думаю, что было бы целе­со­об­раз­но пере­но­сить их — при выяв­ле­нии раз­лич­ных точек зре­ния стра­ни­цы печа­ти. Наш жур­нал, надо наде­ять­ся, не будет отка­зы­вать спо­ря­щим сто­ро­нам в госте­при­им­стве.

При­гла­шая това­ри­щей устра­и­вать на стра­ни­цах насто­я­ще­го изда­ния тео­ре­ти­че­ские дис­кус­сии, я, со сво­ей сто­ро­ны наме­рен, сде­лать в этом направ­ле­нии, в неко­то­ром роде, почин.

Вопрос, кото­рый я хочу поста­вить в этой ста­тье, каса­ет­ся одной суще­ствен­ной «дета­ли» тео­рии цен­но­сти Марк­са. Вели­чи­на цен­но­сти това­ра опре­де­ля­ет­ся, как извест­но, «коли­че­ством тру­да или коли­че­ством рабо­че­го вре­ме­ни, обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го для его изго­тов­ле­ния»[1]. Но что такое обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя? На этот вопрос Маркс на пер­вых же стра­ни­цах «Капи­та­ла» дает точ­ный ответ, не пода­ю­щий ника­ко­го пово­да ни для кри­во­тол­ков, ни для «рас­ши­ри­тель­ных тол­ко­ва­ний». «Обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя, гово­рит он, — есть то рабо­чее вре­мя, кото­рое тре­бу­ет­ся для изго­тов­ле­ния какой-либо потре­би­тель­ной цен­но­сти при налич­ных обще­ствен­но-нор­маль­ных усло­ви­ях про­из­вод­ства и при сред­нем в дан­ном обще­стве уровне уме­ло­сти и интен­сив­но­сти тру­да». Руч­ной ткач, напри­мер, может и после вве­де­ния паро­во­го ткац­ко­го стан­ка про­дол­жать рабо­тать с преж­ни­ми ору­ди­я­ми. Одна­ко, если про­из­вод­ство еди­ни­цы това­ра будет тре­бо­вать от него двой­но­го коли­че­ства тру­да по срав­не­нию с тем, что нуж­но затра­тить при обще­ствен­но-нор­маль­ных усло­ви­ях про­из­вод­ства, то про­дукт его инди­ви­ду­аль­но­го рабо­че­го часа будет пред­став­лять собой лишь поло­ви­ну обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го рабо­че­го часа. Отсю­да ясно, что обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя, при сред­ней уме­ло­сти и интен­сив­но­сти, опре­де­ля­ет­ся тех­ни­че­ским момен­том — и толь­ко.

Совер­шен­но иное тол­ко­ва­ние это­го поня­тия мы нахо­дим у ряда авто­ров как из чис­ла сто­рон­ни­ков-интер­пре­та­то­ров Марк­са, так и его кри­ти­ков. Одним из пер­вых на путь рас­ши­ри­тель­но­го тол­ко­ва­ния обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да всту­пил К. Шрамм, кото­ро­го «из всех ныне уста­нов­лен­ных тео­рий цен­но­сти удо­вле­тво­ря­ет толь­ко одна тео­рия Марк­са»[2]. По мне­нию это­го авто­ра, Марк­со­во опре­де­ле­ние обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да «име­ет еще дру­гую сто­ро­ну», на кото­рую сле­ду­ет обра­тить осо­бен­ное вни­ма­ние, пото­му что даже сре­ди при­вер­жен­цев тру­до­вой тео­рии цен­но­сти име­ет­ся по дан­но­му вопро­су неяс­ность. «Слу­ча­ет­ся, — гово­рит Шрамм, — что не толь­ко какие-нибудь отдель­ные вещи без вся­кой потре­би­тель­ной цен­но­сти не име­ют ника­кой мено­вой цен­но­сти, пото­му что они нико­му не нуж­ны, но даже вполне год­ные и полез­ные вещи ока­зы­ва­ют­ся в поло­же­нии ненуж­ных и бес­по­лез­ных по той про­стой при­чине, что потреб­ность во таких това­рах уже удо­вле­тво­ре­на»[3]. Исхо­дя из это­го поло­же­ния, автор про­дол­жа­ет свои рас­суж­де­ния при­мер­но в сле­ду­ю­щем духе.

Поло­жим, что речь идет о про­из­вод­стве сто­лов. Каж­дая семья нуж­да­ет­ся, ска­жем, в трех сто­лах. Но сто­ля­ры по неве­до­мой нам при­чине (ведь при анар­хии про­из­вод­ства все воз­мож­но) взду­ма­ли про­из­ве­сти такое коли­че­ство сто­лов, что на каж­дую семью при­дет­ся по 50 штук это­го «поло­жи­тель­но необ­хо­ди­мо­го пред­ме­та обмеб­ли­ров­ки». Меж­ду сто­ля­ра­ми и гла­ва­ми семейств про­ис­хо­дят поучи­тель­ные пре­ния, в резуль­та­те кото­рых выяс­ня­ет­ся, что в 50 сто­лах, тре­бу­ю­щих для сво­е­го про­из­вод­ства по одно­му дню, скры­то «три дня обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да и 47 дней бес­по­лез­но­го тру­да». Но так как мено­вую цен­ность обра­зу­ет лишь обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый труд, то в 50 сто­лах заклю­ча­ет­ся столь­ко же цен­но­сти, как если бы они пред­став­ля­ли три необ­хо­ди­мых каж­дой семье сто­ла. Если сто­ля­ры с доса­ды сожгут по 47‑ми сто­лов из каж­дых 50, то в руках у них оста­нет­ся столь­ко же мено­вой цен­но­сти, как и в слу­чае, если бы они изго­то­ви­ли все­го толь­ко по 3 сто­ла на семью… Вслед­ствие пере­про­из­вод­ства чис­ла сто­лов, необ­хо­ди­мо­го для покры­тия суще­ству­ю­щей в них обще­ствен­ной потреб­но­сти, в каж­дых 50 сто­лах заклю­ча­ет­ся столь­ко же цен­но­сти, как в обыч­ное вре­мя в трех сто­лах. Если 50 сто­лов сто­ят столь­ко же, сколь­ко обык­но­вен­но сто­ят 3, то что же сто­ит один стол? — 50 сто­лов = 3 дня рабо­ты, сле­до­ва­тель­но, 1 стол = 3/​50 рабо­че­го дня»[4]. А отсю­да дела­ет­ся вывод, что обыч­но­го опре­де­ле­ния обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го вре­ме­ни не доста­точ­но: «тре­бу­ет­ся еще, что­бы это обще­ствен­но-необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя дей­стви­тель­но было необ­хо­ди­мо для покры­тия суще­ству­ю­щей в обще­стве потреб­но­сти» (выде­ле­ние авто­ра)[5].

Совер­шен­но ана­ло­гич­ную тео­рию раз­ви­ва­ет Л. Будин. Он так­же при­да­ет реша­ю­щее зна­че­ние раз­ме­рам обще­ствен­ных потреб­но­стей и счи­та­ет совер­шен­но недо­ста­точ­ным пони­ма­ние обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да, как неко­то­рой тех­ни­че­ской сред­ней. «Сле­ду­ет, — гово­рит он, — при­ни­мать в сооб­ра­же­ние не толь­ко общую его (пред­ме­та) полез­ность и его дей­стви­тель­ную необ­хо­ди­мость для неко­то­рых чле­нов обще­ства, но так­же и то, не удо­вле­тво­ре­на ли уже в доста­точ­ной сте­пе­ни при совре­мен­ном состо­я­нии обще­ствен­ной эко­но­мии, потреб­ность в подоб­ных пред­ме­тах по срав­не­нию с дру­ги­ми потреб­но­стя­ми и при­няв во вни­ма­ние общие усло­вия про­из­вод­ства и рас­пре­де­ле­ния в дан­ном обще­стве. Если про­из­ве­де­но слиш­ком мно­го не абсо­лют­но, а в срав­не­нии с дан­ны­ми обще­ствен­ны­ми усло­ви­я­ми и отно­ше­ни­я­ми, то такое про­из­вод­ство не созда­ет доба­воч­ной цен­но­сти. Соот­вет­ствен­ное коли­че­ство тру­да ока­зы­ва­ет­ся затра­чен­ным напрас­но. Разу­ме­ет­ся, это не зна­чит, что опре­де­лен­ный инди­ви­ду­аль­ный труд не созда­ет ника­кой цен­но­сти или что про­из­ве­ден­ный опре­де­лен­ный пред­мет не будет обла­дать цен­но­стью. Но так как цен­ность явля­ет­ся обще­ствен­ным отно­ше­ни­ем, то весь труд, затра­чен­ный в дан­ном обще­стве на про­из­вод­ство это­го рода, про­из­ве­дет про­пор­ци­о­наль­но мень­шую цен­ность, каж­дый отдель­ный пред­мет настоль­ко обес­це­нит­ся, что­бы все коли­че­ство про­из­ве­ден­ных пред­ме­тов это­го рода обла­да­ло цен­но­стью не боль­ше той, кото­рая заклю­ча­лась бы в нем, если бы не был затра­чен этот доба­воч­ный труд и не было про­из­ве­де­но доба­воч­ное коли­че­ство этих пред­ме­тов»[6].

Г‑н С. Франк в сво­ей извест­ной кни­ге, высту­па­ет, конеч­но, сто­рон­ни­ком более «широ­ко­го опре­де­ле­ния» инте­ре­су­ю­ще­го нас поня­тия. С его точ­ки зре­ния, для тру­да, созда­ю­ще­го цен­ность, отнюдь не доста­точ­но, что­бы каче­ствен­ные усло­вия его при­ло­же­ния были усло­ви­я­ми тех­ни­че­ски необ­хо­ди­мы­ми в дан­ный момент. Тре­бу­ет­ся, гово­рит он, «что­бы самый труд этот был необ­хо­дим для обще­ства, т. е. для удо­вле­тво­ре­ния обще­ствен­ной потреб­но­сти, и что­бы коли­че­ство его сов­па­ло с тем, кото­рое необ­хо­ди­мо для обще­ства. Наря­ду с тех­ни­че­ской необ­хо­ди­мо­стью здесь ста­вят­ся усло­вия созда­ния цен­но­сти, так­же и обще­ствен­ная, в тес­ном смыс­ле это­го сло­ва, необ­хо­ди­мость, т. е. необ­хо­ди­мость для удо­вле­тво­ре­ния потреб­но­стей»[7]. Но чем опре­де­лить раз­ме­ры потреб­но­стей? Ока­зы­ва­ет­ся, что они зави­сят от цело­го ряда момен­тов, и от пси­хо­ло­ги­че­ских, и от соци­аль­ных, и от физио­ло­ги­че­ских, и от физи­че­ских, и от дру­гих момен­тов, кото­рые с тех­ни­че­ски­ми усло­ви­я­ми про­из­вод­ства не име­ют ниче­го обще­го. А если это так, то г. Франк име­ет воз­мож­ность «интер­пре­ти­ро­вать» тео­рию цен­но­сти Марк­са так, что от Марк­са-то по суще­ству ниче­го не оста­ет­ся. «Тео­рия обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да, — гово­рит наш автор, — как источ­ни­ка цен­но­сти, сво­дит­ся таким обра­зом сама собой к тео­рии, ста­вя­щей высо­ту цен­но­сти в зави­си­мость от состо­я­ния потреб­но­стей»[8]. Не менее недву­смыс­лен­но выска­зы­ва­ет­ся г. Франк, в дру­гом месте: «Поня­тие обще­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти тру­да само ука­зы­ва­ет на то, что источ­ни­ком мено­вой цен­но­сти слу­жит не сам труд, а обще­ствен­ная потреб­ность в нем»[9]. При таком тол­ко­ва­нии дает­ся не толь­ко лазей­ка для реви­зии Марк­са, но откры­ва­ет­ся и широ­кая доро­га для эво­лю­ции по направ­ле­нию к пси­хо­ло­ги­че­ски-потре­би­тель­ной тео­рии цен­но­сти и для заме­ны Кар­ла Марк­са Евге­ни­ем фон Бем- Бавер­ком.

Вер­сию Шрам­ма — Шефле — Буди­на — Фран­ка при­ни­ма­ет как соот­вет­ству­ю­щую воз­зре­ни­ям Марк­са и покой­ный А. Н. Микла­шев­ский, кото­рый, в отли­чие от подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства сво­их кол­лег-про­фес­со­ров, несо­мнен­но был хоро­шо зна­ком с марк­сист­ской лите­ра­ту­рой. Но Микла­шев­ский хоро­шо пони­мал, что вве­де­ние момен­та потреб­но­стей не в каче­стве пред­по­сыл­ки цен­но­сти, а в каче­стве фак­то­ра, ее опре­де­ля­ю­ще­го, порож­да­ет внут­рен­нее про­ти­во­ре­чие в тео­рии Марк­са. «Все постро­е­ния зако­на цен­но­сти Марк­са, стре­мив­ше­го­ся отде­лать­ся от потреб­но­стей, как фак­то­ра пси­хо­ло­ги­че­ско­го, а не мате­ри­аль­но­го, были раз­ру­ше­ны вве­де­ни­ем уче­ния об обще­ствен­но-необ­хо­ди­мом тру­де. «Труд, — гово­рит даль­ше Микла­шев­ский, — ста­но­вил­ся обра­зу­ю­щим цен­ность, все-таки, лишь при налич­но­сти усло­вия при­год­но­сти това­ра для удо­вле­тво­ре­ния обще­ствен­ной потреб­но­сти и пре­вра­щал­ся в ничто со вся­ким видо­из­ме­не­ни­ем потреб­но­стей. Дру­ги­ми сло­ва­ми, полу­ча­лось важ­ное огра­ни­че­ние про­бле­мы: труд созда­вал цен­ность толь­ко тогда, если его затра­че­но было нуж­ное «коли­че­ство» для удо­вле­тво­ре­ния опре­де­лен­но­го же «коли­че­ства потреб­но­стей»[10]. Уче­ние Марк­са об обще­ствен­но-необ­хо­ди­мом тру­де, по мне­нию Микла­шев­ско­го, ока­за­лось про­стым уче­ни­ем «о законе коли­честв про­дук­та, т. е. уче­ни­ем о ред­ко­сти».

Тако­ва точ­ка зре­ния сто­рон­ни­ков «обще­ствен­ной сред­ней». Даль­ше мы уви­дим, что непра­виль­ное пони­ма­ние одно­го места из III тома Капи­та­ла может дать пло­хой, но все же аргу­мент для отри­ца­ния «тех­ни­че­ской сред­ней». Сей­час же перей­дем к рас­смот­ре­нию вопро­са о том, насколь­ко толь­ко что изло­жен­ная тео­рия мирит­ся с мето­до­ло­ги­че­ски­ми осно­ва­ми уче­ния Марк­са.

Возь­мем обще­ство про­стых това­ро­про­из­во­ди­те­лей, в кото­ром закон цен­но­сти не услож­ня­ет­ся пре­вра­ще­ни­ем послед­ней в цену про­из­вод­ства и в кото­ром этот закон дей­ству­ет в чистом виде, подоб­но зако­ну паде­ния тел в абсо­лют­но пустом про­стран­стве. Мы име­ем здесь слож­ней­шую систе­му раз­де­ле­ния тру­да, мно­же­ство отрас­лей про­мыш­лен­но­сти, из кото­рых каж­дая охва­ты­ва­ет тыся­чи отдель­ных фор­маль­но друг от дру­га неза­ви­си­мых това­ро­про­из­во­ди­те­лей. Ни один «хозяй­ству­ю­щий субъ­ект» не про­из­во­дит для лич­но­го потреб­ле­ния: все про­да­ют весь про­дукт сво­е­го про­из­вод­ства. Для про­сто­ты пред­по­ло­жим далее (для про­сто­го товар­но­го про­из­вод­ства это вполне допу­сти­мо), что коли­че­ство инди­ви­ду­аль­но необ­хо­ди­мо­го тру­да для раз­ных това­ро­про­из­во­ди­те­лей сов­па­дет с коли­че­ством обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да в том смыс­ле, как он опре­де­лен в при­ве­ден­ной выше цита­те из Марк­са. При таких усло­ви­ях, каж­дый това­ро­про­из­во­ди­тель выпол­нит опре­де­лен­ную долю сово­куп­но­го обще­ствен­но­го тру­да и, бла­го­да­ря при­зна­нию нами обме­на рав­но­цен­но­стей, полу­чит за свои това­ры такое коли­че­ство дру­гих това­ров, кото­рое соот­вет­ству­ет коли­че­ству тру­да, им самим затра­чен­но­му. Отдель­ные части нашей слож­ной обще­ствен­ной систе­мы будут, таким обра­зом, при­ла­же­ны, при­гна­ны друг к дру­гу, а сама систе­ма будет нахо­дить­ся в состо­я­нии рав­но­ве­сия. Закон цен­но­сти высту­пит, таким обра­зом, в каче­стве зако­на рав­но­ве­сия систе­мы про­сто­го товар­но­го про­из­вод­ства.

Но товар­ное хозяй­ство есть хозяй­ство анар­хи­че­ское. Отдель­ные това­ро­про­из­во­ди­те­ли дан­ной отрас­ли, а ста­ло быть, вся отрасль в целом может про­из­ве­сти боль­ше това­ров, чем обще­ство при дан­ных усло­ви­ях может погло­тить. В таком слу­чае отдель­ные това­ро­про­из­во­ди­те­ли этой отрас­ли, обме­ни­вая свои про­дук­ты, вынуж­де­ны будут доволь­ство­вать­ся полу­че­ни­ем в каче­стве экви­ва­лен­та тако­го коли­че­ства това­ра, кото­рое явля­ет­ся носи­те­лем мень­ше­го коли­че­ства обще­ствен­но­го тру­да, чем то, какое они внес­ли в фонд сово­куп­но­го обще­ствен­но­го тру­да. Наши това­ро­про­из­во­ди­те­ли поне­сут тяже­лый ущерб: их потреб­но­сти будут удо­вле­тво­ре­ны хуже, чем преж­де, их хозяй­ства нач­нут сла­беть и раз­ру­шать­ся. Сло­вом, пред­по­ло­жен­ное нами рав­но­ве­сие нару­шит­ся, и систе­ма в целом, по выра­же­нию Гер­це­на, вый­дет из пазов сво­их. Но в самом нару­ше­нии рав­но­ве­сия скры­та воз­мож­ность его вос­ста­нов­ле­ния, ибо рынок, этот един­ствен­ный регу­ля­тор анар­хи­че­ско­го хозяй­ства, потре­бу­ет пере­рас­пре­де­ле­ния про­из­во­ди­тель­ных сил обще­ства. Часть средств про­из­вод­ства и рабо­чей силы, функ­ци­о­ни­ро­вав­ший рань­ше в отрас­ли, пред­став­лен­ной наши­ми неудач­ни­ка­ми, будет пере­не­се­на в дру­гие отрас­ли про­мыш­лен­но­сти; рав­но­ве­сие вос­ста­но­вит­ся, и закон цен­но­сти, к кото­ро­му обще­ствен­ная систе­ма неиз­беж­но при­спо­соб­ля­ет­ся, опять будет дей­ство­вать в чистом сво­ем виде до тех пор, пока не насту­пит новое нару­ше­ние[11].

Для обме­на рав­но­цен­но­стя­ми, т. е. для того, что­бы закон цен­но­стей про­яв­лял­ся в сво­ем чистом виде, Маркс счи­та­ет необ­хо­ди­мым, что­бы «това­ры про­из­во­ди­лись с той и с дру­гой сто­ро­ны в отно­си­тель­ных коли­че­ствах, при­бли­зи­тель­но соот­вет­ству­ю­щих вза­им­ной потреб­но­сти в них»[12]. Но что же про­изой­дет, если обще­ствен­но-необ­хо­ди­мый в тех­ни­че­ском смыс­ле труд, затра­чен­ный на про­из­вод­ство дан­но­го вида това­ров, не будет соот­вет­ство­вать тому коли­че­ству тру­да, кото­рое обще­ство может дать в обмен за этот вид това­ров? Совер­шен­но оче­вид­но, что мы будем иметь на рын­ке откло­не­ние от зако­на цен­но­сти, кото­рое, одна­ко, со сво­ей сто­ро­ны, создаст тен­ден­цию к уста­нов­ле­нию тако­го поло­же­ния вещей, когда закон цен­но­сти вновь всту­пит в свои пра­ва. А если это так, — а по Марк­су это без­услов­но так, — то авто­ры, тол­ку­ю­щие поня­тие обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да, как «обще­ствен­ную сред­нюю», исхо­дят в сво­ем ана­ли­зе не из слу­чая рав­но­ве­сия, а из слу­чая нару­шен­но­го рав­но­ве­сия. Но что ска­за­ли бы про физи­ка, если бы он взду­мал уста­нав­ли­вать закон рав­но­ве­сия тела в усло­ви­ях, когда оно вверх тор­маш­ка­ми стре­ми­тель­но летит вниз? Сам Маркс тако­го при­е­ма во вся­ком слу­чае не одоб­рял. «Обмен или про­да­жа това­ров по цен­но­сти — писал он в III томе «Капи­та­ла», — есть раци­о­наль­ный базис, есте­ствен­ный закон их рав­но­ве­сия; исхо­дя из послед­не­го, сле­ду­ет объ­яс­нить откло­не­ние, а не наобо­рот, из откло­не­ний выво­дить самый закон»[13]. Но имен­но это и дела­ют Шрамм, Будин и Ко. Они берут слу­чай, когда обще­ство отда­ет за про­из­ве­ден­ный в дан­ной отрас­ли товар мень­ший или боль­ший цен­ност­ный экви­ва­лент, они, дру­ги­ми сло­ва­ми, берут слу­чай нару­шен­но­го рав­но­ве­сия и выво­дят отсю­да «самый закон»…

Про­тив пони­ма­ния обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да, как фак­то­ра, кото­рый свя­зы­ва­ет­ся с обще­ствен­ны­ми потреб­но­стя­ми, т. е. в конеч­ном сче­те с «уче­ни­ем о ред­ко­сти», как спра­вед­ли­во заме­ча­ет Микла­шев­ский, оста­но­вим­ся на одном мето­до­ло­ги­че­ском при­е­ме Марк­са, игра­ю­щем реша­ю­щую роль не толь­ко в его эко­но­ми­че­ской, но и в его социо­ло­ги­че­ской систе­ме. Я гово­рю о при­зна­нии при­ма­та про­из­вод­ства над все­ми дру­ги­ми явле­ни­я­ми соци­аль­ной жиз­ни: и над рас­пре­де­ле­ни­ем, и над обме­ном, и над обще­ствен­ным потреб­ле­ни­ем. Вся­ко­му, зна­ко­мо­му с рабо­та­ми Марк­са, извест­но, конеч­но, что этот прин­цип лежит в осно­ве всей его тео­ре­ти­че­ской систе­мы и что он всю­ду явля­ет­ся руко­во­дя­щей нитью иссле­до­ва­ния для авто­ра «Капи­та­ла». В наи­бо­лее отче­ка­нен­ной фор­ме посту­лат при­ма­та про­из­вод­ства был фор­му­ли­ро­ван Марк­сом в его изу­ми­тель­ном по глу­бине содер­жа­ния «Вве­де­нии к кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии», най­ден­ном лишь два деся­ти­ле­тия тому назад в его бума­гах. «Рас­пре­де­ле­ние — гово­рит Маркс — в самом поверх­ност­ном пони­ма­нии пред­став­ля­ет­ся» как рас­пре­де­ле­ние про­дук­тов и, таким обра­зом, дале­ко отсто­я­щим от про­из­вод­ства и, яко­бы, по отно­ше­нию к нему само­сто­я­тель­ным. Одна­ко, преж­де чем рас­пре­де­ле­ние ста­но­вит­ся рас­пре­де­ле­ни­ем про­дук­тов, оно есть: 1) рас­пре­де­ле­ние ору­дий про­из­вод­ства и 2) — что пред­став­ля­ет собою даль­ней­шее опре­де­ле­ние того же отно­ше­ния — рас­пре­де­ле­ние чле­нов обще­ства по раз­ным родам про­из­вод­стваРас­пре­де­ле­ние про­дук­тов есть, оче­вид­но, резуль­тат это­го рас­пре­де­ле­ния, кото­рое вклю­че­но в самый про­цесс про­из­вод­ства и кото­рое обу­слов­ли­ва­ет орга­ни­за­цию это­го послед­не­го»…[14]. Ана­ло­гич­ное рас­суж­де­ние отно­сит­ся к обме­ну. «Обмен, — гово­рит Маркс, — явля­ет­ся неза­ви­си­мым и индиф­фе­рент­ным по отно­ше­нию к про­из­вод­ству толь­ко в послед­ней ста­дии, когда про­дукт непо­сред­ствен­но обме­ни­ва­ет­ся для потреб­ле­ния. Одна­ко: 1) не суще­ству­ет обме­на без раз­де­ле­ния тру­да, будь послед­ний резуль­та­том есте­ствен­ных или исто­ри­че­ских усло­вий, 2) част­ный обмен пред­по­ла­га­ет част­ное про­из­вод­ство, 3) интен­сив­ность обме­на, его рас­про­стра­не­ние, так же, как и его фор­ма, опре­де­ля­ет­ся раз­ви­ти­ем и струк­ту­рой про­из­вод­стваОбмен, таким обра­зом, во всех сво­их момен­тах или непо­сред­ствен­но заклю­чен в про­из­вод­стве, или опре­де­ля­ет­ся этим послед­ним». Тако­ва же точ­ка зре­ния Марк­са и на потреб­ле­ние, что осо­бен­но важ­но для раз­би­ра­е­мо­го нами вопро­са. «Про­из­вод­ство созда­ет потреб­ле­ние, 1) про­из­во­дя для него мате­ри­ал, 2) опре­де­ляя спо­соб потреб­ле­ния, 3) тем, что воз­буж­да­ет в потре­би­те­ле потреб­ность, пред­ме­том кото­рой явля­ет­ся создан­ный им (про­из­вод­ством) про­дукт». И далее, как резю­ме все­го ска­зан­но­го: «Резуль­тат, к кото­ро­му мы при­шли, заклю­ча­ет­ся не в том, что про­из­вод­ство, рас­пре­де­ле­ние, обмен и потреб­ле­ние — одно и то же, но что все они обра­зу­ют собою части цело­го, раз­ли­чия внут­ри един­ства. Про­из­вод­ство в про­ти­во­по­лож­но­сти сво­их опре­де­ле­ний охва­ты­ва­ет как само себя, так и осталь­ные момен­ты… Что обмен и потреб­ле­ние не име­ют гос­под­ству­ю­ще­го зна­че­ния, это ясно само собой. То же самое при­ло­жи­мо и к рас­пре­де­ле­нию про­дук­тов. Но в каче­стве рас­пре­де­ле­ния аген­тов про­из­вод­ства, оно само есть момент про­из­вод­ства» и т. д.[15].

Насчет про­из­вод­но­го харак­те­ра раз­ме­ров обще­ствен­ных потреб­но­стей Маркс выска­зы­ва­ет­ся неод­но­крат­но и в III томе «Капи­та­ла», в осо­бен­но­сти в гла­ве, где он рас­смат­ри­ва­ет рыноч­ные цены и рыноч­ные цен­но­сти; с изме­не­ни­ем рыноч­ной цен­но­сти, кото­рая по Марк­су, как мы уви­дим ниже, опре­де­ля­ет­ся обще­ствен­но-необ­хо­ди­мым рабо­чим вре­ме­нем в тех­ни­че­ском смыс­ле, про­ис­хо­дит и изме­не­ние обще­ствен­ной потреб­но­сти, под кото­рой автор «Капи­та­ла» разу­ме­ет, конеч­но, потреб­ность пла­те­же­спо­соб­ную. «При паде­нии рыноч­ной цен­но­сти, обще­ствен­ная потреб­ность в сред­нем рас­ши­ря­ет­ся и в извест­ных гра­ни­цах может погло­тить более зна­чи­тель­ные мас­сы това­ров. При повы­ше­нии рыноч­ных цен­но­стей, обще­ствен­ная потреб­ность в това­рах сокра­ща­ет­ся и погло­ща­ет мень­шие мас­сы их»[16]. Далее Маркс «совсем мимо­хо­дом» заме­ча­ет, что обще­ствен­ная потреб­ность, кото­рая регу­ли­ру­ет «прин­цип спро­са, суще­ствен­но обу­слов­ли­ва­ет­ся отно­ше­ни­ем раз­лич­ных клас­сов друг к дру­гу и их вза­им­ным эко­но­ми­че­ским поло­же­ни­ем, а сле­до­ва­тель­но, во-пер­вых отно­ше­ни­ем всей при­ба­воч­ной цен­но­сти к зара­бот­ной пла­те (т. е. обще­ствен­ной нор­мой при­ба­воч­ной цен­но­сти. — Ш. Д.) и, во-вто­рых, отно­ше­ни­ем раз­лич­ных частей, на кото­рые рас­па­да­ет­ся при­ба­воч­ная цен­ность (при­быль, про­цент, земель­ная рен­та, нало­ги и т. п.). Таким обра­зом, здесь обна­ру­жи­ва­ет­ся, что отно­ше­ние спро­са и пред­ло­же­ния (кото­рое есть по суще­ству обще­ствен­ная потреб­ность. — Ш. Д.) абсо­лют­но ниче­го не в состо­я­нии объ­яс­нить, пока не рас­крыт базис, на кото­ром поко­ит­ся само это отно­ше­ние»[17]. Но базис этот лежит в обла­сти про­из­вод­ства, и обще­ствен­ная потреб­ность, поэто­му, обу­слов­ле­на кате­го­ри­я­ми цен­ност­ны­ми. Но если это так, если раз­мер обще­ствен­ной потреб­но­сти нахо­дит­ся в функ­ци­о­наль­ной зави­си­мо­сти от цен­но­сти, то как же, спра­ши­ва­ет­ся, мож­но выстав­лять обще­ствен­ную потреб­ность как фак­тор, обра­зу­ю­щий цен­ность? Вся­ко­му чело­ве­ку, спо­соб­но­му логи­че­ски мыс­лить, долж­но быть совер­шен­но ясно, что подоб­ный при­ем неиз­беж­но при­во­дит к тако­му пороч­но­му кру­гу, из кото­ро­го не выпу­та­ешь­ся ни при каких ухищ­ре­ни­ях. Таким обра­зом, изло­жен­ная выше тео­рия обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да есть не что иное, как извест­ная сказ­ка про бело­го быч­ка.

Вели­чи­ну рыноч­ной цен­но­сти Маркс, как мы уже вскользь заме­ти­ли, опре­де­ля­ет в пол­ном согла­сии с цита­той, при­ве­ден­ной нами вна­ча­ле ста­тьи. Един­ствен­но реша­ю­щим момен­том и здесь явля­ет­ся тех­ни­че­ски необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя. «Меж­ду коли­че­ством това­ров, нахо­дя­щих­ся на рын­ке, и рыноч­ной цен­но­стью этих това­ров суще­ству­ет лишь сле­ду­ю­щая зави­си­мость: при дан­ном уровне про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да в каж­дой дан­ной сфе­ре про­из­вод­ства для изго­тов­ле­ния това­ров тре­бу­ет­ся опре­де­лен­ное коли­че­ство обще­ствен­но­го рабо­че­го вре­ме­ни, хотя в раз­лич­ных сфе­рах про­из­вод­ства отно­ше­ние это, конеч­но, раз­лич­но и не сто­ит ни в какой внут­рен­ней свя­зи с полез­но­стью дан­но­го това­ра или спе­ци­фи­че­ской при­ро­дой его потре­би­тель­ной цен­но­сти»[18]. Что­бы не воз­буж­дать в чита­те­ле ника­ких сомне­ний на счет роли коли­че­ства това­ра при опре­де­ле­нии сово­куп­ной цен­но­сти про­дук­тов про­из­вод­ства целой отрас­ли про­мыш­лен­но­сти и под­черк­нуть, что «обще­ствен­ная потреб­ность» здесь ника­кой роли не игра­ет, Маркс пря­мо заяв­ля­ет, что если а еди­ниц дан­но­го това­ра сто­ят b, то п еди­ниц будет сто­ить пb. Но Маркс, конеч­но, отнюдь не пред­по­ла­га­ет, что товар при вся­ких усло­ви­ях будет про­дан «по его рыноч­ной цен­но­сти, т. е. по цене, про­пор­ци­о­наль­ной заклю­ча­ю­ще­му­ся в нем обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­му тру­ду». Для того, что­бы послед­нее име­ло место, необ­хо­ди­мо, что­бы все коли­че­ство обще­ствен­но­го тру­да, затра­чен­но­го на про­из­вод­ство дан­но­го вида това­ров, соот­вет­ство­ва­ло вели­чине пла­те­же­спо­соб­ной потреб­но­сти в них. Но что же про­изой­дет, если это усло­вие не будет иметь места. Совер­шен­но оче­вид­но, что мы при реа­ли­за­ции соот­вет­ству­ю­щих това­ров на рын­ке будем иметь дело с откло­не­ни­ем рыноч­ной цены от цен­но­сти: «Раз опре­де­лен­ный товар про­из­ве­ден в коли­че­стве, доста­точ­но пре­вы­ша­ю­щем обще­ствен­ную потреб­ность, часть обще­ствен­но­го рабо­че­го вре­ме­ни ока­зы­ва­ет­ся рас­тра­чен­ной попу­сту, и вся мас­са това­ров пред­став­ля­ет тогда на рын­ке гораз­до мень­шее коли­че­ство обще­ствен­но­го тру­да, чем то, кото­рое в нем дей­стви­тель­но заклю­ча­ет­ся… Поэто­му эти това­ры долж­ны быть уступ­ле­ны ниже их рыноч­ной цен­но­сти, а часть их и вовсе не может най­ти поку­па­те­лей»[19]. Заме­тим, что Маркс, в отли­чие от Шрам­ма, Фран­ка и проч., вовсе не утвер­жда­ет, что сама цен­ность това­ра умень­шит­ся от недо­ста­точ­ной «обще­ствен­ной потреб­но­сти», он гово­рит толь­ко, что эта цен­ность будет реа­ли­зо­ва­на на рын­ке лишь отча­сти, и что перед нами будет слу­чай поте­ри части цен­но­сти, вопло­щен­ной в това­рах рас­смат­ри­ва­е­мо­го вида.

Все это с оче­вид­но­стью пока­зы­ва­ет, что поня­тие обще­ствен­но-необ­хо­ди­мо­го тру­да мож­но тол­ко­вать толь­ко, как «тех­ни­че­скую сред­нюю». Но если это так, то чем же объ­яс­нить, что целый ряд авто­ров, сре­ди кото­рых есть люди, настро­ен­ные по отно­ше­нию к Марк­су весь­ма «дру­же­люб­но», упор­но пыта­ют­ся легаль­ным путем вве­сти в его уче­ние о цен­но­сти момент обще­ствен­ных потреб­но­стей? Татья­на Гри­го­ро­ви­чи совер­шен­но спра­вед­ли­во заме­ча­ет, что Маркс сам подал к это­му повод, упо­треб­ляя инте­ре­су­ю­щее нас поня­тие в двух смыс­лах[20]. Что это имен­но так, пока­зы­ва­ет, как мы уви­дим, при­мер г. Фран­ка, кото­рый, к сожа­ле­нию, остал­ся неиз­вест­ным Татьяне Гри­го­ро­ви­чи.

Маркс мно­го­крат­но повто­ря­ет ту мысль, что про­дук­ты раз­лич­ных отрас­лей про­да­ют­ся по их цен­но­стям, если обще­ствен­ный труд рас­пре­де­лен в извест­ной про­пор­ции. Гово­рит он об этом и во вто­рой части III тома «Капи­та­ла», в «пред­ва­ри­тель­ных заме­ча­ни­ях» о рен­те. Раз­ви­вая эту мысль, он пишет: «Если потре­би­тель­ная цен­ность отдель­но­го това­ра зави­сит от того, удо­вле­тво­ря­ет ли он сам по себе какую-нибудь потреб­ность, то потре­би­тель­ная цен­ность извест­ной мас­сы обще­ствен­ных про­дук­тов зави­сит от того, адек­ват­на ли она коли­че­ствен­но опре­де­лен­ной обще­ствен­ной потреб­но­сти в про­дук­те каж­до­го осо­бо­го това­ра и, сле­до­ва­тель­но, от того, про­пор­ци­о­наль­но ли, в соот­вет­ствии с этой обще­ствен­ной, коли­че­ствен­но опре­де­лен­ной потреб­но­стью рас­пре­де­лен труд меж­ду раз­лич­ны­ми сфе­ра­ми про­из­вод­ства… Обще­ствен­ная потреб­ность, т. е. потре­би­тель­ная цен­ность в обще­ствен­ном мас­шта­бе, — вот что опре­де­ля­ет здесь коли­че­ства все­го обще­ствен­но­го рабо­че­го вре­ме­ни, при­хо­дя­щи­е­ся на раз­лич­ные осо­бые сфе­ры про­из­вод­ства». И несколь­ки­ми стро­ка­ми даль­ше: «Пусть, напри­мер, бумаж­ных тка­ней про­из­ве­де­но непро­пор­ци­о­наль­но мно­го, хотя во всем этом про­дук­те, в этих тка­нях, реа­ли­зо­ва­но лишь необ­хо­ди­мое для это­го, при дан­ных усло­ви­ях, рабо­чее вре­мя. Но вооб­ще-то на эту осо­бую отрасль затра­че­но слиш­ком мно­го обще­ствен­но­го тру­да; т. е. часть про­дук­та бес­по­лез­на. Поэто­му, весь про­дукт удаст­ся про­дать так, как если бы он был про­из­ве­ден в необ­хо­ди­мой про­пор­ции. Эта коли­че­ствен­ная гра­ни­ца тех коли­честв обще­ствен­но­го рабо­че­го вре­ме­ни, кото­рые мож­но целе­со­об­раз­но затра­тить на раз­лич­ные осо­бые сфе­ры про­из­вод­ства, есть лишь более раз­ви­тое выра­же­ние зако­на цен­но­сти вооб­ще; хотя необ­хо­ди­мое рабо­чее вре­мя содер­жит здесь иной смысл»[21].

Я сде­лал длин­ную выпис­ку толь­ко пото­му, что г. Франк счи­та­ет ее, по-види­мо­му, луч­шим козы­рем для сво­ей аргу­мен­та­ции. Но чем эта цита­та отли­ча­ет­ся от поло­же­ний, выска­зан­ных Марк­сом в дру­гих местах? Ведь мы здесь же (в про­пу­щен­ных мною стро­ках) нахо­дим недву­смыс­лен­ное утвер­жде­ние, что «при нару­ше­нии про­пор­ции не может быть реа­ли­зо­ва­на цен­ность това­ра», или, дру­ги­ми сло­ва­ми, что рыноч­ные цены откло­нят­ся от цен­но­сти. Несо­мнен­но, что реша­ю­щую роль для г. Фран­ка сыг­ра­ло здесь то обсто­я­тель­ство, что Маркс упо­треб­ля­ет поня­тие обще­ствен­ный труд в двух раз­лич­ных смыс­лах, — факт, кото­рый он сам же и под­чер­ки­ва­ет.

Но, может быть, сто­рон­ни­ки Шрам­ма пра­вы в том смыс­ле, что при рас­ши­ре­нии про­из­вод­ства сверх «потреб­но­сти» сум­ма рыноч­ных цен про­дук­тов дан­ной отрас­ли про­мыш­лен­но­сти сов­па­дет с цен­но­стью, кото­рое обще­ство в состо­я­нии было затра­тить, когда эта отрасль рабо­та­ла в над­ле­жа­щей про­пор­ции? Пусть, напри­мер, вме­сто 1 мил­ли­о­на аршин шел­ко­вых тка­ней, соот­вет­ству­ю­щих «обще­ствен­ной потреб­но­сти» и погло­тив­ших для сво­е­го изго­тов­ле­ния 6 мил­ли­о­нов часов рабо­че­го вре­ме­ни, про­из­ве­де­но 2 млн. аршин, потре­бо­вав­ших 12 млн. часов. Зна­чит ли это, как дума­ет Шрамм, что 12 млн. аршин будут выме­ня­ны на экви­ва­лент, соот­вет­ству­ю­щий 6 млн. часов, или, дру­ги­ми сло­ва­ми, упа­дет ли цена шел­ка ров­но вдвое? Не под­ле­жит сомне­нию, что цена шел­ка даже при неиз­мен­ных тех­ни­че­ских усло­ви­ях про­из­вод­ства нач­нет падать. Но если цена шел­ка пони­зит­ся, ска­жем, на 20 — 25%, то мно­гие поку­па­те­ли сочтут для себя более целе­со­об­раз­ным потреб­лять шел­ко­вые тка­ни в тех слу­ча­ях, где они рань­ше потреб­ля­ли полот­но или тон­кие хлоп­ча­то­бу­маж­ные изде­лия. Таким обра­зом самый факт паде­ния цен даже при неиз­мен­ной поку­па­тель­ной спо­соб­но­сти обще­ства вызо­вет рас­ши­ре­ние пла­те­же­спо­соб­но­го спро­са на шелк за счет сокра­ще­ния спро­са на полот­но и хлоп­ча­то­бу­маж­ные тка­ни. Обще­ство, ста­ло быть, смо­жет ассиг­но­вать на покуп­ку шел­ко­вых тка­ней не 6 мил­ли­о­нов часов, как дума­ет Шрамм, а, может быть, целых 8 – 9 мил­ли­о­нов. А если это так, то сто­рон­ни­ки «обще­ствен­но-потре­би­тель­ной сред­ней» непра­вы не толь­ко в сво­ем тол­ко­ва­нии тео­рии цен­но­сти Марк­са, но и в уста­нов­ле­нии зако­на рыноч­ных цен.

Примечания

[1] Ср. К. Маркс. Капи­тал, т. I. Пер. База­ро­ва и Сте­па­но­ва, Москва 1909, стр. 6. Выде­ле­ние мое. — Ш. Д.

[2] Шрамм по дан­но­му вопро­су высту­пил впер­вые в «Vorwärts» за 1877 г. и в «Zukunft» за 1877 — 78 гг. Выдерж­ки из соот­вет­ству­ю­щих ста­тей его мож­но най­ти в книж­ке Tatiana Grigorovici. Die Wertlehre bei Marx und Lassalle. Wien 1910. Я поль­зу­юсь книж­кой Шрам­ма: «Осно­вы эко­но­ми­че­ской нау­ки», пер. с нем. Н. К. СПБ. 1899 г.

[3] К. Шрамм. ук. раб., стр. 38.

[4] Там же, стр. 39 — 40. Выде­ле­ние авто­ра.

[5] С этой тео­ри­ей вполне согла­ша­ет­ся Шефле. Кон­ста­ти­руя, что в «опре­де­ле­ние обще­ствен­ной цен­но­сти («мено­вой цен­но­сти») долж­ны вхо­дить не толь­ко издерж­ки (тру­до­вые. — Ш. Д.), но так­же и измен­чи­вость потре­би­тель­ной цен­но­сти», он вполне соли­да­ри­зу­ет­ся с выше­при­ве­ден­ны­ми рас­суж­де­ни­я­ми Шрам­ма, но он отнюдь не скло­нен при­зна­вать, что Шрамм пра­виль­но понял Марк­са. — См. Шефле. «Сущ­ность соци­а­лиз­ма». С прим. П. Лав­ро­ва. Изд. Вл. Рас­по­по­ва. 1906 г. стр. 48.

[6] Л. Будин. Тео­ре­ти­че­ская систе­ма К. Марк­са в све­те новей­шей кри­ти­ки. Пер. с англ. В. Я. Засу­лич. Москва, 1920 г., стр. 82 — 83. Впро­чем, Будин нала­га­ет в сво­ей книж­ке, по край­ней мере в части, каса­ю­щей­ся поли­ти­че­ской эко­но­мии, не «тео­ре­ти­че­скую систе­му К. Марк­са», а систе­му, им самим при­ду­ман­ную. См. на этот счет мою рецен­зию в № 1 жур­на­ла «Печать и Рево­лю­ция» за 1921 г.

[7] С. Франк. Тео­рия цен­но­сти Марк­са и ее зна­че­ние. СПБ. 1900 г., стр. 116. Выде­ле­ние авто­ра.

[8] Там же, стр. 117.

[9] Там же, стр. 121. Выде­ле­ние мое. — Ш. Д.

[10] А. Микла­шев­ский. «Исто­рия поли­ти­че­ской эко­но­мии». Юрьев. 1909 г. Стр. 540 — 541. Выде­ле­ние мое. — Ш. Д.

[11] «Раз­лич­ные сфе­ры про­из­вод­ства посто­ян­но стре­мят­ся к рав­но­ве­сию, пото­му что, с одной сто­ро­ны, каж­дый това­ро­про­из­во­ди­тель дол­жен про­из­во­дить потре­би­тель­ную цен­ность, т. е. удо­вле­тво­рять опре­де­лен­ной обще­ствен­ной потреб­но­сти — при­чем раз­ме­ры этих потреб­но­стей коли­че­ствен­но раз­лич­ны, и раз­лич­ные потреб­но­сти внут­ренне свя­за­ны меж­ду собой в одну есте­ствен­ную систе­му, — с дру­гой сто­ро­ны, закон цен­но­сти това­ров опре­де­ля­ет, какую часть нахо­дя­ще­го­ся в рас­по­ря­же­нии обще­ства рабо­че­го вре­ме­ни оно в состо­я­нии затра­тить на про­из­вод­ство каж­до­го дан­но­го товар­но­го вида. Одна­ко эта посто­ян­ная тен­ден­ция раз­лич­ных сфер про­из­вод­ства к рав­но­ве­сию обна­ру­жи­ва­ет­ся лишь как реак­ция про­тив посто­ян­но­го нару­ше­ния это­го рав­но­ве­сия. Нор­ма, при­ме­ня­е­мая при раз­де­ле­нии тру­да внут­ри мастер­ской a priori пла­но­мер­но, при раз­де­ле­нии тру­да внут­ри обще­ства дей­ству­ет дашь a posteriori, как внеш­няя сле­пая сила при­ро­ды, кото­рая под­чи­ня­ет себе бес­по­ря­доч­ный про­из­вол това­ро­про­из­во­ди­те­ля и вос­при­ни­ма­ет­ся толь­ко в виде баро­мет­ри­че­ских коле­ба­ний рыноч­ных цен» (Маркс, Капи­тал, т. I, стр. 321). Чита­тель, опа­са­ю­щий­ся сло­ва «рав­но­ве­сие», видит, что оно упо­треб­ля­ет­ся и таким орто­док­сом, как сам Маркс. Сей­час мы еще раз будем иметь слу­чай убе­дить­ся в этом.

[12] К. Маркс. Капи­тал, т. III ч. I, стр. 153.

[13] Там же, стр. 163. (В под­лин­ни­ке изд. 1921 г. стр. 167. Срав­не­ние с тек­стом как здесь, так и в при­ве­ден­ной выше цита­те, пока­зы­ва­ет, что в пре­вос­ход­ном пере­во­де База­ро­ва-Сте­па­но­ва нет ника­кой погреш­но­сти. Речь идет о «Gesetz des Gleichgewichts»). Для осо­бен­но при­дир­чи­вых чита­те­лей счи­таю нуж­ным заме­тать, что опе­ри­руя ана­ло­ги­я­ми, я вовсе не скло­нен «меха­ни­зи­ро­вать» обще­ствен­ные явле­ния в что я и Марк­су не при­пи­сы­ваю подоб­ной попыт­ки.

[14] К. Маркс. Вве­де­ние к кри­ти­ке поли­ти­че­ской эко­но­мии. См. «Основ­ные про­бле­мы поли­ти­че­ской эко­но­мии».

Сборн. под ред. Дво­лайц­ко­го и Руби­на. Москва. 1922 г. Стр. 19 — 20. Выде­ле­ние здесь и в даль­ней­шем мой. — Ш. Д.

[15] Там же, стр. 23.

[16] К. Маркс. Капи­тал, т. III, ч. I, стр. 156.

[17] Там же, стр. 156 — 157. Выде­ле­ние мое. — Ш. Д. В дру­гом месте мы чита­ем: «Дело при­ни­ма­ет такой вид, как буд­то на сто­роне спро­са есть опре­де­лен­ная обще­ствен­ная потреб­ность дан­ных раз­ме­ров, кото­рая тре­бу­ет для сво­е­го покры­тия налич­но­сти опре­де­лен­но­го коли­че­ства про­дук­та на рын­ке. Но коли­че­ствен­ная опре­де­лен­ность этой потреб­но­сти во вся­ком слу­чае эла­стич­на и непо­движ­на (Выде­ле­ние мое. — Ш. Д.). Она толь­ко кажет­ся фик­си­ро­ван­ной. Если бы сред­ства суще­ство­ва­ния были дешев­ле и денеж­ная зара­бот­ная пла­та была выше, то рабо­чие поку­па­ли бы боль­ше, и таким обра­зом обна­ру­жи­ва­лась бы более зна­чи­тель­ная «обще­ствен­ная потреб­ность» в дан­ных сор­тах това­ров». (Там же, стр. 164).

[18] Там же, стр. 162.

[19] Там же, стр. 163. Выде­ле­ние мое. — Ш. Д.

[20] Tatiana Grigorovici, указ. раб., стр. 44. Уси­лен­но реко­мен­дую эту книж­ку для про­чте­ния. Жаль толь­ко, что автор, отста­и­ва­ю­щий по дан­но­му вопро­су пра­виль­ную точ­ку зре­ния, зани­ма­ет ее исхо­да не из мето­до­ло­ги­че­ских основ уче­ния Марк­са, а опе­ри­руя исклю­чи­тель­но толь­ко «тек­ста­ми»…

[21] К. Маркс, Капи­тал, т. III, ч. II, стр. 173.

Scroll to top