ДИАЛЕКТИКА И ФОРМАЛЬНАЯ ЛОГИКА

«Под знаменем марксизма», 1922 №3

Владимир Сарабьянов

Хотя я и рискую попасть в неми­лость к т. Буха­ри­ну, одна­ко мое марк­сист­ское серд­це и горя­чая кровь диа­лек­ти­ка застав­ля­ют меня сно­ва ринуть­ся в ата­ку на тео­ре­ти­ка, поль­зу­ю­ще­го­ся гро­мад­ным авто­ри­те­том сре­ди нашей моло­де­жи, а пото­му чрез­вы­чай­но опас­но­го в сво­их ошиб­ках.

Вто­рая «Азбу­ка ком­му­низ­ма», она же «Тео­рия исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма», или «Марк­сист­ская социо­ло­гия», гро­зит пре­вра­тить­ся в учеб­ник, кото­рый будут не толь­ко зачи­ты­вать до дыр, но, боюсь, и заучи­вать.

Кое-что уже креп­ко запа­ло в голо­вы сверд­лов­цев:

«Идео­ло­гии — это сгуст­ки обще­ствен­ной пси­хо­ло­гии».

И имен­но пото­му, что исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм не изло­жен систе­ма­ти­че­ски, что «един­ствен­ная попыт­ка — книж­ка Гор­те­ра — стра­да­ет край­ним упро­щен­ством и совсем не затра­ги­ва­ет ряда слож­ных про­блем», что «луч­шие рабо­ты, сопри­ка­са­ю­щи­е­ся с тео­ри­ей исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма, рас­се­я­ны по жур­на­лам, или изло­же­ны кон­спек­тив­но и труд­ны для пони­ма­ния («Основ­ные вопро­сы марк­сиз­ма» Пле­ха­но­ва), или уста­ре­ли по фор­ме и пото­му непо­нят­ны для тепе­реш­не­го чита­те­ля (напр., «К вопро­су о раз­ви­тии мони­сти­че­ско­го взгля­да на исто­рию»), или каса­ют­ся толь­ко одной сто­ро­ны вопро­са (чисто фило­соф­ской), или пред­став­ля­ют собой отдель­ные ста­тьи в сбор­ни­ках, кото­рых нель­зя достать»[1] — имен­но пото­му, что т. Буха­рин пре­под­но­сит свою «социо­ло­гию» в каче­стве «попу­ляр­но­го учеб­ни­ка», пре­тен­ду­ю­ще­го на систе­ма­тич­ность изло­же­ния тео­рии исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма, — имен­но поэто­му нель­зя мол­чать о новом тру­де т. Буха­ри­на.

Если бы он не пре­тен­до­вал на роль учеб­ни­ка и не нахо­дил­ся уже в про­цес­се «ста­нов­ле­ния» тако­вым, — мож­но было бы при­нять эту кни­гу с боль­шой бла­го­дар­но­стью, ибо кни­га несо­мнен­но яркая, цен­ная инте­рес­ны­ми пара­док­са­ми и схе­ма­ми, на тому о кото­рых сто­ит поспо­рить, а в резуль­та­те сде­лать шаг впе­ред. Т. Буха­рин, на мой взгляд, тем имен­но и ценен в каче­стве тео­ре­ти­ка, что в нем клю­чом бьет кровь Неисто­во­го Ролан­да, что он ради тео­ре­ти­че­ской схе­мы готов костьми лечь и что его буй­ный нрав ведет его сото­ва­ри­щей впе­ред, хотя бы сам т. Буха­рин делал шаг назад.

Глав­ней­ший недо­ста­ток т. Буха­ри­на в его «Ист. М‑ме» заклю­ча­ет­ся в том, что совер­шен­но в духе г. Гор­те­ра он не про­ду­мал марк­сиз­ма, как миро­воз­зре­ния, как мето­да, что его мыш­ле­ние не диа­лек­тич­но, а мате­ри­а­ли­стич­но в духе Бюх­не­ра, пере­не­сен­но­го на поч­ву обще­ствен­но­сти.

Т. Буха­рин не диа­лек­тик, а самый допод­лин­ный при­вер­же­нец фор­маль­ной логи­ки, поче­му у него вся­кая исти­на обя­за­тель­но и при­во­дит к абсур­ду, ибо она логи­че­ски про­во­дит­ся в бес­ко­неч­ность.

Как вер­ный рыцарь орто­док­саль­но­го марк­сиз­ма, он кля­нет­ся фор­му­ла­ми марк­сиз­ма, но тут же о них забы­ва­ет.

Возь­мем «Пре­ди­сло­вие»:

«Автор выбрал тему об исто­ри­че­ском мате­ри­а­лиз­ме пото­му, что эта «осно­ва основ» (! — Вл. С.) марк­сист­ской тео­рии не име­ет систе­ма­ти­че­ско­го изло­же­ния».

Мне, при­знать­ся ска­зать, было жут­ко читать эту фра­зу. Я при­вык думать, что наше поко­ле­ние (к нему при­над­ле­жит и т. Буха­рин) доста­точ­но усво­и­ло марк­сист­ское миро­воз­зре­ние в боях с иде­а­ли­сти­че­ской эклек­ти­кой народ­ни­ков, с Бог­да­но­вы­ми, База­ро­вы­ми, Луна­чар­ски­ми и про­чи­ми эмпи­рио-кри­ти­ка­ми, мони­ста­ми, сим­во­ли­ста­ми…, в боях с Шуля­ти­ко­вы­ми, Фри­че, что­бы пере­стать сби­вать­ся на гор­те­ров­щи­ну. Ока­зы­ва­ет­ся, и это поко­ле­ние склон­но сби­вать­ся.

В 1908 г. вышла в рус­ском пере­во­де пло­хая кни­га — хотя и хоро­ший спра­воч­ник — Фр. Лют­ге­нау «Есте­ствен­ная и соци­аль­ная рели­гия», в кото­рой он писал, что «Маркс и Энгельс дока­за­ли оши­боч­ность иде­а­лиз­ма и осно­ва­ли диа­лек­ти­че­ски-мате­ри­а­ли­сти­че­ское миро­воз­зре­ние, по кото­ро­му мы теперь в эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях видим фун­да­мент как пра­во­вых, так и нрав­ствен­ных и рели­ги­оз­ных пред­став­ле­ний». Пле­ха­нов писал в ответ («Соврем. Мир» 1908 г. № 5):

«Раз­ве же миро­воз­зре­ние людей, — т. е. взгляд их на всю систе­му мира, — исчер­пы­ва­ет­ся их взгля­дом на отно­ше­ние эко­но­ми­че­ских усло­вий» к пра­во­вым учре­жде­ни­ям и нрав­ствен­ным и рели­ги­оз­ным пред­став­ле­ни­ям? Дру­ги­ми сло­ва­ми: раз­ве исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм есть целое миро­воз­зре­ние? Конеч­но, нет! Он — толь­ко одна часть миро­воз­зре­ния. Како­го же миро­воз­зре­ния? Ну, понят­но — како­го: мате­ри­а­ли­сти­че­ско­го».

Но при чем здесь т. Буха­рин? — спро­сит чита­тель. О, очень при­чем! В дан­ном слу­чае вся цита­та бьет не по одно­му Лют­ге­нау, но и по т. Буха­ри­ну. С каких это пор исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм пре­вра­тил­ся в «осно­ву основ» марк­сист­ской тео­рии?

Не с того ли момен­та, как часть марк­си­стов, решив не засо­рять сво­их моз­гов вся­ко­го рода тео­ри­я­ми позна­ния, выки­ну­ла из учеб­ных пла­нов вопро­сы широ­ко­го миро­воз­зре­ния? Или т. Буха­рин кро­ме «осно­вы основ» зна­ет еще и «осно­ву осно­вы основ»? Но в таком слу­чае нуж­но было бы это ого­во­рить, что­бы моло­дой чита­тель, не читав­ший Марк­са, Энгель­са, Пле­ха­но­ва, не при­нял исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм дей­стви­тель­но за осно­ву основ марк­сиз­ма.

Или ска­жут, что при­ди­рать­ся к сло­вам не сле­до­ва­ло бы? Но раз­ре­ши­те, това­ри­щи, к т. Буха­ри­ну сугу­бо при­ди­рать­ся, ибо он несо­мнен­но све­ти­ло не вто­рой вели­чи­ны.

«Ошиб­ки людей силь­но­го ума имен­но тем и быва­ют страш­ны, что они дела­ют­ся мыс­ля­ми мно­же­ства дру­гих людей».

В этих сло­вах Чер­ны­шев­ско­го — моё оправ­да­ние.

Сам т. Буха­рин на мои утвер­жде­ния может, конеч­но, ска­зать, что я пло­хо читал его кни­гу и про­смот­рел гла­ву III, оза­глав­лен­ную «Диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм». Но в том то и беда, что о людях судят не по сло­вам их, а по делам.

Т. Буха­рин «при­ло­жил­ся к мощам», выпол­нил рели­ги­оз­ный обряд, напи­сав 35 стр. о диа­лек­ти­че­ском мате­ри­а­лиз­ме, но духом послед­не­го не про­ник­ся, на деле его не при­ме­нил, а в резуль­та­те… исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм, как «осно­ва основ».

Но и гла­ва III о «диа­лек­ти­че­ском мате­ри­а­лиз­ме» не может выдер­жать стро­гой кри­ти­ки, ибо в ней автор обна­ру­жи­ва­ет пло­хое зна­ком­ство с исто­ри­ей фило­со­фии, как раз тот грех, в кото­ром обви­нял Пле­ха­нов наших домо­ро­щен­ных фило­со­фов «живо­го опы­та», и с кото­рым так зло и мет­ко борол­ся т. Ленин в сво­ем тру­де «Эмпи­рио­кри­ти­цизм…»

Т. Буха­рин на 35 стра­ни­цах пере­ли­стал всех круп­ней­ших фило­со­фов, из кото­рых и в про­цес­се пре­одо­ле­ния кото­рых вырос марк­сизм, как тео­рия мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­ти­ки. Но изло­жил не каж­до­го пра­виль­но. На стр. 58 он пишет:

«По Кан­ту объ­ек­тив­ный мир суще­ству­ет («вещи в себе»), но он непо­зна­ва­ем и обла­да­ет нема­те­ри­аль­ной при­ро­дой». Нет, т. Буха­рин, Кант при­зна­вал, хотя и на свой лад, мате­ри­аль­ность вещей в себе, и когда Фих­те попро­бо­вал при­влечь Кан­та в лоно иде­а­лиз­ма, Кант реши­тель­но отка­зал­ся от подоб­ной чести. И он не мог не отка­зать­ся, ибо при­зна­вал «вещь в себе» мате­ри­аль­ной, хотя, как пра­виль­но гово­рит Пле­ха­нов, «дале­ко не был чужд склон­но­сти при­зна­вать эти вещи чем-то нема­те­ри­аль­ным, т. е. недо­ступ­ным нашим чув­ствам».

Не все мыс­ли­те­ли после­до­ва­тель­ны, и в «учебнике»-то во вся­ком слу­чае сле­до­ва­ло бы сооб­щить чита­те­лю, что за шту­ка непо­сле­до­ва­тель­ность, выде­лить эклек­тизм, дабы с ним не пута­ли мониз­ма, выявить Кан­та, как «ein Dreiviertelskopf» или же, если для учеб­ни­ка это слож­но,… про­мол­чать.

В той же III гла­ве т. Буха­рин пишет:

«Не труд­но видеть, что наи­бо­лее после­до­ва­тель­ный вид иде­а­лиз­ма есть солип­сизм».

Не слиш­ком ли силь­но ска­за­но?

Т. Буха­рин моти­ви­ру­ет:

«В самом деле, из чего исхо­дит, на что опи­ра­ет­ся иде­а­лизм? Поче­му он счи­та­ет, что духов­ное нача­ло есть пер­вич­ное и основ­ное? В конеч­ном сче­те пото­му, что он пола­га­ет, буд­то непо­сред­ствен­но «мне» даны толь­ко мои ощу­ще­ния».

Но, ведь, сам же т. Буха­рин рас­ска­зы­ва­ет о «субъ­ек­тив­ном» и «объ­ек­тив­ном» иде­а­лиз­ме. Теперь напра­ши­ва­ет­ся вопрос, явля­ет­ся ли солип­сизм «наи­бо­лее после­до­ва­тель­ным видом» вся­ко­го иде­а­лиз­ма, или же толь­ко субъ­ек­тив­но­го. У т. Буха­ри­на идет раз­го­вор о солип­сиз­ме, как наи­бо­лее после­до­ва­тель­ном виде вооб­ще иде­а­лиз­ма (57 стр.), но в таком слу­чае он сно­ва обна­ру­жи­ва­ет незна­ком­ство с исто­ри­ей фило­со­фии.

Имен­но пото­му, что солип­сизм в конеч­ном сче­те дол­жен при­знать суще­ство­ва­ние «я» имен­но пото­му, что по солип­сиз­му «непо­сред­ствен­но «мне» даны толь­ко мои ощу­ще­ния», — имен­но поэто­му объ­ек­тив­ный иде­а­лизм несрав­нен­но после­до­ва­тель­нее субъ­ек­тив­но­го с его край­ней точ­кой — солип­сиз­мом.

Объ­ек­тив­ный иде­а­лизм в лице Геге­ля опре­де­лен­но гово­рит, что суще­ству­ет толь­ко разум в его раз­лич­ных «ста­нов­ле­ни­ях».

Это — после­до­ва­тель­но.

Солип­сизм же после­до­ва­те­лен толь­ко в одном отно­ше­нии: в отри­ца­нии мира само­го по себе, кро­ме «я».

Об этой непо­сле­до­ва­тель­но­сти солип­сиз­ма мно­го хоро­ших стра­ниц напи­сал Пле­ха­нов, и прав т. Ленин, когда он настой­чи­во реко­мен­ду­ет пле­ха­нов­ские рабо­ты по фило­со­фии в каче­стве обя­за­тель­ных учеб­ни­ков.

Жаль толь­ко, что новое поко­ле­ние еще не нача­ло все­рьез изу­чать Пле­ха­но­ва, а ста­рое — в неко­то­рой части — уже поза­бы­ло его.

Энгельс гово­рил, что исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм есть ничто иное, как диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм в при­ло­же­нии к исто­рии обще­ства.

Что это зна­чит? И что отсю­да сле­ду­ет?

Пер­вым дол­гом, конеч­но, отсю­да выте­ка­ет необ­хо­ди­мость пере­не­сти, при­ме­нить диа­лек­ти­ку и мате­ри­а­лизм при изу­че­нии обще­ства.

Но что озна­ча­ет мате­ри­а­лизм?

Да толь­ко то, что весь мир есть мате­рия, обла­да­ю­щая раз­лич­ны­ми свой­ства­ми, в том чис­ле и духов­ны­ми, что духа, изо­ли­ро­ван­но­го от мате­рии, не име­ет­ся, а мате­рия без духов­ных свойств (без «души») суще­ству­ет.

Вот и вся муд­рость мате­ри­а­лиз­ма, кото­рая, будучи дока­за­на прак­ти­че­ски, а пото­му и тео­ре­ти­че­ски, низ­вер­га­ет рели­гии, застыв­шие дог­мы эти­ки, эсте­ти­ки, пра­ва и пр. и пр.

Мате­рия и дух.

Как пере­не­сти эти кате­го­рии на обще­ство в его дина­ми­ке и ста­ти­ке (услов­ной)?

Поду­мал ли т. Буха­рин над этим кар­ди­наль­ней­шим вопро­сом? Я скло­нен думать, что он не думал, ибо был по рукам и ногам свя­зан пред­рас­суд­ка­ми тех марк­си­стов, кото­рое любов­но вели­ча­ют себя «эко­но­ми­че­ски­ми мате­ри­а­ли­ста­ми», како­во­го назва­ния так уси­лен­но чурал­ся Пле­ха­нов хотя бы в поле­ми­ке с Михай­лов­ским. Рас­кры­ваю 52 стр. буха­рин­ской «социо­ло­гии» и читаю:

«Духов­ная жизнь обще­ства есть, выра­жа­ясь по-уче­но­му, функ­ция про­из­во­ди­тель­ных сил. Какая функ­ция, как в подроб­но­стях зави­сит духов­ная жизнь обще­ства от про­из­во­ди­тель­ных сил — об этом речь пой­дет в буду­щем. Теперь мы долж­ны лишь отме­тить, что при таком взгля­де есте­ствен­но обще­ство будет пред­став­лять­ся преж­де все­го не как «пси­хи­че­ский орга­низм» не как сово­куп­ность вся­че­ских мне­ний, в осо­бен­но­сти из обла­сти «высо­ко­го и пре­крас­но­го», «воз­вы­шен­но­го и чисто­го», а преж­де все­го как тру­до­вая орга­ни­за­ция (Маркс выра­жал­ся ино­гда: «про­из­вод­ствен­ный орга­низм»). Это есть мате­ри­а­ли­сти­че­ская точ­ка зре­ния в обла­сти социо­ло­гии. Мате­ри­а­ли­сти­че­ская точ­ка зре­ния, как мы зна­ем, вовсе не отри­ца­ет того, что «идеи» дей­ству­ют. Маркс пря­мо писал про выс­шую сту­пень созна­ния, про науч­ную тео­рию: «Вся­кая тео­рия ста­но­вит­ся силой, если ею овла­де­ва­ют мас­сы». Но мате­ри­а­ли­сты не могут удо­вле­тво­рить­ся про­стой ссыл­кой на то, что «люди так дума­ли». Они спра­ши­ва­ют: поче­му люди в одном месте и в одно вре­мя «дума­ли» так, а в дру­гом «этак»? Поче­му вооб­ще в «циви­ли­зо­ван­ном» обще­стве люди чрез­вы­чай­но мно­го дума­ют и наду­ма­ли целые горы книг и про­че­го, а у дика­рей это­го нет? Объ­яс­не­ние мы нахо­дим в мате­ри­аль­ных усло­ви­ях жиз­ни обще­ства».

Я не поле­нил­ся пере­пи­сать пол­стра­ни­цы из «социо­ло­гии» т. Буха­ри­на, пото­му что здесь мы нахо­дим «сгу­сток» буха­рин­ской «мате­ри­а­ли­сти­че­ской» пси­хи­ки.

Но, ведь, и Бокль был мате­ри­а­ли­стом, и те, кто до сего дня вели­ча­ют себя эко­но­ми­че­ски­ми мате­ри­а­ли­ста­ми, тоже бес­спор­но мате­ри­а­ли­сты, но… очень упро­щен­ные. Так же упро­стил и т. Буха­рин Маркс-Энгель­сов­ский мате­ри­а­лизм, к тому же изряд­но напу­тав­ши.

Духов­ная жизнь обще­ства? Что она: функ­ция ли одно­го неза­ви­си­мо­го пере­мен­но­го, как выра­жа­ют­ся мате­ма­ти­ки, или несколь­ких? Если взять у т. Буха­ри­на нача­ло выпи­сан­ной цита­ты, то, как буд­то, таким неза­ви­си­мым пере­мен­ным явля­ет­ся толь­ко кате­го­рия про­из­во­ди­тель­ных сил. Если обра­тить­ся к кон­цу цита­ты, то духов­ная жизнь обще­ства ока­зы­ва­ет­ся функ­ци­ей несколь­ких пере­мен­ных т. е. «мате­ри­аль­ных усло­вий жиз­ни обще­ства».

Если, нако­нец, пред­по­ло­жить, что, по т. Буха­ри­ну, про­из­во­ди­тель­ные силы и явля­ют­ся мате­ри­аль­ны­ми усло­ви­я­ми жиз­ни обще­ства, то мы от пута­ни­цы избав­ля­ем­ся, но за то попа­да­ем в столь немарк­сист­скую социо­ло­гию, что и сам т. Буха­рин от нее откре­стит­ся и дву­мя и тре­мя пер­ста­ми.

Про­ти­во­ре­чие на лицо, и мне хоте­лось бы выяс­нить, как обра­зо­вал­ся подоб­ный неудо­бо­ва­ри­мый сгу­сток идей в голо­ве т. Буха­ри­на.

Для это­го я пер­вым дол­гом рас­крыл пре­ди­сло­вие Марк­са к «Кри­ти­ке неко­то­рых поло­же­ний поли­ти­че­ской эко­но­мии» и срав­нил, как оно про­ци­ти­ро­ва­но т. Буха­ри­ным.

Срав­ни­вая (см. стр. 238 и 285 «Ист. М‑ма»), я нашел в чем дело.

Он начал с того, чем Маркс закон­чил. В этом и обна­ру­жи­лось, что т. Буха­рин не про­ду­мал и вооб­ще не думал, что зна­чит «мате­рия» и «дух» в при­ме­не­нии к обще­ству. Если Маркс гово­рит в пре­ди­сло­вии о мате­ри­аль­ных про­из­во­ди­тель­ных силах, то это отнюдь не зна­чит, что в этом и заклю­ча­ет­ся мате­ри­а­лизм цели­ком. Прав­да, созву­чие слов увле­ка­ет, но все же нам, марк­си­стам, не при­го­же стро­ить свое миро­воз­зре­ние на зыб­кой поч­ве зву­ков.

Несколь­ко выше цити­ру­е­мо­го т. Буха­ри­ным у Марк­са име­ют­ся пре­вос­ход­ные стро­ки, пока­зы­ва­ю­щие, что сле­ду­ет пони­мать под обще­ствен­ны­ми «мате­ри­ей» и «духом». Мы чита­ем:

«Пер­вый труд, кото­рый я пред­при­нял для раз­ре­ше­ния оса­ждав­ших меня сомне­ний, был кри­ти­че­ский пере­смотр Геге­лев­ской фило­со­фии пра­ва; вступ­ле­ние к это­му тру­ду появи­лось в Deutsch franzosische Jahrbucher, изда­вав­ших­ся в 1844 г. в Пари­же. Мои иссле­до­ва­ния при­ве­ли меня к заклю­че­нию, что пра­во­вые отно­ше­ния, наравне с фор­ма­ми госу­дар­ства, не могут быть поня­ты ни из самих себя, ни из так назы­ва­е­мо­го обще­го раз­ви­тия чело­ве­че­ско­го духа, но ско­рее коре­нят­ся в мате­ри­аль­ных усло­ви­ях суще­ство­ва­ния, сово­куп­ность кото­рых Гегель, по при­ме­ру англи­чан и фран­цу­зов XVIII ст., назы­вал «граж­дан­ским обще­ством»».

Тут и сло­ва нет и быть не может о мате­ри­аль­ных про­из­во­ди­тель­ных силах, ибо не в этом мате­ри­а­лизм.

Маркс отчет­ли­во гово­рит о «граж­дан­ском обще­стве», о бытии, и про­ти­во­по­став­ля­ет ему созна­ние, отра­жа­ю­щее это бытие («не могут быть поня­ты… из самых себя»). Для Марк­са и базис и над­строй­ка граж­дан­ско­го обще­ства в лице обще­ствен­ных отно­ше­ний суть мате­рия, бытие, отра­же­ние же этих отно­ше­ний (к при­ро­де и к людям) в чело­ве­че­ских голо­вах есть дух, созна­ние. Имен­но поэто­му фор­му­ла Марк­са гла­сит: «Не созна­ние людей опре­де­ля­ет фор­мы их бытия, но, напро­тив, обще­ствен­ное бытие опре­де­ля­ет фор­мы их созна­ния».

Мате­ри­аль­ные же про­из­во­ди­тель­ные силы тут пока ни при чем.

Но, ведь, мы не толь­ко созер­ца­ем, но и дей­ству­ем.

Нас не может удо­вле­тво­рить столь общая фор­му­ли­ров­ка. Мы стре­мим­ся свой метод сде­лать уни­вер­саль­ным ору­жи­ем. Маркс все это пони­мал, а пото­му не огра­ни­чил­ся опре­де­ле­ни­ем поня­тий «обще­ствен­ное тело» и «обще­ствен­ная душа», но решил изу­чить стро­е­ние это­го тела.

Мы и чита­ем вслед за цити­ро­ван­ны­ми мною сло­ва­ми Марк­са: «ана­то­мию же это­го обще­ства нуж­но искать в поли­ти­че­ской эко­но­мии».

Заду­мал­ся ли т. Буха­рин над этим, всё рас­шиф­ро­вы­ва­ю­щим, сло­вом: «ана­то­мия»?

Боюсь что нет.

Ина­че, он сна­ча­ла пере­нес бы «мате­рию» с «духом» на обще­ство, а затем при­нял­ся бы за изу­че­ние ана­то­мии мате­рии, т. е. «граж­дан­ско­го обще­ства», опре­де­лен­ные же фор­мы обще­ствен­но­го созна­ния не при­чис­лил бы к над­строй­кам.

Если т. Буха­рин писал на стр. 259 о «над­строй­ках» и идео­ло­гии в том чис­ле» (цити­рую в дру­гом паде­же) имея в виду такие сло­ва Марк­са: «На раз­лич­ных фор­мах обще­ствен­но­сти, на обще­ствен­ных усло­ви­ях суще­ство­ва­ния воз­вы­ша­ет­ся целая над­строй­ка раз­лич­ных свое­об­раз­ных чувств и иллю­зий, взгля­дов и поня­тий»[2], — то, ведь, ясно, что Маркс раз­ли­ча­ет над­строй­ки от над­стро­ек. В одном слу­чае (пре­ди­сло­вие к «Кри­ти­ке») он берет обще­ство, как мате­ри­аль­ное целое, и изу­чая ана­то­мию этой мате­рии, опре­де­ля­ет, что в ней базис (про­из­вод­ствен­ные отно­ше­ния и соот­вет­ству­ю­щие им мате­ри­аль­ные про­из­во­ди­тель­ные силы) и что — над­строй­ка (про­чие обще­ствен­ные отно­ше­ния), в дру­гом же слу­чае он берет обще­ство, как мате­рию, име­ю­щую свой­ство мыс­лить, созна­вать, позна­вать etc., и все эти «свое­об­раз­ные чув­ства и иллю­зии, взгля­ды и поня­тия» опре­де­ля­ет, как над­строй­ку (созна­ние) над отно­ше­ни­я­ми людей к при­ро­де и друг к дру­гу (бытие).

Это совсем не та эклек­ти­че­ская похлеб­ка, кото­рую нам пре­под­но­сит т. Буха­рин в виде бази­са с над­строй­ка­ми, и «идео­ло­ги­ей в том чис­ле».

Когда мы чита­ем у т. Буха­ри­на: «Мате­ри­аль­ное про­из­вод­ство и его сред­ства («мате­ри­аль­ные про­из­во­ди­тель­ные силы») — вот что состав­ля­ет осно­ву суще­ство­ва­ния чело­ве­че­ско­го обще­ства», мы под­пи­сы­ва­ем­ся под этим пол­но­стью. Но когда нас ста­нут уве­рять, что в этом имен­но квинт­эс­сен­ция наше­го мате­ри­а­лиз­ма, мы реши­тель­но отме­жу­ем­ся от подоб­ной точ­ки зре­ния, как узкой, про­ти­во­ре­ча­щей марк­сиз­му, и сно­ва раз­гра­ни­чим вопро­сы «мате­рии» и «духа», с одной сто­ро­ны, и вопро­сы их «ана­то­мии», с дру­гой. Так обсто­ит дело у т. Буха­ри­на с мате­ри­а­лиз­мом.

Что же каса­ет­ся диа­лек­ти­ки, то и в этой плос­ко­сти он ока­зал­ся лишь веру­ю­щим: он и к диа­лек­ти­ке лишь при­ло­жил­ся, как к мощам, а меж­ду тем и ее нуж­но пере­не­сти на обще­ство, при­ме­нить к нему. При­ме­нить же ее мож­но лишь путем пере­не­се­ния в плос­кость обще­ствен­ных и бытия и созна­ния кате­го­рий: Субъ­ект и Объ­ект.

Мир дви­жет­ся и изме­ня­ет­ся имен­но пото­му, что Субъ­ект при­хо­дит в сопри­кос­но­ве­ние с Объ­ек­том, при­чем послед­ний явля­ет­ся в то же вре­мя и Субъ­ек­том в отно­ше­нии пер­во­го.

Непре­рыв­ное столк­но­ве­ние этих сил при­во­дит к изме­не­нию всех Субъ­ек­тов и всех Объ­ек­тов.

Если мы берем обще­ство в целом, то ему, как Субъ­ек­ту, про­ти­во­сто­ят в каче­стве Объ­ек­тов и весь мате­ри­аль­ный мир минус обще­ство, а так­же и дру­гие обще­ства.

Здесь нали­цо столк­но­ве­ние про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу сил, Субъ­ек­та и Объ­ек­та, в резуль­та­те како­во­го изме­ня­ют­ся и те и дру­гие, в какой сте­пе­ни — это пока не важ­но.

Т. Буха­рин не осо­знал это­го кар­ди­наль­ней­ше­го поло­же­ния мате­ри­а­ли­сти­че­ской диа­лек­ти­ки, хотя и напи­сал нема­ло стра­ниц о послед­ней.

На стр. 60 чита­ем: «мы виде­ли еще при рас­смот­ре­нии вопро­са о детер­ми­низ­ме, что воля чело­ве­ка вовсе не сво­бод­на, что она опре­де­ля­ет­ся внеш­ни­ми усло­ви­я­ми суще­ство­ва­ния чело­ве­ка».

Нет, т. Буха­рин, совсем не так! Пре­де­лы сво­бо­ды чело­ве­че­ской воли опре­де­ля­ют­ся не толь­ко внеш­ни­ми усло­ви­я­ми суще­ство­ва­ния чело­ве­ка, но и самим чело­ве­ком, и его соб­ствен­ной волей.

Пле­ха­нов, цити­руя Фей­ер­ба­ха: «Дума­ет не отвле­чен­ное суще­ство, а имен­но это дей­стви­тель­ное суще­ство, это целое», — про­дол­жа­ет[3]: «это тело есть часть кос­мо­са. Если внеш­ние пред­ме­ты дей­ству­ют на него имен­но так, а не ина­че, то, — как с объ­ек­тив­ной, и с субъ­ек­тив­ной сто­ро­ны, — это обу­слов­ли­ва­ет­ся при­ро­дой цело­го».

Это — насто­я­щая мате­ри­а­ли­сти­че­ская диа­лек­ти­ка, фор­му­ла же т. Буха­ри­на про­сто игно­ри­ру­ет субъ­ект, как часть «при­ро­ды цело­го» и пре­вра­ща­ет диа­лек­ти­че­ский мате­ри­а­лизм в меха­ни­че­ский, откры­вая две­ри вра­гам мате­ри­а­лиз­ма, давая им пра­во обру­ши­вать­ся на «фата­лизм» марк­си­стов.

Я бы не стал «при­ди­рать­ся» к ука­зан­но­му месту в буха­рин­ском «Ист. М‑ме», так как подоб­ные фра­зы мы, марк­си­сты, упо­треб­ля­ем на каж­дом шагу в целях упро­ще­ния изло­же­ния, и беды в этом не было бы ника­кой, если бы пред­ва­ри­тель­но этот вопрос был выра­жен и попу­ля­ри­зо­ван марк­сист­ски, если бы чита­тель видел в сло­вах «воля опре­де­ля­ет­ся внеш­ни­ми усло­ви­я­ми» имен­но упро­щен­ность изло­же­ния и был пре­ду­пре­жден, что под ними нуж­но пони­мать.

Но цити­ро­ван­ная фра­за как раз име­ет место в удар­ной части кни­ги т. Буха­ри­на, где он про­ти­во­по­став­ля­ет иде­а­ли­сти­че­ско­му взгля­ду на обще­ство мате­ри­а­ли­сти­че­скую точ­ку зре­ния.

Тут же, стра­ни­цей поз­же (61 стр.) т. Буха­рин дела­ет еще одну гру­бую ошиб­ку в объ­яс­не­нии роста духов­ной куль­ту­ры, про­ник­ну­тую духом спе­ку­ля­тив­ной фило­со­фии. Он про­ти­во­по­став­ля­ет духов­ную куль­ту­ру дика­рей тако­вой же в эпо­ху капи­та­лиз­ма и спра­ши­ва­ет, поче­му сум­ма «идей» у совре­мен­ных наро­дов так силь­но вырос­ла по срав­не­нию с сум­мой «идей» дика­рей: «Поче­му же этот дух смог вырас­ти? Что было усло­ви­ем его роста»?

И отве­ча­ет:

«Раз­ви­тие мате­ри­аль­но­го про­из­вод­ства, повы­ше­ние вла­сти чело­ве­ка над при­ро­дой, повы­ше­ние про­из­во­ди­тель­но­сти чело­ве­че­ско­го тру­да. Толь­ко тогда не все вре­мя долж­но ухо­дить на горе­мыч­ную мате­ри­аль­ную рабо­ту, часть его осво­бож­да­ет­ся у людей, что дает им воз­мож­ность думать, раз­мыш­лять, рабо­тать умствен­но, созда­вать «духов­ную куль­ту­ру»».

Каза­лось бы, для нас, зна­ко­мых с Энгель­сом, в этой фра­зе т. Буха­ри­на не долж­но быть ниче­го ни ново­го, ни осо­бен­но­го, ни ере­ти­че­ско­го.

Одна­ко, если Энгельс и мно­гие дру­гие марк­си­сты ссы­ла­лись на воз­мож­ность исполь­зо­вать сво­бод­ное от мате­ри­аль­но­го про­из­вод­ства вре­мя для «дела­ния духов­ной куль­ту­ры» толь­ко меж­ду про­чим, т. Буха­рин, это поло­же­ние я бы выра­зил­ся, обу­ни­вер­са­лил со свой­ствен­ной ему лег­ко­стью и стрем­ле­ни­ем все уни­вер­са­лить.

Для нас явля­ет­ся азбу­кой, что духов­ная куль­ту­ра созда­ет­ся в про­цес­се овла­де­ва­ния чело­ве­ком при­ро­ды, в про­цес­се борь­бы чело­ве­ка с чело­ве­ком, в дей­стви­ях.

Мы зна­ем, что мозг чело­ве­ка пото­му и стал моз­гом более высо­ко­го поряд­ка, чем обе­зья­ний, что чело­век, поль­зу­ясь ору­ди­я­ми тру­да и делая их, раз­дви­гал поле сво­ей дея­тель­но­сти и ста­вил свой мозг в усло­вия все более слож­ной тре­ни­ров­ки.

Мы зна­ем, что — возь­мем в при­мер хотя бы искус­ство — духов­ная куль­ту­ра гре­ков была куль­ту­рой не толь­ко без­де­я­тель­ных сло­ев насе­ле­ния, но и весь­ма дея­тель­ных (Фидий — ремес­лен­ник), что вели­кие памят­ни­ки куль­ту­ры сред­них веков в виде всех этих хра­мов, худо­же­ствен­ных ико­но­ста­сов и пр. были резуль­та­том дей­ствий тру­до­во­го эле­мен­та обще­ства, в про­цес­се имен­но «горе­мыч­ной мате­ри­аль­ной рабо­ты» год за годом, деся­ти­ле­тие за деся­ти­ле­ти­ем и даже поко­ле­ние за поко­ле­ни­ем (от отца масте­ра неза­кон­чен­ная рабо­та пере­хо­ди­ла к сыну масте­ру) созда­вав­ше­го мате­ри­аль­ные эле­мен­ты духов­ной куль­ту­ры.

Мы, нако­нец, зна­ем, что все эти маши­ны с их вин­ти­ка­ми и коле­си­ка­ми в зна­чи­тель­ной части «изоб­ре­та­лись» в тру­до­вом про­цес­се «горе­мыч­ны­ми» рабо­чи­ми.

Мы зна­ем еще и то, что нау­ка осо­бен­но быст­ро ста­ла раз­ви­вать­ся с сере­ди­ны XIX в., когда была без­апел­ля­ци­он­но при­зна­на бес­плод­ность сло­вес­ных рас­суж­де­ний, игры в сил­ло­гиз­мы, и есте­ство­зна­ние реши­тель­но шаг­ну­ло в область опыт­но­го ана­ли­за, иссле­до­ва­ния, про­вер­ки.

Но что такое — рабо­та с пре­па­ра­та­ми, кол­боч­ка­ми, как ни самый допод­лин­ный труд, про­цесс мате­ри­аль­но­го вза­и­мо­дей­ствия чело­ве­ка и при­ро­ды, про­цесс, отни­ма­ю­щий вре­мя и порою изну­ря­ю­щий мате­ри­аль­но!

Зна­ние при­об­ре­та­ет­ся не в про­цес­се раз­мыш­ле­ния с при­став­лен­ным ко лбу пер­стом, а в про­цес­се дей­ствий.

Берг­сон в «Твор­че­ской эво­лю­ции» писал:

«Живот­ное, при­нуж­ден­ное отыс­ки­вать себе пищу, раз­ви­ва­ло в себе актив­ность и, вслед­ствие это­го, все более широ­кое и точ­ное созна­ние».

Энгельс гово­рил о необ­хо­ди­мо­сти иметь сво­бод­ное вре­мя для раз­ви­тия духов­ной куль­ту­ры, имея в виду отно­си­тель­но позд­ний ее пери­од, т. же Буха­рин обер­нул это поло­же­ние на духов­ную куль­ту­ру в целом.

Вся беда его заклю­ча­ет­ся имен­но в том, что он бле­стя­щий сил­ло­гист, но пло­хой диа­лек­тик, при чем фор­маль­ную логи­ку он при­кры­ва­ет пла­щом диа­лек­ти­че­ской фра­зео­ло­гии. В резуль­та­те: диа­лек­ти­ка — свя­ты­ня, сил­ло­гизм — ору­жие прак­ти­ки; к пер­вой т. Буха­рин бла­го­го­вей­но при­кла­ды­ва­ет­ся, вто­рым — дей­ству­ет, опро­вер­га­ет, нис­про­вер­га­ет и т. п.

И этот сил­ло­ги­сти­че­ский склад ума при­во­дит т. Буха­ри­на в область бес­плод­ных ариф­ме­ти­че­ских выкла­док, типич­ней­шей из кото­рых несо­мнен­но явля­ет­ся его тео­рия о «рав­но­ве­си­ях» обще­ства.

Кому она нуж­на? Ору­жи­ем чего, в защи­ту чего она будет слу­жить?

Голая ариф­ме­ти­ка из отде­ла «про­пор­ции».

А меж­ду тем диа­лек­ти­ка каса­ет­ся вопро­са раз­ви­тия или выми­ра­ния обще­ства, изме­не­ния и пре­вра­ще­ния «мате­рии» и «духа», «бытия» и «созна­ния», и об этом пишет сам т. Буха­рин, рас­ска­зы­вая в сво­ем учеб­ни­ке о «коли­че­стве» и «каче­стве».

Но в чем рабо­чее зна­че­ние зна­ме­ни­той геге­лев­ской фор­му­лы о пере­хо­де каче­ства в коли­че­ство и обрат­но?

Судя по кни­ге т. Буха­ри­на, мож­но сме­ло кон­ста­ти­ро­вать факт, «при­ло­же­ния к мощам», а в даль­ней­шем — забве­ния.

А если бы т. Буха­рин пере­нес «коли­че­ствен­но-каче­ствен­ный» взгляд на исто­рию обще­ства, он не стал бы откры­вать Аме­ри­ку рав­но­ве­сий, а ска­зал бы, что если каче­ство над­стро­ек соот­вет­ству­ет каче­ству бази­са, то нали­цо рав­но­ве­сие обще­ства, что тако­во­го нет, если под над­строй­ка­ми дан­но­го каче­ства уже поко­ит­ся фун­да­мент ино­го каче­ства, что раз­ви­тие так же как и выми­ра­ние зави­сит имен­но от тако­во­го соот­вет­ствия качеств и коли­честв.

Даль­ше он отме­тил бы, что коли­че­ствен­ное изме­не­ние каче­ства над­стро­ек изме­ня­ет (не пре­вра­ща­ет!) базис в пре­де­лах дан­но­го каче­ства, что над­строй­ки, в свою оче­редь, под вли­я­ни­ем бази­са не толь­ко изме­ня­ют­ся в пре­де­лах сво­е­го каче­ства, но и пре­вра­ща­ют­ся в иное каче­ство.

Эта — диа­лек­ти­че­ская, а не ариф­ме­ти­че­ская — точ­ка зре­ния выве­ла бы т. Буха­ри­на из тупи­ка функ­ци­о­наль­ной зави­си­мо­сти.

Он не стал бы писать такие эклек­ти­че­ские фра­зы (стр 263):

«…непра­виль­но рас­суж­дать и с точ­ки зре­ния важ­но­сти «фак­то­ров»: эко­но­ми­ка, мол, важ­ный «фак­тор», а, ска­жем, поли­ти­ка или нау­ка фак­тор «неваж­ный»… Вопрос нелеп: «оба важ­нее»».

Т. Буха­рин без­на­деж­но в пле­ну у фор­маль­ной логи­ки.

И дей­стви­тель­но, что важ­нее: курок или ствол?

А не при­по­ми­на­ют­ся ли т. Буха­ри­ну тру­ды эсе­ров­ских «фило­со­фов» в роде Делев­ско­го, кото­рые отри­ца­ли при­чин­ность, заме­няя ее пре­сло­ву­той функ­ци­о­наль­ной зави­си­мо­стью, в таком при­бли­зи­тель­но духе: «Иван выстре­лил в Пет­ра. Петр умер. Поче­му он умер? В силу сово­куп­но­го дей­ствия ряда при­чин и усло­вий (твер­до пом­ню: «при­чин и усло­вий». (Кни­ги Делев­ско­го под рука­ми не имею. — В. С.); Иван нажал курок, сжа­тый газ вытес­нил пулю, тело чело­ве­че­ское обла­да­ет свой­ством про­пус­кать через себя более твер­дые и т. п. тела, нали­чие у Пет­ра слож­но­го орга­низ­ма, не тер­пя­ще­го зна­чи­тель­ных нару­ше­ний свя­зи его частей и т. д., и т. п. Вот поче­му умер Петр».

Что важ­нее? Оба важ­нее. А при­чин­ность где?

Или при­чин­ность — мета­фи­зи­ка, схо­ла­сти­ка; а не занять­ся ли нам про­стым опи­са­ни­ем ради аве­на­ри­усов­ской эко­но­мии мыш­ле­ния?

На стр. 265 до это­го т. Буха­рин и дого­ва­ри­ва­ет­ся:

«Этих при­ме­ров доста­точ­но, что­бы видеть основ­ной смысл раз­гра­ни­че­ния меж­ду обла­стью мате­ри­аль­но­го про­из­вод­ства и обла­стью идео­ло­ги­че­ско­го и вся­ко­го «над­стро­еч­но­го» тру­да: ибо соот­но­ше­ние меж­ду ними заклю­ча­ет­ся в том, что идео­ло­ги­че­ский труд, будучи про­из­вод­ной вели­чи­ной, в то же вре­мя явля­ет­ся регу­ли­ру­ю­щим нача­лом. По отно­ше­нию ко всей сово­куп­но­сти обще­ствен­ной жиз­ни раз­ни­ца коре­нит­ся в раз­ни­це функ­ций».

Но, т. Буха­рин, диа­лек­ти­ка не раз­ре­ша­ет вам без­на­ка­зан­но поль­зо­вать­ся таб­ли­цей умно­же­ния, ибо диа­лек­ти­ка хотя тоже логи­ка, но логи­ка дви­же­ния, ибо если вы буде­те в дви­же­нии, на прак­ти­ке помно­жать какое либо каче­ство X на 2, 3, 4, 5, то вы може­те быть уве­рен­ны­ми, что в резуль­та­те полу­чи­те после 2х, Зх, 4х, уже не 5х, а новое каче­ство (1) у, ибо, одним сло­вом, в жиз­ни два­жды два не все­гда четы­ре.

А раз так, то и вопрос о раз­ни­це функ­ций постав­лен не марк­сист­ски, не диа­лек­тич­но, так как нуж­но гово­рить не о раз­ни­це функ­ций, а об их раз­ли­чии (это уже не ариф­ме­ти­ка, не фор­маль­ная логи­ка), раз­ли­чия же быва­ют и коли­че­ствен­ные и каче­ствен­ные.

Прав­да, стра­ни­цей рань­ше т. Буха­рин пишет, что «все дело заклю­ча­ет­ся в раз­лич­ном харак­те­ре функ­ций».

Из тек­ста стр. 264 мож­но выве­сти заклю­че­ние, что т. Буха­рин обмол­вил­ся сло­вом «раз­ни­ца», по суще­ству же гово­ря, име­ет в виду «раз­ли­чие функ­ций»: Каж­дая над­строй­ка зани­ма­ет­ся сво­им делом. Но в таком слу­чае изло­же­ние т. Буха­ри­на при­во­дит нас к не марк­сист­ско­му выво­ду, что над­строй­ки любов­но ужи­ва­ют­ся друг с дру­гом и с бази­сом, что про­ти­во­ре­чий меж­ду ними нет. В извест­ной доле это так, но мир раз­ви­ва­ет­ся диа­лек­ти­че­ски, на место соот­вет­ствия при­хо­дит несо­от­вет­ствие, на место свя­зи раз­рыв. Вста­ет вопрос: в слу­чае несо­от­вет­ствия, раз­ры­ва, кто кого одо­ле­ет, базис или над­строй­ка? Сле­до­ва­тель­но, дол­жен быть постав­лен вопрос о раз­ли­чии в коли­че­ствен­ном и каче­ствен­ном отно­ше­ни­ях, чего т. Буха­рин не сде­лал.

Это — уже каче­ствен­ная оцен­ка, а не толь­ко коли­че­ствен­ная. Но я уже гово­рил, что отдель­ные фра­зы т. Буха­ри­на часто не сто­ят ни в какой свя­зи меж­ду собою, что у него нет миро­воз­зре­ния, а есть раз­го­во­ры о послед­нем. Осо­бен­но это дает себя знать в раз­го­во­рах о диа­лек­ти­ке и в буха­рин­ском мето­де объ­яс­не­ния обще­ствен­ных явле­ний.

Насколь­ко диа­лек­ти­ка чуж­да т. Буха­ри­ну, вид­но из сле­ду­ю­щих заме­ча­тель­ных его слов: «…при всех вза­и­мо­дей­стви­ях, пере­пле­та­ю­щих­ся явле­ни­ях и т. д., оста­ет­ся неиз­мен­ным одно: в каж­дый дан­ный (Выде­ле­ние наше. — В. С.) момент внут­рен­нее стро­е­ние обще­ства опре­де­ля­ет­ся соот­но­ше­ни­ем это­го обще­ства с внеш­ней при­ро­дой, т. е. состо­я­ни­ем обще­ствен­ных мате­ри­аль­ных про­из­во­ди­тель­ных сил; изме­не­ние же фор­мы опре­де­ля­ет­ся дви­же­ни­ем про­из­во­ди­тель­ных сил».

Так уби­ва­ет т. Буха­рин тео­рию вза­и­мо­дей­ствия, водво­ряя на ее место «боже­ствен­ную уста­нов­лен­ную гар­мо­нию». И дей­стви­тель­но, если внут­рен­нее стро­е­ние обще­ства опре­де­ля­ет­ся тех­ни­кой в каж­дый дан­ный момент, то отку­да может взять­ся несо­от­вет­ствие эко­но­ми­ки тех­ни­ке?

С тео­ри­ей вза­и­мо­дей­ствия мож­но бороть­ся и бороть­ся побе­до­нос­но толь­ко воору­жив­шись диа­лек­ти­кой с ее «каче­ство — коли­че­ством». А в таком слу­чае нуж­но забыть эклек­ти­че­ский вздор о раз­ни­цах функ­ций, пере­стать игно­ри­ро­вать вопрос при­чин­но­сти и… «что важ­нее?»

Когда нас спра­ши­ва­ют, что важ­нее — базис или над­строй­ки, мы не име­ем ника­ких осно­ва­ний утвер­ждать, что вопрос этот вздо­рен, мы не име­ем пра­ва отво­дить его ссыл­кой в духе т. Буха­ри­на (стр. 53):

«…нигде нико­гда не быва­ет, что­бы дети были стар­ше роди­те­лей. “Дух” появил­ся позд­нее, поэто­му ему при­хо­дит­ся быть ребен­ком, а вовсе не роди­те­лем, в кото­ро­го его про­из­во­дят не в меру рети­вые почи­та­те­ли все­го “духов­но­го”».

Упро­щен­ный чита­тель опро­ща­ю­ще­му т. Буха­ри­ну может, ведь, воз­ра­зить, что быва­ет «вели­ка Федо­ра да дура», «мал золот­ник, да дорог».

А я сно­ва ука­жу т. Буха­ри­ну, что к «каче­ству-коли­че­ству» нуж­но было не при­кла­ды­вать­ся, а ими воору­жить­ся.

Ведь вопрос о «воз­расте» мате­рии и духа, бази­са и над­стро­ек име­ет чисто гене­ти­че­ское зна­че­ние, но не раз­ре­ша­ет дру­го­го вопро­са над­строй­ка уже роди­лась и ста­ла дей­ство­вать на базис; в каких пре­де­лах?

На стр. 266 т. Буха­рин отве­ча­ет: «в общих рам­ках, дан­ных соот­но­ше­ни­ем меж­ду обще­ством и при­ро­дой».

Почти вер­но, т. Буха­рин! Иди­те даль­ше, но пред­ва­ри­тель­но рас­про­сти­тесь с фор­маль­ной логи­кой и про­тя­ни­те руку диа­лек­ти­ке не в каче­стве салон­но­го джентль­ме­на, а бой­ца, како­вым вы в дей­стви­тель­но­сти и явля­е­тесь.

Тогда вы отве­ти­те, что базис важ­нее над­строй­ки и не толь­ко пото­му, что пер­вый — папа­ша, а вто­рая — дочур­ка, но еще и пото­му, что над­строй­ка изме­ня­ет­ся каче­ствен­но толь­ко под воз дей­стви­ем бази­са, а базис пре­вра­ща­ет­ся в новое каче­ство неза­ви­си­мо от над­строй­ки; что над­строй­ка дей­ству­ет на базис, изме­няя толь­ко коли­че­ство базис­но­го каче­ства, тогда как базис и изме­ня­ет над­строй­ку коли­че­ствен­но и пре­вра­ща­ет ее в новое каче­ство.

При такой поста­нов­ке вопро­са мы высво­бож­да­ем себя из пут толь­ко коли­че­ствен­ных оце­нок, мы пере­ста­ем быть эво­лю­ци­о­ни­ста­ми в духе «мало-по-малу» «посте­пен­но», «неза­мет­но», а ста­но­вим­ся диа­лек­ти­ка­ми, т. е. сто­рон­ни­ка­ми син­те­зи­ро­ван­но­го мето­да эво­лю­ци­он­но-рево­лю­ци­он­но­го. А в таком слу­чае зако­ны фор­маль­ной логи­ки для нас ста­но­вят­ся обя­за­тель­ны­ми толь­ко в узких рам­ках посте­пен­ной эво­лю­ции дан­но­го каче­ства и теря­ют силу, когда эта посте­пен­ность обо­рва­лась («ска­чок»).

Весь учеб­ник т. Буха­ри­на про­ник­нут духом сил­ло­гиз­ма.

Отсю­да ряд гру­бей­ших оши­бок. Отсю­да и исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм, как марк­сист­ская социо­ло­гия. И дей­стви­тель­но, если все в мире раз­ви­ва­ет­ся толь­ко в пре­де­лах дан­но­го раз навсе­гда каче­ства, то поче­му бы и не появить­ся социо­ло­гии, изу­ча­ю­щей это каче­ство в целом?

Поче­му бы не ста­вить на раз­ре­ше­ние таких вопро­сов:

От чего зави­сит раз­ви­тие обще­ства или его гибель? В каком отно­ше­нии друг к дру­гу нахо­дят­ся хозяй­ство, пра­во, нау­ка, рели­гия, нрав­ствен­ность и т. д.? Чем объ­яс­ня­ет­ся раз­ви­тие пере­чис­лен­ных рядов обще­ствен­ных» явле­ний? (см. Буха­ри­на стр. 12).

Но вот, если каче­ство через коли­че­ствен­ные изме­не­ния пре­вра­ща­ет­ся в новое каче­ство, то отве­тов будет столь­ко, сколь­ко обще­ство пере­жи­ло качеств, а пото­му и социо­ло­гия пре­вра­ща­ет­ся в ряд социо­ло­гий.

Но тогда и исто­ри­че­ско­го мате­ри­а­лиз­ма, как нау­ки, быть не может, а появ­ля­ют­ся исто­ри­че­ские мате­ри­а­лиз­мы? — спро­сит чита­тель.

Не так страш­но, това­ри­щи, и даже совсем не страш­но.

Исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм не зани­ма­ет­ся раз­ре­ше­ни­ем таких схо­ла­сти­че­ских вопро­сов, как выис­ки­ва­ние опре­де­лен­но­го соот­но­ше­ния меж­ду хозяй­ством, пра­вом, нау­кой, и т. д., обще­го всем обще­ствам всех вре­мен и любых про­странств.

Исто­ри­че­ский мате­ри­а­лизм явля­ет­ся тем же диа­лек­ти­че­ским мате­ри­а­лиз­мом в при­ло­же­нии к обще­ству, а пото­му его инте­ре­су­ют вопро­сы общие для всех вре­мен и про­странств толь­ко в пре­де­лах вза­и­мо­от­но­ше­ния Мате­рии и Духа, Субъ­ек­та и Объ­ек­та и в пре­де­лах харак­те­ра дви­же­ния, т. е. Эво­лю­ции и Рево­лю­ции, Каче­ства и Коли­че­ства.

А все осталь­ное — не обще, а част­но: одни зако­ны для клас­со­во­го обще­ства (одно каче­ство), дру­гие — для ком­му­ни­сти­че­ско­го (дру­гое каче­ство); одни — для фео­даль­но­го, дру­гие — для капи­та­ли­сти­че­ско­го и т. д.

Может быть т. Буха­ри­на вве­ли в заблуж­де­ние социо­ло­ги­че­ские рабо­ты Марк­са? Одна­ко, эти рабо­ты, посколь­ку они напо­ми­на­ют социо­ло­ги­че­ские про­из­ве­де­ния, каса­ют­ся общих зако­нов толь­ко опре­де­лен­но­го обще­ства, а не обще­ства «вооб­ще».

Даже «Ком­му­ни­сти­че­ский Мани­фест» явля­ет­ся, если угод­но, социо­ло­ги­че­ским про­из­ве­де­ни­ем, но гово­рит он о социо­ло­гии клас­со­во­го обще­ства. Да и т. Буха­рин, не созна­вая того, сби­ва­ет­ся на тако­вую, посвя­щая 43 стра­ни­цы, заклю­чи­тель­ную гла­ву VIII, «клас­сам и клас­со­вой борь­бе». Вооб­ще, вопрос о социо­ло­гии, как осо­бой нау­ке, не малень­кий вопрос и уже во вся­ком слу­чае дис­кус­си­он­ный.

А меж­ду тем т. Буха­рин в сво­ем «учеб­ни­ке» отде­лы­ва­ет­ся от него дву­мя стра­нич­ка­ми и лег­ко­вес­ной моти­ви­ров­кой, даже не рас­ска­зав сво­им «уче­ни­кам» исто­рию «социо­ло­гии», как нау­ки, и исто­рию пре­сло­ву­той «исто­рии» (тоже нау­ка?), с кото­рой он опе­ри­ру­ет все­рьез, но будем наде­ять­ся не надол­го.

Так нель­зя писать учеб­ни­ки, а редак­ци­ям сле­до­ва­ло бы кри­ти­че­ски отно­сить­ся к тру­дам даже таких заслу­жен­ных тео­ре­ти­ков, как т. Буха­рин, посколь­ку редак­ция име­ет дело с учеб­ни­ком.

Сло­во не пти­ца, выле­тит не пой­ма­ешь.

Сло­ва т. Буха­ри­на выле­те­ли и, боюсь, очень ско­ро вле­тят в моз­ги чита­те­лей и совьют там проч­ные гнез­дыш­ки.

В дан­ный момент боль­ше, чем когда-либо, нуж­но уси­лить про­па­ган­ду мате­ри­а­лиз­ма и диа­лек­ти­ки, так как команд­ные высо­ты пока заня­ты иде­а­ли­ста­ми эклек­ти­ка­ми и упро­сти­те­ля­ми даже в наших про­ле­тар­ских выс­ших шко­лах. За полит. эк. Бог­да­но­ва това­ри­щи потя­ну­лись к эмпи­рио­мо­низ­мам и к «живым опы­там», Кунов-сте­па­нов­щи­на (та же бог­да­нов­щи­на) в плос­ко­сти рели­ги­оз­ных вопро­сов заня­ла пре­зи­дент­ский пост, «есте­ствен­ни­ки даже из марк­си­стов все еще бре­дут под зна­ме­нем «при­ро­да скач­ков не дела­ет», шуля­ти­ков­щи­на сви­ла гнез­до в «марк­сист­ской» кри­ти­ке музы­ки (см. пре­сло­ву­то­го Угло­ва), вслед за еди­ной орга­ни­за­ци­он­ной нау­кой Бог­да­но­ва на аван­сце­ну выплыл ее двой­ник — социо­ло­гия т. Буха­ри­на. Нуж­но снять этот вред­ный налет.


Примечания

[1] Буха­рин «Исто­ри­че­ский Мате­ри­а­лизм» пре­ди­сло­вие.

[2] Неяс­ность име­ет­ся и в «Осн. вопр.» Пле­ха­но­ва стр. 42.

[3] Пре­ди­сло­вие в «Вве­де­нию в фило­со­фию» Л. Дебо­ри­на.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll to top